ОДНОЙ СТРОКОЙ

Попытка найти зиму

Любой отпуск хочется провести так, чтобы он запомнился. Не отлежать на диване заслуженную семидневку, а набрать пригоршню новых впечатлений - ровно столько, чтобы хватило до следующего отдыха. Уехать куда-нибудь и вернуться человеком чуть-чуть непохожим на того, который уезжал. Главное – найти правильное место. Направление мне подсказала так некстати застучавшая по подоконнику капель: нужно ехать на север - туда, где еще можно найти зиму.


Точка на карте нашлась будто сама собой: Ладожское озеро, залив Кирьявалахти (Пестрый). Здесь в 15 километрах от города Сортавала располагается Дом композиторов – бывшая дача финского хирурга Яскеляйнена. Это любимое место для творчества отечественных литераторов, артистов, певцов и ученых. Здесь творили композиторы Родион Щедрин, Геннадий Гладков, Василий Соловьев-Седой, поэты Николай Добронравов, Юрий Энтин, Александр Ширвиндт, Михаил Державин и многие другие. В 10 минутах от дома есть камень Рериха. Абсолютно непримечательный кусок скалы, известный тем, что с него очень любил рисовать знаменитый художник. Именно в этих местах родилась знаменитая песня «Карелия», ставшая неофициальным гимном прекрасного края. В 1963 году поэт Ким Рыжов вернулся с прогулки в Дом композиторов с новыми стихами, которые тут же зачитал собратьям по перу. Композитор Александр Колкер буквально вырвал листы с текстом из рук автора и закрылся с ними в ванной комнате на несколько часов. Вышел он оттуда уже с готовой мелодией, которую все мы не раз слышали из телевизоров и радиоприемников.
Летом Дом композиторов, как и прежде, служит своеобразной «Меккой» для творческих людей, а вот зимой помещения обычно пустуют. Но и в это время года сюда периодически заглядывают художники, чтобы запечатлеть суровую красоту местной природы. В компании таких интересных личностей я и оказался – люди из разных городов приехали сюда учиться рисовать акварелью и осваивать китайскую живопись «Гохуа» в рамках проекта «Art – каникулы. Карелия».
Замшелые камни, обрамляющие Ладожское озеро, – остатки вулкана, настолько древнего и разрушенного, что найти его жерло сейчас могут только специалисты. О прошлой высокой сейсмической активности этого  региона напоминают озёра, образовавшиеся в тектонических разломах, небольшие землетрясения, магнитудой до 3,5 балла, а также богатая коллекция минералов и полезных ископаемых. Неподалеку от Дома композиторов раньше даже располагался урановый рудник. Долгое время этот объект оставался засекреченным. Поэтому в заброшенную шахту с таинственно светящимися стенами периодически наведывались туристы, не подозревая, что опасную для здоровья дозу радиации можно «схватить» часа за полтора. Сейчас вход сюда замурован и «украшен» знаками опасности и предупреждающими надписями.
Зато доступен для посещения другой свидетель освоения человеком природных богатств – старые мраморные каменоломни около поселка Рускеала (Рыжее место). Именно отсюда был добыт материал для украшения дворцов и храмов Петербурга. Сейчас здесь находится природный парк невероятный по своей красоте. В старых выработках образовалось озеро, заполнившее рукотворные пещеры штолен. Огромные, в два человеческих роста, отполированные глыбы мрамора, полосатые, как слоеный пирог, до сих пор лежат возле карьера, прозванного Итальянским в честь страны производителя станков, которыми плиты отделялись от основной породы. В черно-белом царстве зимней Карелии каменный рисунок из синеватых и зеленоватых прожилок кажется особенно ярким.
Помимо природных памятников немало в этих местах и рукотворных достопримечательностей. Любопытно прогуляться по улицам райцентра Сортавала, в разные годы принадлежавшего Новгородскому, Московскому княжествам, Швеции, Финляндии, Российской империи, снова Финляндии, Советскому Союзу и, наконец, современной России. Такая история наложила свой отпечаток на облик города. Типичные «хрущевки» здесь соседствуют с произведениями известных финских архитекторов. Деревянных построек в центре сохранилось относительно немного – многие из них погибли во время пожара 1903 года, остальные серьезно пострадали и постепенно были снесены. Забавно, что с тех времен до нас в относительно неплохом состоянии дошло пожарное депо со смотровой вышкой – единственное здание, которое не было затронуто огнем. Освободившееся место было застроено красивыми каменными домами, в которых в основном разместились отделения банков – при финнах Сортавала была довольно мощным экономическим центром. Город серьезно пострадал от бомб советской авиации в 1940 году во время Зимней войны. Практически треть его пришлось отстраивать заново.  
Участок Карелии, окружающий Ладожское озеро, полон сюрпризов для любознательного человека. Когда-то густонаселенный район сейчас переживает не лучшие времена, так что совсем не трудно, свернув с основной дороги, обнаружить старый католический костел. Вздыбившийся от сырости пол и скамьи, занесенные снегом, пустые глазницы огромных окон и изъеденная коррозией крыша. Однако фреска на стене за алтарем, где-то потемневшая, где-то потрескавшаяся, все равно выглядит торжественно и величественно…
 Зимняя Карелия прекрасна. Забравшись на очередной пригорок, можно долго смотреть на заросшие соснами склоны, заснеженные поля над покрытыми льдом озерами, небольшие, разбросанные тут и там домики с уютно вьющимся над печными трубами дымком. Печалит только одно: местные жители, рассказывая о своем крае, постоянно говорят слово «бывший». Бывшая мебельная фабрика, где изготавливали наборный паркет и лыжи для всего Союза, бывшее рыбное хозяйство, обеспечивавшее рабочими местами 3000 человек, бывший гранитный карьер, из камня которого были сделаны атланты Нового Эрмитажа, бывший, бывшая, бывшее… На вопрос «а в настоящем-то что?» люди только печально махнут рукой и не отвечают.  Хочется верить, что этот регион пережил период своего упадка и скоро снова воспрянет, став центром промышленности, спортивной и культурной жизни, которым был в прошлом. Здесь есть современные общественные здания: спортивные комплексы, дома творчества и досуговые центры. Остается надеяться, что это лишь первые вестники перемен к лучшему для живущих здесь людей.  
Что касается поисков зимы, ради которых я и отправлялся в это путешествие, то они с треском провалились. Назойливая оттепель нагнала меня и в тысяче километров от дома, принеся низкие хмурые тучи и мокрый снег. Но даже этот досадный факт не помешал мне понять, что Карелия остается прекрасной и загадочной независимо от капризов погоды. Здесь обязательно нужно побывать, а, побывав, – вернуться снова.

Евгений КРАСНОВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх