ОДНОЙ СТРОКОЙ

Секреты похоронного дела — 4

Снегопад, выдавшийся в эту зиму интенсивным и обильным, оказался настоящим испытанием на прочность для всех городских коммунальных служб. Не сделал он исключения и для муниципального ритуального предприятия, которое занимается содержанием городских погостов. Впрочем, для директора МКП «Серпуховская специализированная похоронная ритуальная служба» Н.А. Шашкевич невзгоды погоды вполне преодолимы. Куда более серьезной проблемой для неё является нежелание коммерсантов гробовых дел мириться с честными правилами работы, которые предусмотрены в положении об оказании ритуальных услуг в городе.

Граница ответственности

— Наталья Александровна, как прошли проверку на прочность?
— Для нашего предприятия — это первая зима, и она, на удивление, выдалась снежной. Только за январь выпала годовая норма осадков и нам приходится, как и дорожным службам города, бороться со снегопадом на территории обслуживаемых погостов. Чтобы навести порядок, в контракте предусмотрена механизированная и ручная уборка снега. Машинами, соответственно, убираем те места, где может проехать техника.
— Только своими силами или пришлось привлекать подрядчиков?
— Для уборки дорог мы привлекаем подрядчика, который имеет необходимый автотранспорт для уборки. Где же техника не проходит – убираем вручную. Тем не менее зима показала, что справиться лопатами с огромным количеством снега нелегко. Поэтому мы приобрели снегомёт с большой производительностью. Его используем на всех трех кладбищах (Ивановском, Занарском и Борисовском), и он работает практически каждый день.
— Даже уборка снега требует технической оснащенности?
— Практика показывает, что да. Полагаться во всем только на подрядчиков – не всегда лучший выход. В этом вопросе, я считаю, политика главы города на наращивание собственных, муниципальных фондов для уборки и содержания территорий очень правильная. Есть с чем работать и есть с кого спросить.
— Вы хотите сказать, что с появлением муниципального предприятия на кладбище появилась и ответственность?
— Да. Мы прилагаем все усилия, чтобы территория кладбища содержалась в надлежащем виде. Однако перед Ивановским погостом есть площадка между первыми и вторыми воротами. На ней раньше останавливался общественный транспорт. Теперь она находится в аренде у коммерсантов и убирается от случая к случаю. Горожане жалуются на уборку этой площадки, но она в аренде и мы не можем за нее отвечать.
— Как же она оказалась в аренде?
— Эта территория раньше относилась к Ивановскому кладбищу, но из-за того, что границы кладбища до сих пор не установлены (соседнее муниципальное образование их не согласовывает), то этот самый участок администрация Серпуховского района сдала в аренду предпринимателю. Из-за чего до первых ворот дорогу убирает Комбинат благоустройства, мы же – начиная со вторых ворот. Саму же площадку между ними почистить не представляется возможным. Поэтому нам приходится открывать вторые ворота, для того чтобы автобус высаживал пассажиров и разворачивался на убранной территории.
— На самом погосте тоже есть границы ответственности?
— Мы чистим дороги и дорожки, а сами захоронения являются зоной индивидуальной ответственности. Поэтому уборка снега с могилки и уход за ней — это прерогатива ответственного за захоронение.

Единый прейскурант

— И все же зимняя уборка всегда субъективна в оценке. Тот же коммерсант, обосновавшийся между двух ворот, может вас упрекнуть в необоснованных расходах?
— У нас всё прозрачно, и нас в любое время можно проверить, на что были потрачены средства. Мы работаем по утвержденным Комитетом по управлению имуществом города Серпухова планам, расчетам, сметам. Кстати, в отличие от тех же коммерсантов, у нас существует единый прейскурант для оказания ритуальных услуг.
— А у них разве его нет?
— У коммерсантов? Они оценивают человека по кошельку. Встречая по одежке, так сказать, подкладывают индивидуальный прейскурант. Одному за копку могилы одна цена, другому — в два раза больше. Или тот же гроб. Одному — за 10 тысяч, а другому тот же товар — за 25. Чаще всего они даже не расписывают, за что заплатил родственник умершего. Чек пробили и всё. Когда обращаются к нам, задают порой такой вопрос: «Сколько вы берете за предоставление места на кладбище?». И удивляются ответу: «Нисколько». Эта услуга бесплатная. Мы берем только за копку могил. В то же время в коммерческом ритуале за бесплатную (заметьте — по закону) услугу берут деньги. Чек на 10 тысяч рублей пробивают и объясняют, что это якобы за предоставление места. В то время как место безвозмездно предоставляет муниципалитет. Для этого в КУИ есть специалисты, которые выезжают на кладбище и предоставляют место совершенно бесплатно, если речь не идет о предоставлении семейно-родового захоронения.
— Правильно ли я вас понял: если родственникам умершего предлагают заплатить за предоставление места на кладбище, то они имеют дело с мошенниками гробовых дел?
— Да. Серпухов перенасыщен похоронными конторами. В соседнем Подольске, который намного крупнее нашего города, нет такого количества ритуальных фирм и фирмочек. У них есть одно крупное муниципальное предприятие, которое обслуживает кладбище и оказывает услуги по погребению, и несколько частных предприятий, предоставляющих дополнительные услуги. Проблема в том, что в Серпухове оказание ритуальных услуг превратилось практически в теневой бизнес.

