ОДНОЙ СТРОКОЙ

Дом Арцыбашевых превратился в обитель коммунальных кошмаров

Памятник культуры, в котором два века назад  рос декабрист Арцыбашев, в наше время стал настоящей обителью коммунальных кошмаров для нынешних жильцов, напоминая об историческом прошлом своим дымоходом от «буржуйки», выведенным через деревянные перекрытия. Что значит сегодня жить в доме Арцыбашева и топить избу «по-черному», выяснял наш корреспондент.

  

Памятник  классицизма

«Недалеко от устья Лопасни, впадающей в Оку, на высокой береговой террасе расположена усадьба Турово. Известно, что на месте усадьбы находился погост с деревянной церковью – центр Туровского стана Каширского уезда. Вокруг располагалось большое государево село. К Серпухову Турово отошло поздно, в конце XVIII в., и к тому времени было уже селом владельческим. В начале XIX столетия часть села с усадьбой принадлежала гвардии капитану А.Д. Арцыбашеву…» — так пишут в путеводителях по усадьбам Подмосковья. Эти же путеводители описывают туровские памятники классицизма, которых осталось немного. Среди них – дом гвардии капитана Арцыбашева, отца декабриста Д.А. Арцыбашева. Строение скромной архитектуры, перестроенное из более позднего здания в начале XIX века, располагалось на самом краю обрыва.
Впрочем, почему располагалось? Стоит и сейчас. Правда, парковый ансамбль усадьбы — наше культурное наследие — зажат со всех сторон заборами частных домовладений. Местные жители говорят: на кадастровом учете земельный участок усадьбы не стоял. Само же здание по сей день остается жилым. Более того, дом Арцыбашева имеет точно такие же очертания, как почти два века назад.
Впрочем, для жильцов дом №3 по ул. Октябрьской (а именно такой адрес был присвоен родовому гнезду декабриста Арцыбашева) 150 лет назад, безусловно, был комфортным для его обитателей.  Однако для семей, проживающих в нем в начале ХХI века, таковым перестал быть давно.

СНОСИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

Дом 1864 года постройки… Памятник архитектуры…культурное наследие… Можно сколь угодно долго умиляться, гуляя по старым усадьбам. Не до умиления их обитателям. Людмила Сергеевна Шевчук получила квартиру в доме Арцыбашева 35 лет назад, еще в бытность работницей ГП «Овощеводческий совхоз «Туровский» — как своего рода ведомственное жилье. Ее соседка Людмила — из кв. №10 – вселилась вместе с мужем (ныне покойным) позже, в 1992 году.  Тогда дом им даже нравился. «Старенький, конечно, был и 20 лет назад,  — вспоминает ее дочь, Любовь Короленко, — но ведь места красивые, тепло, сухо, да и совхоз с какими-никакими ремонтами помогал».
Дом тем временем продолжал ветшать, мужчины   поддерживали как могли дряхлые стены и перекрытия, подлатывали крышу, подпирали стропила, укрепляли балки. Но жить, говорят, было можно.
Кошмар наступил, когда  вышла из строя  система централизованного отопления. Случилось это более 10 лет назад. Парадокс, но менять-ремонтировать ее никто не стал.
Когда жильцам стало ясно, что задвижку никто им не откроет, стали готовиться к зиме. Кто как мог. Понятное дело, что от систем печного отопления начала ХIХ века  ничего и в помине не осталось, даже дымоходов. Да и зачем, если было централизованное?
«Мой муж, пока жив был, — рассказывает Людмила Шевчук из кв. №6,  — устроил подобие большой «буржуйки», вывели трубу на крышу, обложили подобием огнеупорного материала пол, с тех пор вот так и перебиваемся. Кто-то самостоятельно печи-дымоходы выкладывать пытался. Зимой как затопишь – ощущение, что попали в избу средневековую, где топят по-черному. Дрова стоят дорого: при зарплате санитарки в 8 тысяч накладно 6000 рублей выложить».
Тепла импровизированных печей хватает зимой лишь на обогрев кухни, в других комнатах «догреваются» электрообогревателями.  На стирку, мытье и другие хознужды жильцы греют воду зимой на тех же печках, а летом, когда печь не особо затопишь,  – «кипятильниками». Белье полощут летом у колонки.  «Мыться негде, — продолжает Людмила, — постелю на кухне клееночку, чтоб соседей не затопить, вот и моемся с сыном из двух тазиков. Туалет на улице, едва стоит. Проводка старая, постоянно не выдерживает, отсюда – замыкания. В квартирах  – помог совхоз «Туровский»,  — свет нормальный  провели. На лестнице и в коридоре его не было и нет – со времени последнего пожара.  Вот сын ногу недавно в темноте на лестнице сломал. А что мы можем сделать? Одни бабы да дети живут. Кто смог – перебрался отсюда, а нам деваться некуда».
В старом доме каждую зиму что-нибудь да загорается. Оно и понятно: кое-как слепленные печи и дымоотводы отнюдь не пожаробезопасны. О ящиках с песком  и уж тем более гидрантах здесь никогда и не слышали. А тушить постоянно что-то приходится. Люди зимой боятся ложиться спать – рискуют проснуться в огне.
Последний пожар, который не успели потушить в самом начале — как прежние возгорания,  в доме случился в январе 2013 года. Тогда загорелся мусор на чердаке над квартирой №10. Пожарные прибыли быстро, дирекция ОАО «Туровское» рабочих на помощь прислала, огню не дали распространиться по всем помещениям. Однако  пришлось ломать потолочное перекрытие в квартире, одна из комнат основательно пострадала от огня, остальные помещения — от воды. Четырем погорельцам директор ОАО «Туровское» помог снять жилье на несколько месяцев. Тем не менее расселить ветхий дом он не в силах.

