ОДНОЙ СТРОКОЙ

На свидание к Чехову

В конце декабря в сквере на перекрестке улиц Ворошилова и Чехова появилась еще одна скульптура Ильи Дюкова - Дама с собачкой. Она продолжила серию уличных скульптур, разместившихся по осени в исторической части города, вблизи старинного здания городской типографии. Все местные газеты уже отметили эти культурные события как положительное, а у серпуховичей эти скверы стали излюбленным местом для фото на память. И не только у серпуховичей. Недавние новогодние праздники привлекли в наш город много туристов, которые тоже по достоинству оценили эти оригинальные скульптуры.

Правда, недавно одна боязливая серпуховичка призналась мне, что если раньше она возвращалась с работы через этот самый сквер около типографии, то теперь обходит его окольными путями. Ей всегда кажется, что там толпятся люди… Но это замечание, конечно, из области юмористических. Что же до серьезных возражений, то они тоже есть и в основном касаются Дамы с собачкой…
Замечание первое исходит от ревностных почитателей творчества Антона Павловича, которые очень хорошо помнят, где именно был написан рассказ. И потому считают, что место такому памятнику – исключительно на улицах Ялты. Замечание второе более прозаическое: уж слишком безлюдное место выбрала для своих прогулок наша бронзовая героиня, как бы чего не вышло… Замечания выслушаны, а теперь

Очень хочется возразить…
Во-первых, автор памятника все-таки обосновал его появление, по крайней мере, дату. Памятник в Серпухове появился в тот самый день, 23 декабря, когда в журнале «Русская мысль» в 1899 году впервые был опубликован рассказ «Дама с собачкой». Да, действие рассказа происходит в основном в Ялте и в Москве, но стоит ли так «по-буквоедски», подходить к установке памятников в тех или иных городах? К примеру, в далеком Хабаровске, где Антон Павлович вообще никогда не был и не написал там ни одного рассказа, решили тем не менее установить ему памятник, и все одобрили эту идею. А если продолжить эти абсурдные рассуждения «где написал — там и ставить», то в таком случае наш город может рассчитывать исключительно на памятник героям «Палаты №6», раз эта повесть была написана Антоном Павловичем в мелиховский период его жизни. Или на памятник доктору Дмитрию Ионовичу Старцеву, Ионычу, который обрастал жирком и терял интерес к жизни именно в нашем городе. Ну кто же с таким подходом согласится?!
Что же касается второго замечания, почему именно это, не совсем центральное место в городе, выбрала для своих прогулок со шпицем героиня чеховского рассказа, то и этому есть свое вполне убедительное объяснение. Потому что именно здесь когда-то стоял первый памятник писателю.
Да, да, да, в далекие шестидесятые, именно здесь, среди вечнозеленых туй, а не у «Банка Москвы», сидел Антон Павлович Чехов. Правда, сидел он не на скамейке, как сейчас, а на высоком постаменте. И сама его поза была гораздо академичней и строже: он сидел, подперев голову рукой и глядя куда-то в «прекрасное далеко». Автором этого памятника, который еще помнят старожилы, была Ангелина Николаевна Филиппова, а выполнен он был из простого бетона и потому на долгую жизнь просто не мог рассчитывать. Оригинальностью особой памятник тоже не отличался, поскольку был из разряда серийных. В соседнем городе Чехове и по сей день рядом с администрацией стоит памятник Антону Павловичу из этой же серии.
Но тем не менее тридцать лет бетонный памятник писателю все же простоял. А когда скульптура уже изрядно обветшала, был открыт общественный счет на возобновление памятника Чехову, а старую, уже аварийную скульптуру, специалисты предлагали демонтировать. Счет был открыт в апреле 1997 года, а утром 20 июня 1997 года статую нашли лежащей в обломках. Говорят, что мальчишки залезли на постамент для фотографирования и тем самым ускорили ее падение. Вспоминают еще, что выкрашена скульптура была в голубой цвет, и хотя в те далекие годы это слово еще не имело своего негативного значения, а обозначало только сам цвет и ничего более, тем не менее одна «продвинутая» московская журналистка, рассказывая о памятнике, выразила сочувствие писателю по поводу не совсем удачной окраски памятника… Но, что было, то было.

«Воскрешение» в бронзе
Оно случилось достаточно скоро. Уже через два года после исчезновения прежнего памятника, в 1999 году, к празднованию очередного Дня города, стараниями неравнодушных людей Антон Павлович не только «воскрес» в бронзе, но даже помолодел. Автором нового памятника стал столичный скульптор Заслуженный художник России Степан Владимирович Сагайко. В своей работе он попытался представить момент раздумий не столько Чехова — писателя, сколько Чехова — врача. Ведь Антон Павлович бывал в Серпухове чаще всего по делам общественным: либо приезжал на заседания земства или санитарного совета, либо с проверкой больниц и лечебниц, подробные отчеты по которым он готовил постоянно. И вот, устав после очередного такого совещания, он словно присел передохнуть перед дорогой в свое имение, да так и сидит без малого уже двадцать лет…
Сейчас обе скульптуры, писателя и его героини, волею судеб оказались рядом, по соседству, по разные стороны одного и того же перекрестка. И когда я проезжаю вечером мимо гуляющей с собачкой Анны Сергеевны, то мне всегда кажется, что она идет на свидание к Антону Павловичу… Вот сейчас подойдет к перекрестку, подождет, когда загорится на светофоре зеленый свет, да и перебежит на ту сторону…Возможно, даже присядет на краешек той самой скамейки рядом с писателем и скажет ему спасибо и за себя, и за всех нас. Впрочем, это уже из области мечтаний…
Я же, в свою очередь, хочу сказать спасибо сотрудникам Серпуховского музея Андрею Дмитриевичу Пилипенко и Вере Андреевне Дибровой за предоставленные фотографии и материалы.

 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх