ОДНОЙ СТРОКОЙ

Дела минувших дней

Ровно век прошел с тех пор, как были учреждены комиссии по делам несовершеннолетних. На протяжении ста лет эта структура помогает согласовать действия всех учреждений, которые работают с детьми. О том, как функционирует КДН в Серпухове, какие задачи решает и с какими проблемами сталкивается в настоящее время, мы писали в прошлом номере. Но данная тема достойна того, чтобы посвятить ей еще немного места на страницах газеты. Ведь каждое дело, рассмотренное комиссией, – это чья-то судьба. За долгие годы накопилось немало разных историй: забавных, печальных, поучительных и даже страшных. Это судьбы детей, по тем или иным причинам привлекших к себе пристальное внимание специалистов, судьбы родителей, не справляющихся с воспитанием, а еще – судьбы людей, которые пытаются им помочь. Своими воспоминаниями о делах разных лет поделились ветераны КДН.

Иногда достаточно правильного слова

Инесса Алексеевна Павлова – врач-психиатр с огромным опытом. Работать она начала в 1965 году и почти 50 лет параллельно со своей основной деятельностью активно участвовала в заседаниях КДН. Она перестала их посещать относительно недавно – около 5 лет назад.
— Слишком большая нагрузка, сил её выдерживать уже не хватает – 85 лет всё-таки солидный возраст, — говорит врач. – Это раньше я могла разобрать 30-40 дел за день, хотя это и в молодости было не просто. Нужно ведь вникнуть во все детали, а не просто расписаться «для галочки». Часто бывает, что моя помощь требуется не только ребёнку, но и родителям, поскольку причиной большинства проблем является неправильное воспитание в семье. Если папа с мамой не могут показать пример достойного поведения, то откуда у ребёнка возьмётся понимание правильных взаимоотношений с другими людьми? Бывает трудно убедить родителей в необходимости перевода в специальное образовательное учреждение, когда ребёнок не справляется со школьной программой. Но здесь нужен индивидуальный подход, иногда решить проблему довольно просто, чуть изменив условия обучения или просто подобрав нужные слова. Например, был случай, когда мальчик во втором классе сильно отставал по всем предметам. Его хотели перевести в коррекционную школу, но я, пообщавшись с ребёнком, убедила директора оставить его еще на год во втором классе. Дело в том, что с головой у парня всё было в порядке, интеллект присутствовал. Просто с ним недостаточно занимались: мама второй раз выходила замуж, устраивала личную жизнь и образованию сына внимания не уделяла. Постепенно парень догнал своих сверстников и начал учиться наравне со всеми. Был еще один случай, когда мальчик начал прогуливать школу, потому что совсем не мог усвоить иностранный язык. Из-за пропусков начали проседать и другие предметы. Я тогда освободила его от уроков английского и оценки тут же поползли вверх.
Хорошо, когда проблему удаётся быстро и эффективно решить, но так получается далеко не всегда. Часто специалистам приходится потратить не один год, чтобы добиться результата, а иногда, несмотря на все усилия взрослых, подопечный так и не хочет следовать общепринятым нормам поведения.
— Один мальчишка наблюдался у нас с 7 и где-то до 15 лет, часто попадал в психиатрическую больницу, — вспоминает Инесса Алексеевна. — Он рано остался без матери, и отец-инвалид не мог с ним совладать. Парень был не злой, но уж очень шкодливый и не чувствовал меры в своих шутках, поэтому часто попадал в наше поле зрения. Он, кстати, охотно помогал медсёстрам, когда оказывался в больнице, ему иногда доверяли разные несложные задачи. Однажды попросили побрить пациентов, которые были не в состоянии это сделать самостоятельно. На следующий день врачи на обходе обнаружили, что у всех больных усики как у Гитлера – очередная шутка школьника. Постепенно удалось направить энергию мальчика в «мирное» русло, он взялся за ум, выучился на шофёра, нашел работу, обзавёлся семьёй. Мне приятно вспоминать такие истории – с хорошим концом.

Подход можно найти почти к каждому


Николай Николаевич Мезенцев тоже немало времени посвятил работе с трудными подростками. С 1982 и по 2005 год он работал в инспекции по делам несовершеннолетних при Серпуховском УВД, так что он был почти на каждом заседании городской КДН. А через пару лет после того, как ушел на пенсию, продолжил эту деятельность, но уже в составе комиссии Серпуховского района. По долгу службы он в основном занимался детьми, совершившими какое-либо правонарушение.
— За годы работы я повидал очень много так называемых «трудных» подростков и могу сказать, что почти к каждому из них можно найти подход, — утверждает Николай Николаевич. – Как правило, они понимают, и ценят, когда с ними говорят честно и по-взрослому. Иногда это помогает удержать их от ошибочных поступков, иногда – нет, но попробовать достучаться до каждого просто необходимо. Вот, недавно встретил одного парня, которого еще в подростковом возрасте суд отправил в тюрьму за постоянное воровство. Я удивился, что он со мной поздоровался и вежливо разговаривал – я ведь в своё время довольно жестко с ним говорил, когда объяснял, какое наказание светит за преступления. Оказалось, что этот мужчина помнит и ценит, что на него было потрачено столько времени и сил. Жалеет только, что тогда не послушался. На самом деле в тюрьму подростков отправляют не часто – только в крайнем случае. И я считаю, что это правильно, потому что ничему хорошему они там не научатся. Если молодой человек правильно реагирует, признаёт вину, раскаивается в содеянном, то суд обычно смягчает наказание и не назначает реальный срок. Здесь важно, чтобы родители тоже подключались к процессу. Особенно актуально это сейчас, когда со школ сняли обязанность по воспитанию детей – эта задача целиком лежит на плечах родителей. Правда бывает, что проблема вызвана не недостатком внимания, а, наоборот, – гиперопекой. Недавно разбирали один такой случай: в Оболенске парень в школу практически не ходил, потому что чуть только он чихнёт или высморкается, мама его сразу на несколько недель переводила на постельный режим. Ребёнок был здоров, врачи не находили никаких признаков болезней, а она всё его из дома не выпускала. Естественно, что при таком подходе мальчик сильно отставал в школе. Очень долго уговаривали маму, чтобы она, наконец, дала ему спокойно учиться. В итоге всё же убедили. Перевели в вечернюю школу, он нормально теперь ходит, занимается. С учета мальчика сняли, только изредка проверяем, всё ли нормально. Так что слишком много внимания — иногда тоже проблема. Каждый случай индивидуален, к каждому человеку нужно найти подход.
Как и столетие назад, работы у комиссии по делам несовершеннолетних остаётся много. За прошедшее время она ничуть не утратила свою актуальность. И это, на самом деле, плохая новость. Как ни печально, всё больше подростков нуждается в присмотре специалистов. И тем важнее вклад людей, готовых тратить своё время на решение проблем несовершеннолетних.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*