ОДНОЙ СТРОКОЙ

Уникальное место: от гражданской войны до наших дней

95 лет исполнилось Серпуховскому историко-художественному  музею. Знаменательное событие не осталось без внимания любителей искусства, коллег и чиновников разных уровней. Это и не удивительно, ведь серпуховский музей – один из крупнейших в Подмосковье, а обширная коллекция способна поразить самого привередливого посетителя.

Наследие Мерлина

Фонды серпуховского музея насчитывают более 40 тысяч единиц хранения. Среди них – уникальное собрание памятников русского, западноевропейского и восточного искусства XV-XX вв. Здесь, например, можно увидеть оригиналы работ Васнецова, Айвазовского, Шишкина, Саврасова, Поленова  и многих других знаменитых отечественных художников. А заодно и сравнить мастерство русских живописцев с представителями фламандской, голландской, итальянской, французской и других школ Западной Европы.
Кроме того, экспозицию дополняют памятники скульптуры, мебели, керамики и стекла. Да и само здание, возведенное в 1896 г. по проекту известного московского архитектора Романа Клейна, – настоящее произведение искусства.
До революции и особняк, и большая часть картин принадлежали Анне Мараевой – успешной промышленнице и меценатке. Коллекцию из 377 живописных и графических полотен Анна Васильевна приобрела у Юрия Мерлина — представителя старинного русского дворянского рода. Интересы собирателя были обширны: предметом их в течение почти 25 лет являлись старинная и современная живопись, оружие, гравюры, памятники прикладного искусства. Привыкший жить на «широкую ногу» Мерлин в итоге разорился и распродал коллекцию. Зачем картины понадобились Анне Мараевой, ясно не до конца: произведения западноевропейской культуры были для купчихи достаточно чуждыми. Поэтому в поместье она их размещать не стала: стены особняка в Заборье украшали пейзажи и натюрморты – всё остальное хранилось в кладовых загородного дома в Данках.
Возможно, Анна Васильевна посчитала, что покупка коллекции станет неплохим вложением денег. Существует также версия, что в качестве довеска к картинам Юрий Мерлин помог Мараевой выиграть судебные тяжбы с двоюродным братом покойного мужа, который претендовал на наследство.

Рожденный во время раскола

95 лет назад в разгар Гражданской войны было принято решение об учреждении музея. В это страшное время, когда огромную страну буквально лихорадило от непрекращающихся боев, здание с уникальной коллекцией не просто уцелело, но даже сыграло некоторую роль в истории страны. Этой теме посвящена отдельная экспозиция, открытая к юбилею музея.
—  Дом был сразу национализирован и перешел в управление фабрично-заводского комитета в конце 1917-го, — рассказывает заведующая художественно-методическим отделом  Марьяна Пантелеева. – Мараевым оставили здесь несколько комнат и относились к ним достаточно уважительно. Членами комитета были рабочие с фабрик Анны Васильевны, которые, как ни парадоксально, ненависти к былым хозяевам не испытывали. Кроме того, большинство из них были прихожанами старообрядческого храма, построенного Мараевыми. Состояние людских умов тогда буквально разрывалось из-за подобных противоречий. Нам, конечно, трудно представить, как это было, но мы этот раскол как раз и попытались показать в нашей экспозиции.
Возможно, благодаря уважению рабочих к семье Мараевых поместье избежало участи иных подобных сооружений – оно не было разграблено. Здесь по-прежнему было электричество и телефонная связь. Именно поэтому особняк стал местом действия некоторых исторических событий. Так, именно здесь в 1918 году проживал и работал главнокомандующий всеми Вооружёнными силами РСФСР Иоаким Вацетис. Затем в Серпухове разместился полевой штаб Южного фронта. Офицеры работали в здании нынешнего хирургического стационара больницы имени Семашко. Тогда это был достроенный, но не введенный в эксплуатацию госпиталь. Некоторые члены полевого штаба разместились в бывшем доме фабрикантов Мараевых. В течение трех месяцев жил здесь и член реввоенсовета Иосиф Сталин.
— Нельзя с уверенностью сказать, что все было так, как мы представили, — говорит Марьяна Пантелеева. — Вы отлично знаете, что в сталинский период история подвергалась ревизионизму. А именно этот промежуток времени изменялся особенно сильно. До сих пор не рассекречены архивы, до сих пор мы ничего не знаем о судьбе многих политических и военных деятелей этого времени. Там, где присутствует фигура Кобы (партийная кличка Джугашвили), нужно ставить очень большой вопрос о достоверности сведений. Но предметы, атмосфера того времени сохранены. Точно так же висели бархатные шторы. Они упомянуты в воспоминаниях Бонч-Бруевича, который неоднократно бывал у Иоакима Вацетиса и видел всю эту «варварскую» купеческую роскошь.
Но не только знаменитым жильцам посвящена открывшаяся экспозиция. В то же время, когда особняк постепенно становился музеем, в стране происходили гораздо более значимые перемены, к которым, тем не менее, Серпухов имеет непосредственное отношение. Именно здесь в 1919 году формировались части и первой конной армии Семена Михайловича Буденного.  Чтобы бойцов не выкосил тиф, свирепствовавший в то время, в Серпухов приехали сестры милосердия из покровской общины. Для нужд армии были собраны все инструменты из домашнего госпиталя Мараевых и городского лазарета. Отсюда и берет свое начало крупнейшее лечебное учреждение Вооруженных сил современной России – клинический госпиталь имени П.В. Мандрыка. Этому историческому факту посвящены две витрины с различными предметами: костяными гребнями для вычесывания вшей, фарфоровым «судном» и даже хирургическими инструментами, которыми, возможно, Петр Васильевич Мандрыка пользовался лично для проведения операции.
Так в горниле войны создавались новые организации — большие и маленькие. Среди них оказался и Серпуховский уездный музей природоведения и искусства. Правда, первых посетителей он, если верить газете «Коммунист», увидел только 25 декабря 1920 года. К тому времени семью Мараевых уже окончательно выселили из особняка, чтобы освободить помещения для нужд нового общества. Экспозиция занимала 7 комнат верхнего этажа, а на первом расположился детский садик. К 1941 году музей стал краеведческим областного подчинения. И сразу  вынужден был закрыться: началась Великая Отечественная. Работники музея ушли на фронт, а коллекцию начали готовить к эвакуации. После окончания войны началась реставрация предметов, восстановление старых экспозиций. В 1956-м музей получил профиль историко-художественного, который сохранился и по сей день.

Время дарить подарки

Ко дню рождения музейщики подготовились основательно: для гостей провели не обычную экскурсию, а целую череду миниатюрных театрализованных представлений. Так, о картине «Витязь на распутье» рассказал богатырь в кольчуге, а  в зале с восточноевропейской живописью можно было посмотреть, при каких обстоятельствах продал Анне Мараевой свою коллекцию Юрий Мерлин. Посмотреть сценки и экспонаты, узнать о славной истории музея, а также посодействовать его развитию в день рождения пришло немало людей. В частности, в Серпухов приехала советник губернатора Московской области по культуре Нармин Ширалиева. Она зачитала поздравительный адрес от Андрея Воробьева и отметила, что, по её мнению, музей двигается в правильном направлении.
Очень приятный подарок поступил музею от  депутата Мособлдумы Михаила Леонтьева — сертификат на 1,1 миллиона рублей на покупку автотранспорта. Свою лепту внесли главы города и района. С поздравительными речами и небольшими презентами приехали в Серпухов и коллеги из других муниципальных образований.
— Это уникальное место, —  заявил член президиума Международного союза музеев Александр Рязанов. — Уникальная коллекция, уникальное здание, а главное – уникальные люди. Я давно знаком с местными сотрудниками и могу сказать, что они настоящие профессионалы и идеологи своего дела.

Евгений КРАСНОВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*