ОДНОЙ СТРОКОЙ

МУПы заставляют работать в убыток

Пять директоров за 4 года сменил глава города Павел Залесов на предприятии МУП «Экотранспорт».

Уходили они по разным обстоятельствам. Первым при смене руководства города ушел молодой и перспективный Василий Жаворонков – не стал штурмовать силами МУПа полигон «РУБЕЖ», как было велено свыше и уехал руководить крупным коммунальным предприятием в городе областного значения. Второй – Алексей Солдатченков — был назначенцем Николая Адушева. Вместе они пытались установить контроль над «Рубежом», но не смогли. Долго он не проработал: в одночасье уволили спустя год. Злые языки поговаривали, что не оправдал доверия патрона и едва избежал уголовного дела. Солдатченкова на посту сменил Вадим Колбасенко. Он ушел через полтора года. 12 месяцев директором отработал и заместитель председателя Совета депутатов Игорь Потетенькин — в январе его уволили, причем аккурат во время больничного. Во всех подконтрольных администрации города СМИ не единожды прогремело: тайно, не предупредив главу, и с непонятным вражеским умыслом (супостат, враг народа этакой!) начал процедуру банкротства. Где здесь «собака порылась», могут рассказать сами «опальные» директора. Их-то мнение еще нигде не звучало. Первым в списке рассказчиков — Вадим Колбасенко, возглавлявший предприятие в 2012-2014 году.

Вадим Колбасенко:«Так работать было невозможно»

