ОДНОЙ СТРОКОЙ

Профессиональный праздник стал семейным

День Ракетных войск стратегического назначения - праздник особого рода. Будучи профессиональным, для отдельных серпуховичей он стал поистине семейным праздником, потому как становление этого вида войск проходило красной линией через всю жизнь отца, сыновей и внуков.


Несмотря на то, что РВСН создались как вид войск только 17 декабря 1959 года, более века, а точнее 116,5 лет, посвятила службе в них семья Туркиных. По подсчетам старшего в семье офицера-ракетчика — Леонида Ивановича, 34 года испытаний, пусков и постановок на боевое дежурство ракет различного класса приходится на его долю. Ровно столько же посвятила службе мужа и отработала служащей ныне покойная супруга Туркина Нина Никандровна. По 21 и 26 лет отслужили офицерами в РВСН его сыновья — Михаил и Николай. Еще 1,5 года был ракетчиком внук. «РВСН стали для меня родными», — говорит полковник в запасе Леонид Иванович Туркин. И не только потому, что профессиональный праздник стал семейным. Главное то, что при его непосредственном участии зарождался стратегический щит страны…
Все началось с того, что выпускника Калининградского гвардейского миномётно-артиллерийского училища Леонида Туркина в конце декабря 1950 года направили в бригаду особого назначения Резерва Главного Верховного Командования, которым командовал Михаил Григорьевич Григорьев. Во время войны он был командиром минометной бригады «Катюш», а впоследствии станет замом главкома РВСН. Это была вторая ракетная часть, которая под большой завесой секретности формировалась в поволжских степях полигона Капустин Яр.
Туркин до сих пор вспоминает в мельчайших деталях, как прибыл в эту часть, обустраивал ее, обучал личный состав. Однако больше всего врезались в его память подробности пусков и испытаний ракет.
«Получилось так, что мы не вылезали из пусков ракет. То отстрел таблиц стрельбы (ракеты отстреливались для определения полетных характеристик), то пуски для приемки ракет (из партии, состоящей из 20 ракет, отстреливалась одна)», — говорит ветеран-ракетчик.
Первой его «любовью» стала ракета «Р-1». Это переделанная на русский лад немецкая ракета «Фау-2». Хотя, как вспоминает Туркин, ему пришлось осваивать азы ракетной науки на немецкой ракете, адаптируя внутреннюю кабельную сеть.
«В то время профессиональных ракетчиков не было, даже документации на русском языке не было. Мы были самоучками, занимались переводом с немецкого языка. Своими руками из деталей «Фау-2» создавали первые учебные классы по ракетным специальностям», — поясняет Леонид Иванович.
В начале своего становления как ракетчика Туркин на практике прошел школу двигателистов, затем — оператора по проверке электрооборудования. Несмотря на то, что испытательных пусков первой ракеты на полигоне было произведено 11 раз, боевым крещением для Леонида Ивановича стало 21 декабря 1952 года. Именно в день рождения Иосифа Сталина его бригада произвела первый пуск «Р-1» дальностью полета 270 км.
Развитие ракетной техники шло так интенсивно, что каждый год службы сулил нового «родственничка». В 1953 году им стала ракета «Р-2» с дальностью полета 600 км, а в 1954 году Туркин осваивал уже новое изделие — «Р-5» — способное нести термоядерный заряд на 1200 км. Испытаниями ракет приходилось заниматься круглые сутки, и на семью, которая появилась к тому времени, оставалось совсем мало времени…
В 1957 году американцы разместили свои ракеты в Турции, Италии и Англии. Ракетчикам пришел приказ — выдвигаться на границу западных рубежей. Бригады стали развертываться в дивизии, а количество ракетных батарей увеличилось в 4 раза.
В апреле 1958 года с ракетной техникой Туркин прибыл в Закарпатье. Боевые позиции находились в 5-6 километрах от венгерской границы. Руководство страны приняло решение провести первое учение всех ракетных войск, которые были рассредоточены вдоль западной границы СССР.
