ОДНОЙ СТРОКОЙ

Герои великой эпохи

ПЕРВЫЙ УРОК ВОЙНЫГвардии полковник Чичеров Алексей Григорьевич - почетный профессор Серпуховского филиала Военной академии РВСН имени Петра Великого. На его учебных пособиях обучалось не одно поколение офицеров-ракетчиков и артиллеристов. Однако мало кто из его учеников знает, что именитый преподаватель начал обучать военному делу настоящим образом солдат и офицеров в 19 лет, когда молодым лейтенантом оказался в самом пекле Курской битвы в июле 1943 года.

Битва на Курской дуге, ставшая ключевым сражением в Великой Отечественной войне, скрупулезно изучена историками и детально разобрана по каждому дню сражения, начиная от 5 июля и заканчивая 23 августа. Однако самим героям славной военной истории, как, например, А.В. Чичерову, Курская битва врезалась в память своей окопной правдой, вспоминая которую ветераны отнюдь не многословны…

    На третий день обороны Курской дуги 19-летнего выпускника Тамбовского артиллерийского технического училища из резерва командования направили в 158-й гвардейский артиллерийский полк 78-й гвардейской стрелковой дивизии 7-й гвардейской армии Воронежского фронта. Говоря неофициальным языком, молодой лейтенант должен был занять боевой пост того, кого убили. И Чичеров оказался в южной части оборонительных укреплений Красной армии под Белгородом, став артиллеристским техником 1-го дивизиона, в котором были две батареи из 76-миллиметровых орудий 1939 и 1942 года выпуска, а также батарея из 122-миллиметровых гаубиц.

— За 9 месяцев по 12 часов в день нас так выучили, что мы знали артиллерию как свои пять пальцев, — говорит ветеран, у которого по окончании военного училища на лейтенантском кителе красовался нагрудный знак «Отличник РККА».
Первое, что запомнилось ему на боевой позиции, — необученность артиллерийских мастеров из числа бывших сантехников и невысокий технический уровень самих командиров батарей.

— «Техник, отката нет!», — кричит мне командир батареи, — вспоминает Чичеров. —  Я подбегаю к орудию, который выстрелил. «Как нет, когда затвор открылся!» — говорю ему. При откате автоматически открывается и выбрасывается гильза. Тогда, дескать, маленький откат. Я посмотрел гильзу, а у нее закраина тоньше, то есть снаряд с уменьшенным зарядом. Поэтому откат и маленький. Я его спрашиваю, а как вы, мол, с таким зарядом прицеливаетесь. Командир батареи объясняет, что первым залпом он «запузыривает» снаряд, а затем подтягивает к немецкой траншее. Хотя на орудие есть отдельная шкала с пометкой «заряд уменьшенный». В то время, когда каждый снаряд был на вес золота, приходилось учить в ходе боя.

Впрочем, самые неприятные воспоминаниям о тех оборонительных боях на Курской дуге оставила в памяти ветерана бескрайняя степь, испещренная бомбами, словно Луна кратерами, по которой молодому лейтенанту приходилось бегать от одной батареи к другой.

— Идешь порой, а над головой пули, как стая воробьев, шуршат, — говорит он.
К счастью, в тех оборонительных боях, в которых, по мнению маршала Жукова, солдат мог продержаться в среднем 5 дней, а затем был убит или ранен, Чичеров не получил не единой царапинки. Однако в самом конце Курской битвы, 23 августа, когда наши войска перешли в контрнаступление, ему пришлось испытать на себе немецкий снаряд.
Произошло это, по словам ветерана, на безлюдной улице в Харькове, которая сейчас носит название «23 августа».

Командир его дивизиона в наступательном порыве с одной артиллерийской батарее решил с наскока занять боевую позицию в центре города. И вот они вошли на улицу Харькова, но тут напоролись на боевые позиции немцев, которые, по мнению Чичерова, всегда отступали с умом. Выражалось это в том, что фашисты уходили под покровом ночи на заранее укрепленные позиции и с них вели точный артобстрел покинутых траншей, когда их занимали наши солдаты.

Этот раз не стал исключением. Как только батарея оказалась около покинутых окопов, по ней дали минометный залп. В боевой горячке бойцы попрятались где могли. Сам Чичеров оказался в траншее. Когда он из нее вылез, то увидел безлюдную улицу и испугался, что остался один. Встал во весь рост и тут по нему дали новый залп. Осколком снаряда ему перебило запястье руки и пробило бедро. Он отполз в ближайшую рощицу и там обнаружил своих. Ему оказали первую помощь, однако немцы еще полдня не давали батарее поднять головы, и несолоно хлебавши командиру дивизиона пришлось отдать приказ на отступление, для возвращения на позиции основных сил.
Несмотря на то, что Курская битва закончилась для лейтенанта Чичерова больничной койкой, у него впереди было освобождение Украины, Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии и Австрии. Однако Курская дуга, ставшая поворотным событием в ходе войны, стала определяющим и в судьбе Чичерова. В этом пекле он получил свое боевое крещение, так сказать, первый урок войны, который навсегда связал его судьбу с военной службой.

Марат БУЛАТОВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*