ОДНОЙ СТРОКОЙ

Об упрямых учителях и неученых ученых

При росте числа людей с учеными степенями, непосредственно наукой заниматься стало вдвое меньше человек, чем 20 лет назад. Такое мнение высказал заместитель руководителя аппарата Комитета по науке и наукоемким технологиям Государственной думы РФ Анатолий Тодосийчук на научно-практической конференции, которая состоялась 23 апреля в Серпухове.


В среду на территории филиала военной академии имени Петра Великого состоялась IV всероссийская научно-практическая конференция «Современное непрерывное образование и инновационное развитие». Одной из центральных тем этого форума стали результаты федеральной экспериментальной площадки, в которую вошел ряд научных и образовательных учреждений Серпухова под предводительством Института инженерной физики.  Обсудить этот и другие вопросы, которые стоят перед учеными и педагогами, приехало около 300 участников из Москвы, Тамбова, Дубны, Дмитрова, Королёва и других городов.
— Конференция очень интересная и актуальная, — сообщил главный научный сотрудник Центра стратегии развития образования и организационно-методической поддержки программ ФГАУ «ФИРО» Анатолий Глазунов. – Люди здесь представляют совершенно разные проблемы, разные точки зрения на их актуальность и разные варианты их решения. Есть здесь представители Государственной думы, Российской академии образования и других организаций.
Человеку непосвященному трудно даже представить, насколько широк спектр вопросов в сфере образования, которые требуют незамедлительного решения. Некоторые доклады, например, приводили к достаточно неожиданным выводам. К примеру, интересная дискуссия развернулась по поводу новых образовательных стандартов. Так,  заведующая Кафедрой начального образования ГБОУ ВПО «Академия социального управления» Рауза Мошнина считает, что один из первых шагов, который нужно сделать, – сломать стереотипное мышление педагогов.
— Важно уяснить, что новые ФГОСы кардинально отличаются от тех, что были раньше, — пояснила она. – В первую очередь теми результатами, которые должны быть достигнуты. Сейчас во главу угла ставится не то, сколько знаний получает ребенок, а то, как он умеет ими пользоваться. Поэтому от стандартных заданий следует отказаться – нужно формировать индивидуальный подход и стремиться, чтобы у детей накапливался позитивный опыт. Это значит, что с заданием должен справляться даже самый слабый ребенок. Тут мы и используем индивидуальный подход. Учитель, казалось бы, дает одно задание на всех,  но никто из учеников даже не догадывается, что у одних оно сложнее, а у других проще. Еще одно отличие в том, что раньше никогда не стандартизировались результаты воспитания. На сегодняшний день четко прописано, какими личностными качествами должен обладать школьник по окончании обучения. Это правильный и прогрессивный подход, осталось заставить учителей его применять.  Труднее всего в этом плане с предметниками. Когда мы с математиками говорим на тему  формирования социальной компетентности у учащихся, они мне отвечают буквально: «Щасс… у нас ЕГЭ, ГИА, а личностные качества пусть классный руководитель формирует».
Но не со школой единой у нас проблемы. И главная из них — научные кадры. По данным статистики, за последние 20 лет количество людей, поступающих в аспирантуру и  докторантуру, увеличилось почти втрое. Вот только наукой из них занимаются единицы.
— На самом деле всё не так радужно, как это кажется, — сообщил во время своего доклада заместитель руководителя аппарата Комитета по науке и наукоемким технологиям Государственной думы РФ Анатолий Тодосийчук. – При росте числа людей с учеными степенями, непосредственно наукой заниматься стало вдвое меньше человек, чем 20 лет назад. То есть те, кто защитил диссертации, работают по каким-то еще областям, а в исследовательской деятельности не замечены. В некоторых направлениях  это явление достигает очень серьезных масштабов. Например, по гуманитарным и общественным наукам доля защищенных кандидатских составляет 50,4% от общего количества. Наверное, у нас много исследователей в этих областях? Нет! По гуманитарным и общественным направлениям работает только 5,3% ученых, разница – почти на порядок. Где все те, кто защитил диссертации? Кроме того, качество работ наших исследователей падает. Об этом свидетельствует тот факт, что в зарубежных изданиях статьи российских ученых теперь печатают реже, и это при том, что общее количество публикаций наших исследователей растет.
Впрочем, повод для оптимизма все же имеется: помимо обозначения проблем докладчики приводили и  возможные варианты их решения. В обсуждении этих предложений приняли участие представители структур, напрямую влияющих на развитие современной науки и образования, поэтому есть неплохой шанс того, что эти идеи будут реализованы на практике. Единого мнения по ряду проблем сформировать все же не удалось, однако участники конференции сошлись во мнении, что необходимо в будущем году вновь собраться на подобной конференции и обсудить достигнутые за прошедший период результаты.

Евгений КРАСНОВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*