ОДНОЙ СТРОКОЙ

Хлам в обмен на новую квартиру

Публикация о квартирных делишках главы города Павла Залесова и его ближайшего окружения возмутила наших читателей. Телефон редакции буквально накалился от крепких выражений тех, кого не оставили равнодушным факты разбазаривания муниципального имущества. Среди тех, кто нам позвонил, нашелся горожанин, который поделился информацией. Оказывается, Комитет по управлению имуществом администрации города менял старые, непригодные для проживания частные комнаты в коммуналке на новые муниципальные квартиры в новостройке, так сказать, частный хлам в обмен на народное жилье.


Любопытный договор

По имеющейся в редакции информации, чиновники обменяли «хлам» на новую двухкомнатную квартиру летом минувшего года. Предметом сделки по договору мены №584 от 14 июля 2014 года стали две комнаты общей площадью 30,7 квадратных метров в коммуналке, которая, по моему мнению, не пригодна для проживания и располагается на втором этаже дома №17/10 по улице Володарского.
Комитет по управлению имуществом, под руководством замглавы Алексея Балахчи, посчитал, что эти помещения, по моему мнению, непригодные для жизни, по стоимости равнозначны цене двухкомнатной квартиры площадью 58,2 кв.м. в новом доме №53 по Московскому шоссе.
Впрочем, в договоре не значится, что две комнаты в коммуналке непригодны для жилья. Наоборот, в нем черным по белому указано, что помещения по экспликации дома имеют свои номера (4 и 6), и к ним примыкает вспомогательная площадь 59 квадраров, из которой 0,17 доля принадлежит частному лицу.
Справедливости ради стоит отметить, что если бы чиновники, состряпавшие данный договор мены, выехали бы на место, то ненароком вспомнили бы крылатую фразу Льва Толстого: «Было гладко на бумаге, да забыли про овраги, как по ним ходить».

Опасно для жизни

Ходить-то на деле оказалось опасно. Моя экскурсия в угловой дом на улицу Володарского началась с того, что, открыв обветшалую деревянную дверь в подъезд, меня встретила толпа диких кошек и едкий запас мочи, пропитавший всё вокруг, включая скрипучую деревянную лестницу в подъезде. Дом явно не подавал никаких признаков жизни человека. Более того, на второй этаж вела обветшавшая лестница, по которой давно не ступала нога человека. Подниматься по ней — опасно для жизни.
Тем не менее чиновники смогли каким-то образом оценить два помещения на втором этаже этого богом забытого дома, воспользовавшись услугой коммерческой фирмы «Бизнес-Лоция».
Для меня было непонятно, как нанятый оценщик добрался до помещений на втором этаже под номерами 4 и 6. Впрочем, осталось загадкой и то, почему он насчитал объекту своей оценки астрономическую сумму — 3 миллиона 670 тысяч рублей.
К сожалению, телефон фирмы оценщика, заявленный в сети Интернет, оказался нерабочим, с несуществующим номером. Искать же по адресу, где зарегистрировано еще три организации, не было смысла. Оценка утлой недвижимости дана в официальном договоре, и, по мнению фирмы оценщика, она является рыночной.

Криминал в оценке

Однако, является ли она объективной, могли сказать только эксперты. Обратившись за помощью в лучшую оценочную компанию Московской области 2013 года, я получил следующий ответ: «Если бы нам предложили оценить две комнаты в доме, где никто не живет, то мы бы отказались это сделать. Потому как, если дом признан аварийным и является нежилым, то имущество не имеет стоимости. Если же оценщику это было известно, то это криминал».
Когда речь зашла о цене двух комнат в жилом доме, то авторитетный оценщик пояснил, что «рыночную стоимость может иметь только то имущество, которое содержит полезность: либо его можно использовать для извлечения дохода, либо для личного пользования». Стоимость одной комнаты в домах 50-х и 60-х годов прошлого века, по мнению эксперта, до миллиона не тянет. Две комнаты в Серпухове даже при большой натяжке не будут стоить дороже двух миллионов рублей.

Версии

Тем не менее в официальном договоре мены чиновники КУИ посчитали, что «хлам» в виде двум комнат площадью в 30,7 квадратов равноценен по цене двухкомнатной квартиры площадью 58,2 кв.м в новом доме, в котором, напоминаю, получали жилье три заместителя главы города Павла Залесова — Василий Иванов, Евгений Румянцев и Екатерина Огнева.
Поэтому состоявшийся обмен привел к тому, что в муниципальном жилом фонде вместо новой двухкомнатной квартиры появились две комнаты, в которые нельзя никого заселить. Для чего это было сделано, можно только предполагать.
Учитывая, что обладателями нового жилья в новостройке, в доме №53, становились люди, близкие к Павлу Залесову, то можно выдвинуть версию о том, что семья, которая участвовала в неравнозначном, на мой взгляд, обмене, каким-то образом связана с градоначальником.
Нельзя исключить версию и того, что на «кривом» обмене кто-то из ближайшего круга градоначальника нагрел руку путем завышения стоимости хлама.
Еще одним предположением, которое можно строить из имеющихся фактов, является желание некоего инвестора выкупить весь дом под реконструкцию. Однако будет ли уважающий себя бизнесмен втягиваться в подобную замысловатую схему, окутанную завесой коррупции, большой вопрос.
Впрочем, как ни крути, договор «хлам в обмен на новую квартиру», по моему мнению, нанес прямой ущерб городу. Если же подобная схема обмена не единичный случай, более того, поставлен чиновниками на поток, то вред, наносимый городу, может исчисляться астрономической суммой. И чем скорее правоохранительные органы займутся расследованием фактов разбазаривания муниципального имущества, тем лучше будет очередникам, которые годами ждут улучшения своих жилищных условий в надежде получить ключи от новой квартиры.   

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*