ОДНОЙ СТРОКОЙ

Серпуховский «Голос»

13 февраля на первом канале вышел первый выпуск программы «Голос. Дети 2». Телезрители со всех регионов страны увидели, как на сцену вышла очаровательная девочка, как зал встретил ее гулом и аплодисментами и как стихли все звуки, когда она начала петь. В своих креслах замерли даже наставники: Максим Фадеев, Пелагея и Дима Билан. Уже на первых секундах стало понятно, что опытные музыканты не упустят такой талант. Первым не выдержал Дима Билан – нажатием кнопки он развернул свое кресло к маленькой участнице. Вскоре к нему присоединилась и Пелагея. Последние такты музыки, и взрыв оваций в зале.


 — Как тебя зовут, прекрасная мисс улыбка,- спросила девочку Пелагея.
 – Я Даша Шаврина, мне одиннадцать лет, и я приехала к вам из города Серпухов, — ответила маленькая звездочка.
 Спустя несколько дней  после выхода телепередачи Даша и ее мама Ирина Анатольевна рассказали, как они попали в «Голос».
— Как-то случайно получилось, — почти извиняющимся тоном говорит Даша. – Просто я очень люблю петь, вроде получалось хорошо и родители отдали меня учиться к  Михайловой Вере Александровне, в студию «Созвучие» дворца культуры «Исток». Там я училась академическому вокалу и продолжаю заниматься.

— Но вокалом занимаются многие, как ты решилась попробоваться туда – на телевидение?
— Мы летом записали в студии две песни – одна песня группы «Ария» «Поле битвы», а вторая песня Андрэа  Бочелли «Time to say goodbye ». Нам в этом помогла Виктория Щербакова. И когда услышала, что набирают детей на проект «Голос», просто отправили туда записи, ни на что особенно не рассчитывая.   
— Выступаем мы немного, — пояснила Ирина Анатольевна.  – Наша руководительница считает, что надо много работать, а выступать – это потом. И что конкурсы иногда нехорошее дело делают. Часто выигрываешь – нехорошо, когда часто проигрываешь – тем более, это всё влияет на психику ребёнка. А ведь главное – это мастерство. Главное – иметь хорошую базу и основу. Но мы просто поняли, что Даша поет постоянно, везде: дома, когда куда-то идет, в школе за партой, в поездке…  
— Мы просто решили проверить свои силы – как люди оценят моё творчество, — добавляет Даша. — Посоветуют, может, что-нибудь. Это все, чего мы хотели, так получилось, что на кастинг в Останкино пригласили, потом – на слепое прослушивание…
— А потом и его прошли, — дополняет мама. – Мы вообще не ожидали этого! Подали заявку – и подали. Многие слишком усердно к этому вопросу отнеслись, продюсеры говорили, что им телефон оборвали. Было около 10 тысяч заявок со всей страны и ближнего Зарубежья!  И когда нас пригласили в Останкино, мы сначала даже не поняли, как так вышло. Мы сидели дома, я кричу: «Ой, Даша, нам письмо пришло!»
— Мама так волновалась, даже закричала, — вспоминает юная певица. – Я её спрашиваю: «Мы что, на «Голос» поедем?..». Была очень рада, что меня хорошо оценили, значит я неплохо пою.

— А страшно не было? Все-таки большая ответственность.
— Для нас это было что-то вроде большого праздника, — говорит Ирина Анатольевна. – Без проблем, правда, не обошлось. Накануне Даша заболела ангиной, и, чтобы успеть поправиться даже согласилась на уколы, которых, по правде сказать, боится. Мы успели выздороветь, и Даша поехала на «кастинги» очень воодушевленная.
— Я всю ночь не спала, но не от волнения, а от восторга, представляла себе, как это будет. Мама переживала гораздо больше. Вообще не понимаю детей, которые в ожидании охрипли от волнения. Для меня это было просто ярким приключением.
— Нас почти сразу отделили от детей и я стояла, слушала других родителей, — вспоминает Ирина Анатольевна. —  Некоторые участники были уже очень известные, которые показали себя на «Новой волне», на детском «Евровидении». Их привели профессиональные продюсеры. Опытные люди, которые занимаются созданием звезд. И я рядом с ними не знаю, что и делать, только думаю, с какими соперниками придется бороться Даше.

— Как проходил кастинг?
— Сначала меня несколько раз сфотографировали, чтобы узнать, как я буду смотреться на экране. Потом нас отвели к психологу. Там мы рассказывали интересные моменты из своей жизни, что любим, чем увлекаемся помимо пения. Ведь в этом конкурсе все очень хорошо поют! А продюсеры искали харизматичных детей, с какой-то изюминкой, которые были бы необычными, на которых было бы приятно смотреть зрителю. Потом нас отвели в комнату, где мы с преподавателем пели по одному разу свою песню, которую планировали исполнить перед продюсером, нам давали советы. На сцену выходили по 5 человек. Я всё-таки не послушалась и спела не так, как сказали, а так, как считаю нужным, — смущенно рассмеялась Даша.
— Это осмелиться ещё надо…
— Многим давали времени на пение совсем немного. Мне разрешили спеть две песни примерно по половине  — воодушевились как-то. Расспрашивали много о чем… Я выбежала, когда мама сказала: «Ну, все хорошо прошло!» — и мы радостно поехали домой. Хохотали всю дорогу, я рассказывала про кастинг, вспоминали всякие случаи из жизни, например, что с нашей учительницей пения мы нашли в супермаркете, и многое другое. Результатов нам тогда еще не сказали, да и не волновали нас они. Мы просто радовались, что в жизни было такое яркое приключение. Потом мне звонит мама и говорит, что нас приглашают на слепое прослушивание – первый этап телевизионной программы. У меня урок в это время был, самостоятельная работа. Я как закричу «Ура» — все сразу поняли, что это значит, – они уже в курсе были, что я ездила на кастинги. Урок оказался сорван.

