ОДНОЙ СТРОКОЙ

Всю войну в окопах

В преддверии Великого юбилея Победы директора и инженеры управляющей организации «Ремонтник» обходят адреса ветеранов, участников Великой Отечественной войны и узников концлагерей. Цель пока одна: выяснить, нужна ли уважаемым пожилым людям какая-либо помощь в ремонте их квартир или сантехники. Поздравлять всех с праздником будут позже, а пока оказывают помощь тем, кто в ней нуждается.  Исполнительный директор ООО «Ремонтик – 6» Валентина Малахова и заместитель директора ООО «Ремонтник» по связям с общественностью  Ирина Тимофеева познакомили нашего корреспондента с легендарной женщиной, военным врачом 14 штурмовой инженерно-саперной бригады Серафимой Алексеевной Макаренко. Серафиме Алексеевне обновят стены и потолки на кухне и в ванной. От других услуг ветеран наотрез отказывается, мол, не надо ничего, и этого хватит, спасибо большое. 2015 год для этой заслуженной женщины  выдался дважды юбилейным – летом подполковник медслужбы в отставке С.А.Макаренко отметит свой столетний юбилей.

«А Вы в прошлый раз косыночку забыли, вот она» – суетливо и радостно встретила Валентину Малахову милая, совсем уж сухонькая, но бодрая и улыбчивая бабуля в нарядном домашнем платье и с аккуратной, кокетливой прической. Когда увидела, что исполнительный директор не одна, так и вовсе засуетилась, то помогая раздеться и запрещая снимать обувь, то отбегая в сияющую чистотой кухоньку, – ставить чайник, столик передвигать, то снова возвращаясь к гостям, то вновь убегая, – срочно поместить цветы в воду. Веселое замешательство с раздеванием и разговорами длилось минут десять, потом мы расположились в солнечной кухне – смотреть фотографии. За действом лениво и независимо наблюдала соседская кошка. Она у Серафимы Андреевны как в детском саду: утром приходит ровно в 7.45, угощается печеночным паштетом и укладывается спать. Гостит до вечера, пока хозяйка не вернется.  Одинокой женщине не так скучно, все какое-то развлечение. Серафима Андреевна до сих пор крахмалит постельное белье и салфетки, сама за собой ухаживает, но вот на улицу  ходить уже слишком трудно, а кошка – какое-никакое развлечение. С какими-то сложными домашними делами и магазинами бабушке помогают соседи – добрые друзья. В целом же она старается все делать сама, говорит, движение – жизнь.
Но вернемся к просмотру фотографий. Тут Серафима Алексеевна  – бравый капитан с серьезным взглядом, тут – милая девушка в летящем платье и шляпке, тут – уже в мирное время, в 1967 году, на передовице молдавской газеты… Особая гордость ветерана – 13 благодарностей от Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. По этим выцветшим от времени, бережно хранящимся листочкам формата А4 можно географию изучать – от Курской дуги до стран Европы. Война для Серафимы Алексеевны началась прямо со студенческой скамьи, не успели даже все экзамены сдать во 2-ом мединституте, как отправили прямиком на передовую. Советские войска тогда отступали, она вместе с ними, пешком – от Харькова до Сталинграда. Она была военным врачом, в подчинении семеро санинструкторов и фельдшер. Первые ее помощники все погибли во время отхода войск, молодой доктор уцелела. Те времена женщина вспоминать не очень хотела. Говорила скупо. А вот когда перешла к переломному моменту войны и наступлению, то заметно оживилась.
Четыре года девушка провела в окопах, на самой передовой. Бойцы зачастую устраивали ей временный госпиталь прямо в земле, «комнаты отдыха» тоже – род войск очень специфичный, хотя и самый многочисленный  из всех частей специального назначения Второй мировой войны. Советские штурмовые инженерно-саперные бригады (ШИСБ) считались резервом Верховного Главнокомандующего. Красная Армия во время  наступлений столкнулась с проблемой больших потерь при взятии немецких укрепленных районов и во время уличных боев. В то же время немцы славились своими укреплениями, они грамотно располагали ДОТы, так, что те прикрывали друг друга. За ними обычно наличествовали противотанковые орудия, а подходы густо минировались. В городах же каждый подвал мог стать неприступным фортом. Потому усилий пехоты было явно недостаточно, возникла необходимость в саперно-штурмовых группах, особо обученных и вооруженных. Новому спецназу нужны были не только  технически грамотные специалисты, но и очень выносливые, сильные.
Как описывают военные историки, во-первых, боец-штурмовик нес на себе груз в несколько раз больший, чем простой пехотинец. На него был надет стальной нагрудник, защищавший от мелких осколков и  пуль, за плечами  висел увесистый мешок с «набором взрывника». В подсумках находился увеличенный боекомплект гранат, а также бутылок с «коктейлем Молотова», которые метали в амбразуры или оконные проемы. А с конца 1943 года в их распоряжение поступили ранцевые огнеметы. Помимо традиционных автоматов (ППШ и ППС), штурмовые подразделения под завязку вооружались ручными пулеметами и противотанковыми ружьями – последние использовались как крупнокалиберные винтовки для подавления огневых точек. Бой обычно начинался внезапно, иногда даже без артподготовки и без всяких криков «Ура!». Через заранее сделанные проходы в минных полях тихо проходили отряды пулеметчиков и автоматчиков, которые отрезали немецкие ДОТы от поддержки пехоты. С вражеским бункером разбирались взрывники или огнеметчики. Даже самые мощные укрепления выводились из строя с помощью заложенного в вентиляционное отверстие заряда. Там, где путь преграждала решетка, поступали остроумно и сердито: выливали внутрь несколько канистр керосина и бросали спичку. В городских условиях бойцы ШИСБр отличались умением появиться внезапно с самой неожиданной для немцев стороны. Они буквально проходили сквозь стены, прокладывая себе путь тротилом. Например, немцы превратили в ДОТ подвал дома. Наши бойцы заходили сзади или сбоку, взрывали стенку подвала (или пол первого этажа) и тут же выпускали туда струи из огнеметов.
И тем не менее, как рассказывает Серафима Алексеевна, потери были огромные.
– Немецкие позиции часто активно прикрывались артиллерийским огнем, если его не подавить, бойцы ШИСБр оказывались почти бессильны. Что они против немецких снарядов? А если немцы отбивались танками, то и вовсе туго приходилось ребятам. Лишь при одной попытке форсировать Днепр наше подразделение за два часа потеряло 600 молодых парней, переправа не удалась, пришлось спускаться ниже километров на 30. Осенью 1943 года при форсировании Днепра инженерные войска применили новинку – подводные мосты. Мост строился таким образом, что его проезжая часть была ниже поверхности воды на 30-40см. Мост с воздуха не наблюдался. Несмотря на трудность наведения подобного типа переправ, новинка себя оправдала. Ни один из таких мостов не был разрушен ни авиацией, ни артиллерией противника. (Задача бойцов ШИСБР еще и форсирование рек, связанных с немедленным штурмом обороны противника на противоположном берегу. За час-полтора частями бригады наводился 9–14-тонный наплавной мост длиной 80–100 метров, за сутки строился низководный мост такой же длины, на специализированных  лодках за один рейс при форсировании водной преграды можно было переправить штурмовые группы численностью до стрелковой роты).
Самое страшное было при Сталинграде, на Курской дуге. Бомбежки не прекращались вообще. На свист пуль и вообще привыкли внимание не обращать. Ужасное  было месиво. Но я прошла войну без единой царапины. Помню случай, везла раненого начальника штаба в тыл, в  госпиталь. Разорвался снаряд, офицеру челюсть снесло, а меня даже не зацепило. А один раз во время обстрела, когда в Молдавии форсировали реку, спряталась за шкаф. Он от попадания разлетелся на кусочки, шапку мою разорвало в клочья, а я – цела. Ангел хранитель меня вел, Казанская Божия матерь сохранила живой и невредимой. Бои под Сталинградом не забуду никогда. Мясорубка была. А как воевали ребята! Бывало, предлагаешь написать заключение о необходимости реабилитации, чтоб домой полечиться отправить, отдохнуть хоть дней десять, так нет! Отказываются наотрез, чуть-чуть получше становится, и они снова на передовой, в санчасти не удержать.
