ОДНОЙ СТРОКОЙ

Жук-типограф доедает заповедные ели. Ему способствует Лесной кодекс

Группа лесопатологов приехала в Приокско-террасный заповедник, чтобы изучить состояние хвойных деревьев и разработать рекомендации по сокращению последствий деятельности жука-типографа. Исследования еще ведутся, но оценки ученых не утешительны. По сути, спасать ельник на природоохранной территории уже поздно. Теперь нужно решить, что делать с большим количеством высохших деревьев, которые в случае пожара вспыхнут как спички.


– Получается, что ситуация патовая, – отмечает зам. начальника Московского отдела ФБУ «Российский центр защиты леса» Виктор Рябинков. – С одной стороны, на территории заповедника ничего делать нельзя. С другой – бездействовать, дожидаясь пожара, тоже невозможно. По всем правилам там нужно проводить санитарные рубки, что в заповеднике запрещено. ельника как такового  здесь немного и он либо погиб, либо уже заражен короедом и погибнет в ближайшее время. Со временем популяция ели здесь восстановится, если заповедник останется на этом же месте. Главное сейчас – не допустить горения сухостоя. Иначе спасать будет нечего.
А вот появившиеся слухи о том, что типограф, доев ели, переключился на сосны, лесопатолог опроверг, объяснив, что потомства в таком случае жуки практически не оставляют. Однако короед на соснах действительно был обнаружен, просто он относится к другому виду – большой сосновый лубоед.
– Он не настолько опасен, как типограф, – говорит Виктор Рябинков. – В литературе не описаны катастрофические вспышки численности лубоедов. Ели оказались под угрозой потому, что они очень зависимы  от наличия воды. Во время засухи, имевшей место в 2010 году, деревья были ослаблены и стали лёгкой добычей для типографа. Сосны не столь нежны, а потому лубоеду будет не так комфортно. Впрочем, здесь очень много старых деревьев – это лакомый кусочек для паразита, там ему есть где развернуться. Может ли он представлять опасность – пока сказать трудно. У нас пока слишком мало информации. Факторы, благоприятствующие размножению вредителей, продолжают действовать.  Это, например, жаркое лето, благодаря которому жук успевает до 4 раз оставить потомство. Тогда как в более прохладных условиях он сделать это успеет не больше двух раз. Еще один удачный для насекомых фактор – Лесной кодекс, принятый в 2006 году. Так получилось, что после его принятия своевременная борьба с короедом стала практически невозможна. Во-первых, само решение о санитарной вырубке принимается очень долго, а во-вторых, работы должны вестись в соответствии с законом о государственных закупках. Это слишком долго, – сокрушается ученый. – Санитарную вырубку нужно проводить, пока насекомые не успели как следует развиться. Раньше решение принималось в течение двух недель и сразу же исполнялось. Сейчас же могут пройти месяцы и даже несколько лет, прежде чем работа начнется. В итоге очаг, который можно было подавить в течение нескольких недель, начинает разрастаться в геометрической прогрессии.
Если даже в обычном лесу бороться с короедом проблематично, то что делать с заповедником, где разрешение на рубку не получишь даже с запозданием? Как уберечь охранную территорию, полную сухостоя, от пожаров, не повлияв при этом на местную флору и фауну? Ответы на эти вопросы и попытаются дать сотрудники Российского  центра защиты леса. Закончить исследования на охранной территории они планируют в четверг, после этого ученые приступят к разработке рекомендаций.  

Евгений КРАСНОВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*