— Как готовились к этому этапу?
— В этот же день нам прислали 80 песен – 40 на русском, 40 на иностранных языках. Надо было выбрать ту, которую можно исполнить на прослушивании. На следующий день нас пригласили в фонограф, надо было выбрать 3 песни. Передо мной двум мальчикам дали песню Газманова «Гравитация». И они плакали, бегали, искали слова. В общем, обстановка была нервная, и мне мама сказала: не волнуйся, если и тебе дадут Газманова, мы со всем справимся и все выучим. Когда подошла моя очередь, члены комиссии заулыбались: «Это же девочка, которая «Арию» пела». Мне было так приятно, что они из стольких детей запомнили, что я пела. Они мне сказали, что все эти песни для меня легкие и попросили еще раз исполнить то, что я пела в Останкино. Я им спела песню «Melodramma» Андрэа Бочелли и ее утвердили. Понимаете, те 80композиций, которые были в списке, – это произведения, которые был готов сыграть оркестр. Так как мне оставили мою песню, оркестру пришлось только ради меня подготовить партитуру и все отыграть за 2 дня.
— Это очень важно, петь то, в чём ты силен, — уточняет мама. – К каждому ребенку был индивидуальный подход, в каждом они были заинтересованы.

— Как проходило само прослушивание, которое мы потом по телевизору смотрели?
— Мы очень ждали списков, — рассказывает Ирина Шаврина. — Было три съемочных дня. В первый день поставили 50 человек с прошлого года. Когда наставники набрали себе команды, эти мальчики и девочки остались не прослушанными – их в этом году снимали в первую очередь. Поэтому очень важно было оказаться в первых рядах среди новичков. Иначе большой шанс, что просто не дойдет очередь – оставят на следующий год. Потом сказали, что списков не будет и каждому назначат день и время съемок. Я почему-то была уверена, что мы окажемся в «хвосте». «Ну и ладно, — целый год будет подготовиться», — прокомментировал папа. И вдруг, нам сообщают, что мы первые в списках второго дня.
— Я тогда сказала, что мне дают возможность показать все, на что способна, — комментирует маленькая вокалистка.

— Результат твоего выступления мы все видели по телевизору. Расскажи, что ты чувствовала, находясь там и выступая перед наставниками?
— Мы с мамой определились, что перед выступлением нельзя распыляться на других участников, нужно оградить себя от всех, собраться. Когда много разговариваешь, можешь «заразиться» волнением от других, и это приведет к тому, что не очень хорошо споешь. В итоге мы сидели в уголке, и я читала «Му-Му» Тургенева – его нам задали по школьной программе. Мне почему-то было абсолютно не страшно. Некоторые не просто волновались, а прямо боялись: «Если я не пройду, то все, значит, я плохо пою, и жизнь не удалась». Меня аниматоры, которые там работали с детьми, успешно отвлекли от каких-то волнений. Я просто вышла на сцену и спела для людей. Это не было каким-то испытанием, наоборот, очень радостным и приятным событием. Публика там очень внимательная, очень поддерживает тебя, это сильно помогает. Что происходило дальше – трудно описать. Когда ко мне сначала повернулся первый из наставников – это был Дима Билан, это было невероятно: радость, восторг, понимание, что я в проекте… Нет, я не могу объяснить, что чувствовала. Когда меня выбрала еще и Пелагея – это просто оказалось далеко  за пределом моих самых смелых мечтаний. Представляете, меня выбрали два наставника, и теперь уже мне нужно определиться, с кем из них быть. Это, кстати, было очень сложно. Гораздо проще, если бы развернулся кто-то один. Ведь абсолютно не можешь предположить, с кем тебе лучше будет учиться. Такой вариант развития событий мы с мамой просто не обсуждали, он нам в голову не приходил. Так получилось, что мне нужно было самой принимать решение и делать это быстро. Трудно сказать, почему я выбрала Пелагею. Наверное, решила, что с ней мне будет комфортнее.

— А в этот момент страшно не было?
— Да, поздно уже было бояться. Раз уж не было страха, когда поднималась на сцену, то тут уже ничего страшного вообще не было. Ну, задают вопросы, чего тут такого? Кроме того они так дружелюбно говорили, так внимательно слушали… Мне было очень комфортно на сцене.
— Каково это вдруг понять, что тебя видели по всей стране? В одночасье стать известной?
— Это очень приятно. Мне пришло, наверное, больше тысячи сообщений  в соцсетях. Я их даже до сих пор все прочитать не успела.  Так много приятных слов, так радостно, что мое творчество нравится людям.
Сейчас Даша усиленно готовится к новому этапу телепроекта «Голос. Дети 2» под руководством Пелагеи. Давайте пожелаем ей успеха!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*