ОДНОЙ СТРОКОЙ

Стихия показала свой нрав

По самым примерным подсчетам, во время последних  ливней, сопровождавшихся как никогда сильными порывами ветра, по городу «завалило» почти сотню деревьев. За двадцатиминутный  вечерний ливень 27 мая только вдоль основной тропы в бору от Чернышевского до «Спартака» мы насчитали шесть сосен: от вековых до  сравнительно молодых, сантиметров 20 в диаметре, причем самая большая сосна легла поперек тропинки на углу инфекционной больницы. Счастье, что никто в этот момент там не шел: под махиной густющих веток человека бы и не увидели даже.  В парке им. Олега Степанова «завалило» порядка 30 стволов.  Повсеместно повалены тополя, про которые, кстати, кричали: не уродуйте обрезкой деревья!!! Обрезанные же устояли. После ветровалов  деревья перегораживали проезжую часть, тротуары, выходы из подъездов (как на Захаркина, 7, 5-й подъезд), даже несколько раз падали на машины. Редакции рассказали случай, когда в пятницу  семейная пара едва вынесла малыша из машины и отошла к подъезду, как прямо на крышу авто, причем на место, где находится кресло ребенка, завалилось дерево. Еще минута промедления – и случилась бы трагедия. Обошлось. Что происходит? Грозы и шквальные ветры были ведь и ранее, почему «деревьепад» обрушился на город за пару последних гроз? Редакция пыталась разобраться в этом вопросе по просьбам читателей.


– Если говорить о парке им. Олега Степанова, – комментирует начальник участка благоустройства и озеленения МУП «Комбинат благоустройства» Надежда Сидякина, – то тут самый основной фактор, на мой взгляд, тот, что деревья в нем были высажены в 50-х годах прошлого века. Парк, как таковой, должен поддерживаться в порядке, за ним нужно следить и старые деревья подвергать омоложению, то есть – обрезке. На моей памяти эти деревья никто не обрезал никогда, только время от времени удалялись сухостойные,  опасностоящие (сильно наклоненные). Причина  в том, что земля по кадастру не расписана на муниципалитет (это проблема всей современной России – отсутствие кадастрового учета). Поэтому в бюджет сложно заложить в достаточном количестве деньги на санитарную очистку. Та же картина с бором, который, по сути, остается бесхозен. 
– В бору в прошлом году выпиливали какие-то деревья, я сама видела, вывозили…
– Да. Почти в самом конце прошлого  года депутату Московской областной думы Михаилу Леонтьеву удалось провести деньги на бор из средств на наказы избирателей.  Выделено было порядка 500 тысяч рублей.  Сто сосен, самых-самых аварийных (мы вывезли 71 тонну древесины) мы смогли убрать. Вам покажется мало? А Вы посчитайте, ствол диаметром в полметра спилить, распилить, загрузить, вывезти и разгрузить….От трех до пяти тысяч рублей такая работа стоит.  А если применять вышку и дерево очень высокое, как недавно спиленный тополь в парке им. Олега Степанова, – то и до 7 тысяч рублей выйти может.
Еще сложный пример: по адресу Водников, 18, сразу три дерева упали, переплетясь, на провода. Пришлось при распилке краном поддерживать, очень сложно было аккуратно все сделать, ничего вокруг не повредив. Дороги и тротуары мы освободили, но работы предстоит еще очень много. В Комсомольском парке мы убрали пока чуть больше 40%, в сквере на Володарского деревья есть. Вывозим по 6 машин ежедневно.
Это хорошо еще, что городская казна начала закладывать деньги на благоустройство. В планах прошлого года валки деревьев было около 400 кубических метров, в этом году примерно столько же. Ветровал основной фонд и выберет. А ведь остаются еще деревья, которые подлежат плановой валке по результатам обследования.
– Так в чем же причина падения такого количества вроде бы здоровых деревьев?
– Сложно сказать, тут необходимо комплексное обследование, впору кому-нибудь кандидатскую защищать. Ясени у нас высохли в зной 2010 года, видели же – снизу вроде листва свежая пробивается, а верхушка голая. Еще живы деревья, может, и вытянут после обрезки сухих верхушек. Каштаны в прошлом году болели, в этом году вроде бы ничего. У Промзоны ели высохли – тоже неясна причина. Массовые падения могут быть вызваны еще и тем, что много земляных работ проводят. Основные, удерживающие корни обрезаны, а дерево живет за счет корней впитывающих. Корневая система ослаблена, вот  в конце концов падают. Много деревьев упало в Заборье.   Повторюсь, без комплексного обследования учеными сложно сказать причины. Отмечу одно: деревья, подвергшиеся санитарной обрезке и омоложению, почти не падали.
«Изуродовали деревья!» «Нет – обрезке!» «Оставьте наши тополя в покое!» «Как же так можно! Ни веточки не осталось, обрубки одни!» – такими тирадами разражались наши читатели поздней зимой и ранней осенью. Им вторили и средства массовой информации.
Омолаживающая обрезка — зло или благо? Минувшей весной такая обрезка тоже наделала много шума. Эти работы в нашем городе по большей части производит МУП «Комбинат благоустройства»
 – Мы в своей работе руководствуемся  нормами Госстроя РФ, согласно которым существует три вида обрезки деревьев: санитарная (когда у дерева обрезают только сухие ветки), формовочная (при которой формуют крону) и омолаживающая,  – рассказывает Надежда Сидякина. – Никто тополя не уничтожает.  Мы проводим в основном как раз омолаживающую обрезку. Ее требует возраст и состояние деревьев. Хорошо переносят обрезку липа, вяз, тополь, ива, яблоня, граб, бук, клен ясенелистный, ясень пушистый, акация белая, ель обыкновенная, туя западная, можжевельник, осина и др.; плохо – береза, лещина, ясень обыкновенный, лиственница, каштан конский, рябина обыкновенная, черемуха, клен обыкновенный, катальпа, сосна, пихта.
В то, что деревья, от которых остаются голые стволы, смогут «помолодеть», горожанам верится с трудом. Однако  обрезка нужна, и после нее, вопреки мрачным прогнозам,  тополя будут жить. Пример тому  – двор на Подольской, 113. Там ярко видна граница между обрезанными деревьями и теми, которые остались в прежнем виде, потому что жители не дали нашим сотрудникам работать.
– Как узнать, нужна дереву омолаживающая обрезка или нет?
– Это определяется по нескольким признакам. Первый – возраст. Физиологическая старость у тополя  наступает в  45 – 50 лет. В городе из-за антропогенной нагрузки эти сроки сдвигаются в меньшую сторону. Вообще же лиственные деревья в среднем живут 80 – 100 лет. Когда дерево становится старым, важно понять, что ни выборочная обрезка сухих веток, ни формирование кроны здесь не помогут. Помимо этого, существуют такие параметры, как санитарное состояние дерева и наличие угрозы для жителей. Большинство деревьев в Серпухове высажены в 50-60 годах прошлого века. 
– Еще по каким причинам производится обрезка?
 – Угроза проводам и необходимость обезопасить людей от энергоаварий.  При ветре дерево может упасть на провода. Еще одна причина – кроны закрывают дорожные знаки.
– Жалко, что при обрезке мы спасительной тени лишаемся…
– Не совсем так. Заметная зелень появится уже через год, а «пушистость» – еще через пару лет. Зато не будет опасности, что ломкий тополь свалится на головы гуляющих во дворе детей. Так что, эту работу нужно продолжать и дальше.

Светлана МУСАТОВА

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*