ОДНОЙ СТРОКОЙ

Маргелов выступил в Гортеатре

«Дядя Вася» - так с любовью говорят все российские десантники о Василии Маргелове, Герое Советского Союза, легендарном советском военачальнике. Его сын, Герой России Александр Маргелов, посетил собрание серпуховского отделения «Боевого братства», которое проходило в Гортеатре 17 декабря.


Выход этого человека на сцену сопровождался настоящими овациями — так приветствовали серпуховские и протвинские ветераны локальных войн сына Василия Маргелова — десантника №1, человека, благодаря которому наши воздушно-десантные войска считаются элитой российской армии. Александр Маргелов выступил с воспоминаниями о своем великом отце и презентовал свою книгу «Десантавры», посвященную уникальному эксперименту: десантированию экипажа внутри боевой машины из военно-транспортного самолета. 5 января исполнилось 25 лет со дня первого опыта. Именно своего сына Александра, тогда еще молодого лейтенанта, отправил генерал Маргелов на опаснейшее испытание. «У меня сыновей пятеро, а чужими я рисковать не буду», — сказал тогда Василий Филиппович…
Этот вид десантирования долго держался в секрете. По неофициальным данным, подобную выброску пытались повторить французы, на всякий случай посадившие в боевую машину человека, приговоренного к смертной казни. Эта единственная зарубежная попытка повторить наш эксперимент закончилась неудачно — человек погиб.
-Подготовка к первому десантированию людей внутри боевой техники проводилась в тесном контакте с КБ Московского агрегатного завода «Универсал», — рассказывает полковник Александр Маргелов. — Это предприятие многие годы являлось головным разработчиком средств десантирования техники ВДВ. Интенсивная совместная деятельность обеспечила возможность проведения эксперимента уже осенью 1971 года. Внутри БМД-1 установили два космических кресла типа «Казбек» разработки завода «Звезда». Комплексу «парашютная система — машина — человек», получившему кодовое обозначение «Кентавр», предстояло пройти государственные испытания.
«Кентавром» машину прозвали по аналогии с мифическим персонажем: механик-водитель при движении БМД «по-походному» высовывается из нее по пояс. Однако Институт им. Чкалова на испытания комплекс не принял «ввиду отсутствия средств индивидуального спасения испытателей в ходе десантирования «на их пути» с неба на землю». Долгие переговоры Василия Маргелова с министром обороны и начальником Генштаба все-таки перевесили чашу весов: необходимость проведения эксперимента в интересах воздушно-десантных войск была доказана. Во время военных действий десантирование людей внутри боевой техники могло спасти немало жизней. Ведь броня машины надежно охраняла людей от пуль врага.
Вторым участником эксперимента помимо Александра Маргелова стал гвардии майор Леонид Гаврилович Зуев — офицер воздушно-десантной службы, мастер парашютного спорта. На предварительных испытаниях были получены положительные результаты по всем аспектам эксперимента — от работы парашютной системы в воздухе и при приземлении машины с экипажем до переносимости ударных перегрузок, действующих на испытателей на всех этапах десантирования.
-В середине декабря 1972 года мы с Леонидом Зуевым и пятеро дублеров (курсанты училища и спортсмены Центрального спортивного парашютного клуба ВДВ) на специальном тренажере прошли подготовку к десантированию внутри боевой машины.
В день эксперимента, 5 января, под Тулой, на парашютодроме тульской дивизии «Слободка», намело много снега. Была поставлена жесткая задача: после приземления начать движение не раньше чем через две минуты, пройти определенный маршрут, стреляя по мишеням из орудия и спаренного пулемета. Экипаж должен был доказать, что не только отлично перенес все этапы десантирования, в том числе ударные перегрузки при приземлении, но и сохранил физические и умственные способности, чтобы вести боевые действия.
— Мы были вооружены пистолетами, ножами, каждый имел по две гранаты в нагрудном кармане, что особенно вызывало протесты медиков. Но отец часто повторял, что совершал первый прыжок с парашютом, имея с собой маузер и пару гранат, — продолжает полковник. — Мы заняли места в креслах «Казбек», затянулись привязной системой, проверили показания высотомеров и вариометров, радиосвязь. Взлетели. Вскоре почувствовали холод. Летчики сообщили, что скорость нашего полета 350 км/ч, открылись створки грузолюка. И тут вытяжной парашют по команде штурмана вывалился в бездну, расправился, набрался сил и как бы нехотя стал потихоньку вытаскивать «Кентавра». Наш «утюг» сначала завалился на 135 градусов от горизонтали, затем стал раскачиваться с постепенно уменьшающейся амплитудой. Перевернувшись в первый момент вниз головой, мы на несколько секунд испытали состояние, близкое к невесомости. В момент приземления последовал резкий, перекатывающий удар. Наши головы мгновенно «выбили морзянку» из заголовников, и все замерло. Через несколько секунд мы приняли боевую позицию.
Василий Маргелов на эксперименте держал в кармане шинели заряженный одним патроном пистолет…
К настоящему времени в ВДВ проведены десятки десантирований экипажей в системе «Кентавр», в комплексе совместного десантирования (КСД) и в парашютно-реактивной системе «Реактавр» — реактивный «Кентавр».
На встрече с Александром Маргеловым присутствовали дети ветеранов локальных войн. «Боевое братство» вообще делает немало полезного для подрастающего поколения. Но не только для них. Председатель серпуховского отделения Игорь Цапов пригласил на сцену матерей погибших героев, семьям, лишившимся сыновей в афганской и чеченской войнах, «братство» оказывает всевозможную помощь.
А завершился вечер концертом «Музыкального десанта» — так называет себя союз авторов-исполнителей, поющих на военную тематику. Александр Маргелов спел вместе с «Музыкальным десантом» любимую песню десантников «Белый купол».

Галина Быкова

СПРАВКА.
 Из разных типов самолетов десантировалось от одной до четырех боевых машин. Экипажи прыгали с личными парашютами вслед за последней машиной. При десантировании 3-4 машин экипажи рассеивались на расстоянии до пяти километров от своих машин, каждый член экипажа должен был найти именно свою машину. Особую трудность представляли поиски машин в сложных метеоусловиях: в туман, в дождь, в распутицу, в снег. Под огнем реального противника десант мог быть уничтожен, не добравшись до своей техники. Кардинальный способ решения этой сложной задачи предложил генерал армии Василий Филиппович Маргелов – десантировать экипажи внутри боевых машин.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*