— Вадим Олегович, в каком состоянии было вверенное Вам предприятие на тот момент, когда, помнится, глава города привез Вас туда совершенно неожиданно для директора, прямо после совещания по благоустройству? Только что был на совещании и директор, а спустя полчаса – уже не директор? Почему так резко уволили прежнего руководителя?
— Ну, собственно глава меня не привозил, телевидения тоже не было, было только распоряжение о моем назначении, с ним я и пришел на работу в «Экотранспорт». Работу предшественника оценивать не стану, пусть глава дает оценку действиям своих назначенцев. Наверное, он поборолся немного с коррупцией в ЖКХ, только по-тихому, без скандалов в СМИ. Тогда пиар ему не был нужен. Я лишь кратко опишу картину, которую я доложил, ознакомившись с делами, в служебной записке, адресованной главе города. Прежде всего, меня поразил тот факт, что половина территории предприятия была фактически превращена в полигон для хранения отходов, скопилось их там порядка 7000 кубометров. Дело было вначале июня 2012 года, можете представить, как «ароматно» жилось жителям близлежащих домов. Кроме того, два бокса использовались для сбора макулатуры, а в бухгалтерском учете по этому вопросу была полная неразбериха.
— Вы выяснили, по какой причине мусор складировался на территории?
— Причина до банального проста: долги перед ООО «СкайВэй». В апреле-мае 2012 года образовалась задолженность полигону в размере 4 млн 200 тыс рублей. Естественно, полигон отказался принимать отходы. На 15 июня 2012 года дебиторская задолженность предприятия составляла 13 млн. 849 тыс. рублей, кредиторская – 6 млн. рублей, привлеченные кредиты достались мне в размере 11,5 млн. рублей. Хотя, надо признать, задолженностей по зарплате не было, но зато была задолженность по налогам за зарплату в размере 3,5 млн. руб.
— Какие еще факты содержала служебная записка главе?
— Мы установили, что списанная техника сдавалась в металлолом, но денег в бухгалтерию, как и в случае с макулатурой, не поступало. Средства же довольно большие: остаточная стоимость, к примеру, одного ЗИЛа, на который не было разрешения КУИ  на списание, составляла порядка 380 тыс. рублей. Общая сумма недостачи материальных средств составила 713 тыс. рублей. Прямой убыток от действий при попытке рейдерского захвата полигона «Рубеж» (всё оплачивал МУП) составил 1,9 млн. рублей.
Мусоровозы предприятие арендовало по непомерно высоким ценам, а в апреле 2012 года с разрешения КУИ администрации города  мусоровоз на базе КАМАЗа, стоимостью  1 млн. 400 рублей,  был продан за 780 тыс. рублей. Предприятие арендовало точно такой же мусоровоз без экипажа за 150 тыс. рублей в месяц. После анализа состояния урезанных дел пришлось сделать кадровые перестановки среди руководителей. Я пригласил на работу в качестве моего заместителя Игоря Потетенькина. Конечно же, это назначение было согласовано с главой города. Первые наши действия были направлены на оздоровление экономической составляющей работы предприятия и  логистику работы транспорта.
— Удалось выправить ситуацию?
— Не все, но кое-что сделать удалось. Прежде всего, избавились от дорогостоящей аренды. Ведь до смешного: один из двух арендованных мусоровозов принес за 7 месяцев 2012 года дохода на сумму 4 млн. 419 тыс. рублей, а затраты на него оказались… 4 млн 700 тыс. рублей. Прежнему руководству, может, и было выгодно, но никак не предприятию. Договоры аренды расторгли, уплотнили график работы оставшейся техники, подобрали другого Подрядчика на обслуживание того объема, который сами из-за недостатка техники обслуживать не могли. В 2012 и 2013 годах приобрели в лизинг четыре единицы техники для вывоза мусора, смогли отдать 4 млн. рублей долга МУП «СГЭС», привлеченные кредиты удалось снизить на 1,5 млн. рублей и рефинансировать под более низкую процентную ставку – 12%.
— Ну а дальше что?
— Дальше — помощи со стороны администрации мы не видели, даже наблюдательный совет был проведен один раз в 2013 году, а должно быть четыре. В июле 2013 года произошло слияние двух управляющих организаций — МУП «Жилищник» и МУП «Бытовик». Они платили за вывоз мусора 280 тыс. и 1 млн. 600 тыс. рублей в месяц соответственно. После объединения площадь их территорий меньше не стала, объемы ТБО не снизились, контейнерные площадки и мусорокамеры остались в прежнем количестве, однако, к нашему удивлению,  в «Экотранспорт» с объединённой компании  стало начисляться на 200 тыс. рублей меньше,  да еще и с территорий «Жилищник» мы получали плату не в полном объеме. Куда делись территории – не смогли объяснить (или не захотели) ни глава, ни директор РКЦ. Я и Игорь Потетенькин с этим вопросом ходили в октябре 2013 года на прием к главе, докладную написали, но сколько-нибудь внятный ответ не получили. Как следствие,  за 17 месяцев на 31 декабря 2014 года «Экотранспорт» получил убытков на 3,4 млн. рублей. Можно только гадать, куда ушли эти средства.
В дополнение ко всему в декабре 2013 года Комитет по управлению имуществом (а он является учредителем МУПов) немотивированно вывел из активов «Экотранспорта» имущества на 2 млн. 980 тыс. рублей. Кто разбирается в бухгалтерии, поймет, что произошло потом с балансом предприятия. Потери нам ничем не компенсировали. Еще. Мы начали работу над генеральной Схемой очистки города и правилами обращения с отходами, пригласили специализированную организацию для разработки этой схемы и правил применительно к Серпухову, заплатили им за работу, но так и не дождались утверждения.  Из-за многочисленных ошибок в данных, предоставляемых администрацией, документы Совет депутатов несколько раз отправлял на доработку. В итоге после очередной отправки на доработку администрация  их попросту похоронила в своих недрах. Сложилось впечатление, что чиновники не знают, сколько в городе предприятий, садов, школ и койко-мест в лечебных учреждениях.
Так работать было невозможно. Последнее, что  подтолкнуло меня к увольнению, так это то, что  администрация города своим волевым решением пыталась заставить МУПы заправлять  транспорт на заправках одного известного холдинга, где стоимость топлива была почти на  два рубля выше, чем на заправке, с которой у нас был заключен долгосрочный договор. С какой стати я должен его расторгать в убыток МУПу? Естественно, отказался. В итоге в начале  2014 года я просто уволился по собственному желанию.

Игорь потетенькин: «Ситуация стала сложной только по вине и из-за действий (бездействия) администрации»

Вадима Колбасенко сменил его заместитель, Игорь Потетенькин. Как он сказал, полагал, что «депутатский мандат позволит более эффективно отстаивать интересы предприятия, чем это получалось у коллеги». Наивный… Сейчас он судится с администрацией за незаконное увольнение. Напомним, уволен главой за якобы доведение предприятия до банкротства. Кто кого и куда довел – спросили у самого «героя» этой дурно пахнущей истории.
— Игорь Анатольевич, зачем Вы подали в суд заявление о признаках банкротства предприятия, да еще и без разрешения главы?
— Прежде всего, хочу пояснить: главе об этом я сообщил письменно, как требует закон. Он прекрасно знал о состоянии дел на предприятии, причем ситуация стала сложной только по вине и из-за действий (бездействия) администрации. Когда наступил момент сдачи бухгалтерской отчетности за 2014 год, стало  понятно, что из-за вывода активов с предприятия администрацией и уменьшения размера получаемых доходов, МУП «Экотранспорт» обладает признаками банкротства. Далее мне пришлось все делать так, как требует  закон «О банкротстве…» — банкротить или нет – решает только суд, а не руководитель.  Директор обязан  сделать заявление  в течение 30 дней —  за бездействие законом предусмотрена уголовная, а с 1 января 2015 года еще и субсидиарная ответственность. И что прикажете делать? Нести уголовную и субсидиарную ответственность? За что? За то, что ни мне, ни Колбасенко, если не помогали, так и нормально работать не дали? Мне надо было ожидать появления главы из отпуска и из-за этого самому идти под суд? Извините.
— Без банкротства никак?
— Есть один момент. В администрации, раздавая налево и направо гневно-обличающие интервью, как-то позабыли, что наличие признаков банкротства вовсе не влечет обязательную ликвидацию должника. Конкурсное производство, применяемое при ликвидации должника – юридического лица – это последняя стадия. Прежде  суд по закону обязан применить процедуру внешнего наблюдения – финансового оздоровления предприятия сроком до 1 года. При этом долги предприятия фиксируются и кредиторы в этот период не имеют права их требовать, соответвенно, за счет прибыли, которую получает «Экотранспорт», я бы смог залатать дыру, проделанную администрацией в активах и выровнять бухгалтерский баланс. Я сомневаюсь, что глава города об этом не знает. У меня не было намерения ликвидировать предприятие, я хотел его спасти единственным в сложившихся условиях законным способом.  
— Зачем тогда устроили такой шум?
— Это я могу лишь предполагать. Кто громче всех кричит на рынке «Держи вора»? Правильно?  Изрядная шумиха выгодна власти. Рассказы о вредителях, внутренних и внешних врагах напоминает 1937-й год, цель понятна — оправдать свою непригодность, свалить все на каких-то врагов, мол, «мы хорошие, не такие, как все, а вот они нам не дали сделать, а если бы их не было, мы бы так развернулись….». Еще одной из причин может быть мое несогласие голосовать на заседаниях Советов депутатов так, как хочется главе. А может, дело еще и в том, что… Посчитайте, сколько постановлений о продаже и передаче КУИ земельных участков опубликовали в декабре на официальном сайте администрации? Ваши коллеги в одном из изданий подсчитали, что их суммарная стоимость миллионов 700. И я склонен им верить. Мне кажется, что столь шумный скандал — это классическая операция прикрытия, просто отвлечение внимания общественности от манипуляций с землей, которые произошли в преддверии того, как полномочия распоряжаться ею перешли в Московскую область. Впрочем, это мое субъективное мнение.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*