Говоря о значимости войск, в которых довелось служить Серафиме Алексеевне, можно привести статистику военных лет: еще при подходе немцев летом 1942 года к Сталинграду инженерные войска возвели 1200 километров оборонительных рубежей. Особое значение в степных условиях приобрела задача водоснабжения, которую решили рота полевого водоснабжения и три гидротехнические роты. Вот пример действий ШИСБр в составе 64 армии:  в полосе обороны саперы установили 140 тыс. мин, 80 фугасов, подорвали 19 мостов. На минных полях 64-й армии противник потерял за месяц 65 танков.
Особую роль сыграли инженерные войска при подготовке обороны на Курской дуге. Замысел сражения состоял в том, чтобы упорной стратегической обороной измотать немецкие войска, нанести им большие потери и перейти в контрнаступление. Инженерные войска готовили  оборонительные рубежи.  С апреля по июль было подготовлено восемь оборонительных полос на глубину 250-300 км. Протяженность отрытых траншей и ходов сообщения достигала 8 километров на километр фронта. Было построено, отремонтировано 250 мостов общей длиной 6,5 км и 3000 км дорог. Только в полосе обороны Центрального фронта (300км.) было установлено 237 тысячи противотанковых, 162 тысяч противопехотных мин, 146 объектных мин, 63 радиофугаса, 305 километров проволочных заграждений.
За подвиги и воинский труд во славу Родины в годы Великой Отечественной войны 100 тысяч воинов инженерных войск награждено орденами и медалями, 655 из них присвоено звание Героя Советского Союза, 294 стали полными кавалерами ордена Славы. В годы войны 196 инженерных соединений, частей и подразделений удостоены звания гвардейских. Многим из них присвоены почетные наименования, отражавшие славный боевой путь Советских Вооруженных Сил.
Серафима Алексеевна Макаренко – Кавалер Орденов Славы и Великой Отечественной войны. Имеет благодарности Верховного Главнокомандующего за ликвидацию июльского наступления на Орловско-Курском направлении, за овладение Будапештом и форсирование Дуная, за прорыв обороны немцев  в горах западнее Будапешта и разгром группы войск в районе Естергома, за участие в уничтожении крупного опорного пункта немцев на среднем течении Южного Буга и ряд других подвигов. Соединению же было присвоено наименование Александрийское (за овладение городом Александрия), присвоены ордена Суворова и «Красного знамени».
Война для капитана Макаренко закончилась в Праге. Известию о Победе Серафима Алексеевна сначала даже не поверила, пока командование не довело до сведения личного состава официально. После окончания войны инженерные войска широко привлекались к разминированию местности, обезвреживанию громадного количества неразорвавшихся снарядов и бомб, восстановлению мостов, дорог, железнодорожного транспорта, расчистке русел судоходных рек, обеспечению населенных пунктов и промпредприятий электроэнергией и водой. А Серафима Алексеевна оказалась в Молдавии, при поликлинике МВД. Через 20 лет она уволилась в запас в звании подполковника медслужбы. Но свой медицинский трудовой путь она закончила лишь в возрасте 92 лет. Вот такие люди красят наш город.

P.S. Расспрашивать Серафиму Алексеевну хотелось бесконечно долго, но заметив, что пожилая женщина  изрядно утомлена нашими вопросами, пришлось быстренько и с сожалением  прощаться. Хотя выглядела она довольной, долго благодарила за эту малую толику внимания, а провожая,  еще и заботливо натянула мне на голову капюшон, мол, «ветрено, простынешь, дочка». Косметический ремонт орденоносцу, Ветерану ВОВ сделают быстро и качественно. А потом руководство ООО «Ремонтник» наведается к Серафиме Алексеевне, чтобы еще раз поблагодарить за ратный подвиг и служение Родине, служение людям.

Светлана МУСАТОВА                  

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*