ОДНОЙ СТРОКОЙ

Связисту нужны гибкий ум и изобретательность

20 октября в России отмечают День военного связиста. Это относительно молодой праздник – он был учреждён только в 2006 году. История войск связи значительно более долгая. В том или ином виде они появились почти одновременно с регулярной армией, хотя способы передачи сообщений в те далёкие времена были не слишком эффективными. В самостоятельный вид в составе специальных войск связисты выделены почти сто лет назад – 20 октября 1919 года, когда приказом Реввоенсовета Советской Республики в составе Полевого штаба было сформировано отдельное управление. С тех пор система военной связи в нашей стране непрерывно развивается и совершенствуется.

В войска на вооружение поступает новая аппаратура, которая устанавливает более высокие стандарты по надежности, скорости передачи данных, стойкости к помехам естественного и искусственного происхождения, защите от расшифровки предполагаемым противником. Современная военная связь – это сложнейшая система, которая довольно требовательна к уровню технической подготовки специалиста, который с ней работает. Одна из «кузниц» квалифицированных кадров находится в Серпухове – в филиале военной академии.
Факультет «Систем и средств связи РВСН» появился здесь в конце 2010 года после закрытия Ставропольского военного института. О том, что такое военная связь, чем она отличается от гражданской, чему в Серпухове учат будущих офицеров, рассказал преподаватель кафедры с исполнением обязанностей начальника связи ФВА им. Петра Великого Сергей Орлов. Это опытный специалист, который был переведён в наш город совсем недавно, а до этого около 15 лет занимался организацией связи в Иркутской ракетной дивизии.
— Мне доводилось слышать, что создание и поддержание связи в войсках – процесс не только технический, но и творческий. Я тогда очень удивился, поскольку думал, что все действия строго регламентированы, и самодеятельность в этих вопросах скорее вредна, чем полезна. Как всё обстоит на самом деле?
— Примерно так и обстоит. Действительно, существуют инструкции, и их необходимо выполнять. Проблема в том, что система связи – это сложный «организм», состоящий из огромного количества элементов. При этом условия постоянно меняются, и нужно уметь заранее просчитать все возможные неполадки, а если всё-таки что-то упустил, то оперативно придумать решение возникшей проблемы. Для этого нужен живой ум, изобретательность и интерес к тому, что делаешь. Инструкции, с одной стороны, универсальны, но с другой – не могут охватить весь спектр ситуаций, с которыми может столкнуться специалист. А у нас есть конкретная задача: обеспечить канал связи гарантированной стойкости, что бы ни случилось. Написано делать одну запасную линию – сделай две, работающие по разному принципу. Есть у тебя толковый подчинённый? Пусть освоит смежную специальность. Например, водителя можно обучить работать с радиостанцией, и это поможет в случае, если с основным оператором что-то случится.
— Я могу ошибаться, но мне кажется, что современные технологии позволяют без проблем установить связь где угодно и как угодно. Неужели этот процесс действительно настолько сложен?
— Что касается современных технологий, то действительно, они развиваются стремительно, и новая аппаратура регулярно поступает в войска. Постепенно на замену аналоговым передатчикам и приёмникам приходят цифровые, что позволяет значительно увеличить скорость передачи данных, повысить помехозащищенность, упростить эксплуатацию, уменьшить габариты устройств. Однако возрастают и требования к квалификации оператора, иначе он просто не сможет разобраться в причине неполадок. Кроме того, Вы забываете, что помимо чисто технических моментов существует ещё и человеческий фактор. Никто не отменял банальные глупость или безответственность, нельзя исключать и такие угрозы, как подкуп, шантаж. Специалист по связи всегда должен находиться в тонусе, быть хорошим психологом и вести грамотную работу с подчиненными как военными, так и гражданскими. Этому я и стараюсь научить курсантов на лекциях и практических занятиях.
— Кстати об обучении курсантов. Практический опыт, накопленный за время службы, помогает в преподавательской деятельности? Может быть, у Вас есть собственный подход к образовательному процессу.
— Подход у меня вполне стандартный: начинаем с основ и дальше идём от простого к сложному. Прежде чем приступать к практике, нужно изучить теорию – от этого никуда не денешься. Но опыт, конечно, помогает. По любой теме я могу привести пример из жизни, объяснить, зачем нужно знать те или иные вещи, как действовать во время нештатной ситуации и так далее. Ставлю задачи со вполне реальными условиями и направляю курсантов, которые методом проб и ошибок пытаются эти задачи решить. Иногда, чтобы привлечь интерес аудитории, рассказываю разные случаи из своей практики.
— Насколько знания, полученные курсантами в серпуховском филиале, достаточны для работы с реальной аппаратурой? Не приходится ли их потом переучивать с нуля?
— Еще когда работал на должности начальника связи дивизии, к нам поступали выпускники из Серпухова, и могу сказать, что подготовлены они были неплохо. У них есть знания достаточные для того, чтобы разговаривать на профессиональном языке. Да, зачастую не хватает практических умений, поскольку на стажировках всё охватить невозможно. Но если теоретическая база хорошая, то освоить конкретную аппаратуру не представляет сложности. С серпуховскими выпускниками лично у меня проблем не возникало.
— С учетом того, что прогресс стремительно идёт вперёд, успевают ли преподаватели обучать курсантов работе с новой аппаратурой?
— Успевают, поскольку хоть технологии и развиваются, теоретическая основа остаётся неизменной. Кроме того, мы находимся в тесном взаимодействии с заводами, которые выпускают технику связи, и новые образцы аппаратуры поступают к нам, чтобы мы могли проводить на них обучение курсантов. Как раз сейчас мы получили один такой комплект и занимаемся его монтажом для образовательных целей. Это образец техники позволяет работать как с аналоговыми, так и с цифровыми каналами, передавать голосовые сообщения и пакеты данных, используя военные кабельные и радио- линии связи. Информацию можно передавать как секретную, так и открытую. Мы можем создавать самые различные каналы связи. Конечно, одновременно они все не нужны для решения конкретной задачи, но условия эксплуатации могут различаться, и необходима возможность выбрать из перечня каналов тот, который будет оптимальным для данных условий и поставленной задачи. На существующих в институте стендах мы можем дать все необходимые знания для работы со связной аппаратурой. Даже если на месте службы выпускнику попадутся другие модели, он сумеет, на основе полученных знаний, с ними разобраться. Кстати, от старых и проверенных способов связи также не отказываются, так в обязательном порядке в каждом аппарате, который поставляется в войска, существует штатная аппаратура для работы с использованием азбуки Морзе.
— Есть ли какое-то напутствие, которое Вы даёте курсантам, начиная обучение?
— Я им всё время говорю, что связь, как пластилин, она очень вариативна и пластична, из имеющихся элементов можно «слепить» всё, что угодно. И только от специалиста зависит, насколько качественно будет работать готовая система. Это очень важный и ответственный труд. Каждый офицер знает: связь – основа управления. Если она отсутствует, любая военная операция как наступательная, так и оборонительная обречена на провал.

 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх