ОДНОЙ СТРОКОЙ

В конструкторском строю

«Михаил Павлович - лучшее наше приобретение за последние 20 лет. То, что он после конструкторского бюро пришел к нам, считаю огромной удачей. На нем весь наш технологический парк. Это конструктор с большой буквы! Мастер, каких мало...» - такими словами охарактеризовал юбиляра  генеральный директор  НИИ НМ Владимир Шавкин.


Трудовая биография Телегина впечатляет. 1948 год… Михаил Павлович, будучи подростком, пришел на радиотехнический завод из деревни, учиться на токаря.  Подростку военных лет  работа показалась легкой: всего 8 (!) часов у станка. Миша был счастлив: хорошее общежитие, работа интересная. Разряд получил быстро – способный потому что. Там же, при заводе, отучился в закрытом техникуме. На третьем курсе получил уже 5-й разряд. И тогда же перешел в конструкторское бюро. Затем была армия, а после – и надолго, практически на всю жизнь, – конструкторское бюро на Калужской. ЦПКТБ — это название серпуховичи плохо сегодня помнят.  А зря…  Каких только разработок оттуда не выходило! Именно под авторством Михаила Павловича. Он сам не помнит, сколько патентованных и непатентованных изобретений на его счету. За патентами никогда не гонялся, просто работал и всё. В ЦПКТБ был пройден путь от инженера-конструктора до главного конструктора. Телегин всю жизнь проектировал машины для текстильной промышленности. А придумав и собрав то или иное оборудование, выезжал на завод, воплощать в жизнь. Объездил всю Россию.
Из целого ряда работ больше всего юбиляру вспоминается проект, растянувшийся на три года. Надо было спроектировать  машину для производства пожарных шлангов. Его оборудование сделало настоящую революцию в пожарной службе.
Все мы знаем, что напорные пожарные рукава — это неотъемлемая часть противопожарной системы. Они традиционно используются для подачи воды и пенообразователей непосредственно к очагу возгорания, без пожарных рукавов невозможно представить эффективную работу пожарной команды. Лет тридцать назад при тушении пожаров использовались льняные шланги. Они  были очень неудобны в применении. Тяжелые сами по себе, становились неподъемными, когда намокали, намокнув – неделю сохли. Ученые придумали более практичные рукава в виде капронового чехла, покрытого изнутри латексной пленкой. Вот чтобы запустить их в производство и понадобилось сконструировать установку. Задачу поручили Телегину. Вместе с коллегами по цеху машину делали буквально методом проб и ошибок. За основу взяли круглоткацкий станок. А когда придумали, оказалось, что лишь один советский завод в Петрозаводске может изготовить огромный, более 4 метров диаметром, барабан, на который накручивались в процессе изготовления рукава. Заказали. Завод справился, но поставил условие: разработочка (читай: лавры и прибыль тоже) останется у нас. Было обидно просто так вот отдавать свое детище, но ничего не оставалось делать. Очень уж хотелось посмотреть на плоды трехлетнего труда в работе. Патент  конструктору был не так важен, как результат. Сегодня мало кому такое в голову придет. А вот Телегину с друзьями пришло. Придуманная ими установка до сих пор работает на специально отстроенном заводе в Усолье-Сибирском.
Этот эпизод – лишь один из многих в жизни Михаила Павловича, но он красочно демонстрирует профессионала с большой буквы. В 60 лет Телегин ушел на заслуженный отдых, и тут судьба свела его с Виктором Красавиным. Виктор Сергеевич отвечал за производство в НИИ нетканых материалов. Как он признался, такой шанс упускать было нельзя. Ведь Телегин не только конструктор. Он все свои идеи, изложенные на кульмане, у станка претворяет в жизнь. Адаптировать иностранную установку к нуждам института – пожалуйста. Выточить деталь для советского станка – ради Бога! Начертит и сделает.
— С 1995 года Михаил Павлович работал токарем эксплуатационно-технического отдела, — рассказывает заместитель директора НИИ нетканых материалов Виктор Красавин. —  Все эти годы он умело использует накопленный жизненный опыт, конструкторские знания и навыки, обеспечивая безотказную и безаварийную работу технологического оборудования института. При его непосредственном участии проведены работы по реконструкции и модернизации нашего оборудования. Это позволило не только повысить качество, но и увеличить объем выпускаемой нами продукции. Михаил Павлович ведущий специалист при монтаже, наладке и освоении нового оборудования. Благодаря его высокому профессионализму, точному инженерному расчету, конструкторским навыкам и природной смекалке мы можем выполнять сложнейшие технические работы без привлечения сторонних специалистов, силами института. За свой труд он награжден медалями «За трудовую доблесть», «За добросовестный труд», «Ветеран труда». 
 Михаилу Павловичу — 80, а задору позавидует и молодой.
— Я просто работаю с 10 лет, — говорит он. — В 1937 году репрессировали отца, нас осталось шестеро детей от года до 16 лет. Да еще война… Матери нужно было помогать — и в поле работать, и по хозяйству управляться. После работы от зари до зари мне завод показался раем. Конструкторство оказалось любовью всей моей жизни. Осознавать, что созидаешь, что нужен, – это очень приятно. Еще более приятно видеть результат работы. Зарплата конструктора невелика, но мы всегда ведь работали больше за интерес, чем за деньги. В институте буду работать до тех пор, пока могу у кульмана стоять. На пенсию, хоть супруга и ворчит, не собираюсь. Ведь у меня все время было что-то новое. Работаешь и руками, и головой, что-то придумываешь, совершенствуешь, изучаешь чертежи, вносишь изменения, обучаешь молодых ребят… Разве может такое надоесть?

Светлана Седова

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*