Ходьба по кругу

В 2012 году Федеральное государственное унитарное предприятие «Туровское» было преобразовано в Открытое акционерное общество. И начался «бег по кругу».
В соответствии с ФЗ №178 «О приватизации государственного и муниципального имущества» объекты жилого фонда не могут быть приватизированы в составе имущественного комплекса унитарного предприятия. По этой причине Территориальное управление Федерального агентства по управлению госимуществом №74 было еще в ноябре 2011 года включено в состав неприватизируемого имущества ФГУП «Туровское». Это предполагает, что старый дом №3 по улице Октябрьской должен быть передан в муниципальную собственность. Однако вопрос «подвис» в воздухе. Тем временем погорельцы обивают пороги и за себя, и за соседку из кв. №6, с тем чтобы дом признали аварийным и расселили. Правительство области, в ответ на обращение, написанное  спустя почти год после пожара, порекомендовало обратиться в межведомственную комиссию администрации Серпуховского района. Понятно, что серпуховская администрация не вправе оценивать состояние чужого имущества. О чем она погорельцам и сообщает. На обращение в ТУ Росимущества  с просьбой предоставить жилье взамен пострадавшего пришел ответ с рекомендацией обратиться туда же, в администрацию Серпуховского района, потому как территориальное управление «не обладает соответствующим жилищным фондом для предоставления жилых помещений нуждающимся».  Переписка продолжалась. За ЖКУ дом №3 не платил – некому.
Тем временем жильцы квартиры №6 продолжают обивать пороги высокого начальства и влачить жалкое существование в разваливающемся на глазах доме, погорельцы – ютятся на частных квартирах, большая часть жильцов дома тоже.
В начале года из ТУ Росимущества  Московской области пришло письмо, где говорится о том, что «на момент написания ответа (14.01.2013) — ответ на запрос управления по вопросу внесения изменений в реестр федерального имущества от ОАО «Туровское» не поступал».  Вместе с тем Территориальное управление сообщило о том, что по адресу с. Турово, ул. Октябрьская, д. №3, запланирован выезд для проведения проверки сохранности федерального имущества. По итогам проверки предполагалось принятие решения о возможности признания жилого помещения по указанному адресу непригодным.
Так чей же, все же, этот дом? Жильцам о том, равно как и о результатах проверки, ничего не известно. Круг, как говорят, замкнулся, а размыкать его некому.

Светлана МУСАТОВА

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*