«По сигналу мы выдвигались на секретные позиции, оборудованные бетонированной плитой. Ракета — на тележке, пусковой стол — на установщике. По командам «Все к столу!», «Ракету к столу!» ставили стол, устанавливали на него вертикально ракету, заправляли кислородом и этиловым спиртом. На всё про всё уходило 4,5 часа», — вспоминает ветеран-ракетчик.
Хорошо обученный расчет под руководством начальника стартового отделения Л.И. Туркина одним из первых установил ракету в вертикальное положение. Вместо положенных 27 минут отделение управилось за 15.
После успешных учений эти наземные ракетные комплексы заступили на боевое дежурство.
В 1959 году капитан Туркин, имеющий к тому времени только среднее специальное образование, поступил в Ростовское высшее артиллерийское инженерное училище. Именно в этот год при маршале артиллерии М.И. Неделине ракетные войска были выделены из состава сухопутных войск в особый вид вооруженных сил — РВСН.
В 1964 году Леонид Иванович, получив диплом вуза, снова попал на полигон под руководство М.Г. Григорьева. Только в этот раз воинская часть была расположена на Севере, в Архангельской области.
Гонка вооружений продолжалась, у американцев появился новый комплекс «Минитмен». Нашим ответом должна была стать ракета Р-9А (8К75) с дальностью полета 12 тыс. км. Однако ее испытания с 1961 года протекали не всегда успешно.
«На этой ракете были сделаны доработки, и надо было их проверить, — объясняет Леонид Иванович. — Наш полк только сформировали, расчеты были плохо подготовлены, ими руководили промышленники. Порядка никакого, а тут еще отказал сигнализатор уровня горючего. Мы выскочили к ракете, устранили неисправность, возвращаемся… Вдруг меня взрывной волной свалило с ног, а затем клубами черного дыма заволокло весь старт… После взрыва ракету разметало в радиусе 2,5 км, а 20-тонный стартовый стол выбросило на 16 метров. Погиб инженер из фирмы Королева».
В 1965 году на полигоне Плесецк была сформирована новая испытательная часть, в которой главным инженером стал Леонид Иванович, а командиром — Ю.А. Яшин, который, так же как и Григорьев, впоследствии стал замом главкома РВСН.
Год напряженной работы по строительству пусковых шахт, командного пункта, прокладки линий связи дистанционного управления, монтажа и отладки оборудования завершился для Туркина успешным пуском межконтинентальной твердотопливной ракеты «РТ-2» 6 ноября 1966 года.
Параллельно он участвовал в испытании подвижного ракетного комплекса на базе танка Т-10. Ракета на гусеничном ходу была комбинированной: одна ступень жидкостная, а другая — твердотопливная. Из-за сложности работы двигателей во время испытаний сожгли две ракетные установки, однако впервые был опробован минометный старт, который в дальнейшем использовался в подвижных комплексах «Пионер» и «Тополь».
В 1969 году полковника Леонида Ивановича Туркина направили передавать свой бесценный опыт испытаний и эксплуатации ракетных комплексов в Серпуховское высшее военно-инженерное училище. Приказом главкома РВСН он был назначен старшим преподавателем кафедры эксплуатации ракетного вооружения. Много сил и энергии полковник Туркин вложил в оборудование учебной шахты для ракеты «РТ-2», восстановление и ввод в учебный процесс подвижного ракетного комплекса «Пионер». За 16 лет службы в военном вузе он подготовил более 2 тысяч профессиональных ракетчиков, которые пополнили боевые части РВСН. Его дипломник Борис Синенко даже дослужился до генерала.
Благодаря стараниям офицеров, которым, как и Л.И. Туркину, ракеты стали «родными», Серпухов известен на всю страну как лучший вуз РВСН, в котором готовят профессиональных офицеров-ракетчиков.

Марат БУЛАТОВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх