ОДНОЙ СТРОКОЙ

Боевик с древнерусским колоритом

Фёдор Старых:
«Всё происходило очень быстро, сумбурно: съемка первого ролика, потом срочный вызов в Москву, запись еще одного ролика… В общем, не успел оглянуться, как я уже внутри невероятно интенсивного съёмочного процесса, который в итоге продлился около 4 месяцев. При этом постановщик трюков Павел Авилов, с которым мы должны были вместе заняться скифом, плотно работал над другим проектом, и вся постановочная часть фильма легла только на мои плечи».

В январе нынешнего года состоялась премьера отечественного экшн-фильма «Скиф» от молодого режиссёра Рустама Мосафира. Картина получилась жесткой и вызвала противоречивые впечатления у зрителей. Кто-то восхищался качеством и зрелищностью боевых сцен, кто-то, напротив, указывал в недостатках чрезмерную жестокость. Однозначно можно сказать одно: «Скиф» получился ярким и запоминающимся. Немалый вклад в создание кинокартины внёс наш земляк — актёр, каскадёр, постановщик экшн-сцен Фёдор Старых. Именно он выстроил всю боевую хореографию в этом фильме: драки, ритуальные поединки, бои на ножах, мечах, топорах… Фёдор работает в киноиндустрии уже давно и обладает немалым опытом, что наглядно продемонстрировал успешным участием в данном проекте. Несмотря на довольно плотный график, он согласился рассказать о том, как проходили съёмки «Скифа» и с какими сложностями пришлось столкнуться при создании киноленты.
— Для начала расскажи, когда и как началась именно твоя роль в создании «Скифа»?
— Началось всё с проекта под названием «Коловрат», для которого мы с киевской группой каскадёров STUNTALOT сняли очень крутой ролик. Видео получилось качественным и привлекло к себе внимание наших коллег. Рустаму тоже понравилось, и он захотел с нами познакомиться. Поговорили, поняли, что находимся на одной волне, выросли на одном кино и хотим делать хорошие экшн-картины. В общем, пообщались и разбежались. Через полгода, когда я был задействован в проекте «Сторожевая застава», Рустам мне написал и предложил поучаствовать в съёмках «Скифа». Дальше всё происходило очень быстро, сумбурно: съемка первого ролика, потом срочный вызов в Москву, запись еще одного ролика… В общем, не успел оглянуться, как я уже внутри невероятно интенсивного съёмочного процесса, который в итоге продлился около 4 месяцев. При этом постановщик трюков Павел Авилов, с которым мы должны были вместе заняться скифом, плотно работал над другим проектом, и вся постановочная часть фильма легла только на мои плечи.
— Тяжело было?
— Очень! Работали интенсивно, на износ, но это того стоило. Боевые сцены для фильма изначально задумывались в жанре «файтинг»: что-то вроде «Мортал комбат» с древнерусским колоритом. Исходя из этого, каждый бой должен быть непохожим на предыдущий, самобытным, запоминающимся. Камеру мы тоже решили сделать живой, как в играх от третьего лица, и придерживались концепции однокадровой съемки – максимально долгие дубли без перебивок и склеек. Некоторые сцены вообще сняты одним кадром – для этого оператор и актёры до автоматизма отрабатывали каждое движение. Как в театре или цирке, когда у действующих лиц нет возможности взять паузу и передохнуть между элементами программы. Это сложно и требует большого профессионализма от актёров и оператора. Боевая постановка – специфический жанр, который требует определённого багажа знаний. Нужно обладать определённым опытом, чтобы чувствовать поначалу движения, как оно будет продолжено. Я такие вещи «читаю» на автомате, соответственно понимаю, как их лучше снять для наиболее зрелищной картинки. Оператор Дмитрий Карначик поначалу терялся, но постепенно разобрался, показав себя хорошим специалистом, начал очень круто работать. После этого момента съемки пошли значительно быстрее.
— Какие сцены вызывают особенную гордость?
— Я не могу определённо ответить на этот вопрос, в каждую из них мы вложили очень много сил, эмоций, постарались сделать максимально зрелищными. Другое дело, что некоторые получилось снять единым дублем, как, например, начальную драку в корчме, в некоторых из-за нехватки времени пришлось делать «склейки». Неожиданно крутой получилась сцена на горе, где дерётся Лютобор с Кумаем. Она изначально предполагалась несколько другой, но вызрела, пока мы над ней работали. Между прочим, роль Кумая исполняет режиссёр – Рустам Мосафир. И, нужно отметить, сыграл он очень круто, особенно учитывая, что ему достались парные мечи, для работы с которыми требуется хорошо владеть обеими руками. Это сложная техника, не каждый с этим справится. Рустаму это удалось, да еще и с очень классной дикой экспрессией, оставляющей мощное впечатление после просмотра. Схватка с Берендеем в яме, ритуальный бой на ножах тоже, на мой взгляд, получились довольно зрелищным. Так что выделить какую-то одну сцену я не могу. Хочу лишь добавить, что мы пытались добиться достоверности. Но не в том смысле, что наряды и техники ведения боя соответствуют историческим фактам. Наша достоверность в ином: мы показываем жестокое время с жестокими нравами и воинов, которые стремятся убить друг друга, а не потанцевать с оружием. Этим, кстати, грешат многие современные российские фильмы, потому что у нас в стране культура именно боевых постановок пока еще не слишком развита. А это отдельный жанр, требующий глубокого погружения в тему. Создавая «Скифа», мы хотели показать, что и у нас в стране есть люди, которые умеют делать хорошие боевые сцены.
— В этом фильме ты выступаешь как постановщик боевых сцен, но, как я понимаю, тебя можно увидеть и как актёра. Какие роли ты играл?
— Да, я появляюсь в нескольких эпизодах. В частности мне досталась роль наставника «волчат», который учит их искусству убивать. Узнать меня там не так просто: грим и желтые линзы сильно изменили внешность. Изначально этот персонаж в сценарии прописан не очень подробно, но по ходу работы над фильмом был дополнен. В частности, вторая концовка, после титров, до которой не все досиживали в кинотеатрах, рассказывает о том, что стало с его дочерью. Из этой роли в итоге получилась небольшая драматическая линия. В сценарии у этого персонажа не было имени, в титрах Рустам назвал его Линх.
— Отзывы по «Скифу» в Интернете довольно противоречивые. Не могу сказать, что прочитал их все, но определённые выводы сделать можно. Основные эпитеты, которыми сопровождаются впечатления зрителей, «зрелищный», «жестокий», «кровавый»… Судя по всему, к твоей работе претензий нет. В основном замечания звучат в контексте не до конца понятного сюжета и несоответствия историческим фактам.
— Положительных отзывов всё-таки значительно больше. И что приятно, эти отзывы очень эмоциональные. Да, фильм не идеален, мы в процессе его создания столкнулись с большим количеством трудностей, и не все задумки удалось реализовать. Так, например, отсутствует несколько сцен, которых, возможно, как раз и не хватает некоторым зрителям для понимания сюжета. Что касается негативных отзывов, то основные наши критики – это люди, которые любят историю. Мы сразу позиционировали картину, как фентези, выдумку, страшную сказку, но нам всё равно ставят в вину несоответствие историческим фактам, этнографическим исследованиям и так далее. Если посмотреть рецензии, то почти весь негатив базируется на отзыве Клима Жукова — военного историка и реконструктора, который в данном конкретном вопросе может быть не совсем объективен. Дело в том, что Клим Жуков предлагал Рустаму сотрудничать в тот период, когда тот работал над «Коловратом». Но «Коловрат» отменился, и историку так и не довелось поучаствовать в создании кино. Возможно, его это сильно задело. Так или иначе, Клим Жуков имеет право на своё личное мнение и может его высказывать. Проблема в том, что свой обзор он опубликовал в день премьеры и полностью раскрыл в нём сюжет картины. Любой профессиональный кинокритик скажет вам, что это недопустимо.
— Стал ли «Скиф» для тебя новой вехой профессионального роста?
— Определённо, да! Во-первых, я оказался один на один с эти проектом. Я до этого ставил множество боевых сцен в фильмах, но не в одиночку, а в составе творческой группы. В «Скифе» весь процесс и ответственность за него легли на мои плечи. Но это ещё не всё! Мне нужно было решать огромное количество организационных и административных вопросов. В итоге процентов на 70 моя голова была занята именно этими проблемами, а не непосредственно работой над трюками в сценах. Хочу сказать огромное спасибо ребятам, которые мне помогли в этот период, потому что нагрузка была просто адская. Этот проект заставил меня мобилизовать все свои силы, знания, умения. Я еще лучше научился общаться с людьми, решать разные финансовые и организационные вопросы. Да, удалось реализовать не все задумки, но то, что получилось, выглядит достойно. Это отметили и наши коллеги, как в отечественной, так и зарубежной киноиндустрии. Хочу сказать, что сейчас в российский кинематограф пришло много молодых энергичных людей, которые могут и хотят изменить сложившуюся ситуацию, когда мало действительно самобытных картин – в основном ремейки и фильмы, состоящие из затёртых клише. Думаю, что российское кино в ближайшем будущем будет стремительно развиваться именно благодаря таким молодым энтузиастам. Это было бы здорово.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*