Ужасы похорон

— И муниципальное предприятие хочет вернуть всё в законное русло?
—  Хотелось бы, чтобы не происходили ужасные вещи. К примеру, есть факт смерти. Родственники позвонили нам, а из «Скорой помощи» позвонили другой похоронной фирме, участковая же служба УВД – еще одной конторе. В итоге — на смерть человека как вороны слетелись все ритуалы. Родственники и так находятся в шоковом состоянии, а им агенты пихают свои визитки. Такого не должно быть. Лично я сама, не дай бог очутиться в такой же ситуации, спустила бы всех с лестницы. У меня лично спрашивают: «Если вы отвезли тело в морг, то обязательно вы занимаетесь похоронами?». Всегда отвечаю: «Не обязательно. Мы осуществляем бесплатную транспортировку, а дальше сами решайте».
— А коммерсанты так не церемонятся?
—  Нет. Более того, в зависимости от ситуации, либо могут представиться муниципальной службой, либо если этот номер не проходит, рассказывают о том, что в муниципальной похоронной службе нет своего катафального транспорта. Я не скрываю, что мы его арендуем. Однако это не увеличивает наши расценки при предоставлении ритуальных услуг,  а также не влияет на оказание безвозмездной транспортировки тела умершего. В среднем по городу автобус «ПАЗик» для похоронной процессии обходится в 4 тысячи рублей. Арендуя, мы просто не получаем прибылей, как если бы транспорт был наш. У коммерсантов даже с собственным транспортом выходит дороже.
— Что Вы предпринимаете для того, чтобы устранить причину для сплетен?
— Проводим разъяснительные беседы среди населения, оказываем бесплатные консультации по вопросам похоронного дела и, конечно же, на деле доказываем, что уровень оказываемых нашим предприятием услуг не хуже, а даже лучше коммерческих. До конца второго полугодия мы надеемся за счет областного бюджета закупить новую  санитарную машину для транспортировки тел умерших и катафалк. Финансирование уже утверждено. Также за счет собственных средств постараемся приобрести еще одну катафальную машину.

Честные правила

— То есть будете уже крепче стоять на ногах?
— Для этого у нас имеются все возможности. Муниципальная специализированная ритуальная служба в первую очередь создана для содержания кладбищ, бесплатной транспортировки тел умерших и оказания гарантированного перечня услуг. То есть для исполнения муниципальной функции, предусмотренной законодательством. Поэтому за девять месяцев активной работы наше предприятие, прежде всего, занималось ремонтом фасадных ворот кладбищ, установкой заборов, опиловкой деревьев, строительством новой дороги на Ивановском погосте – всем тем, что называется наведением порядка в муниципальном хозяйстве. Но также эта служба создана муниципалитетом для того, чтобы прекратить практику поборов с родственников умерших
— Тогда почему коммерсанты копья ломают?
— Потому что видят в нас серьезного конкурента, понимают, что все больше горожан доверяют именно муниципальной похоронной службе. Если горожане хотят проводить в последний путь своего близкого человека не за 4557 рублей, которые предусмотрены государством, то это не значит, что они должны оплачивать из своего кармана работу осведомителей, мифическую услугу по выделению места на кладбище, а также нести любые другие выдуманные затраты. Причем траты ничем не подтвержденные, кроме как общей суммой в чеке.
— Если же родственники не в состоянии оплатить похороны?..
— Тогда наша специализированная муниципальная служба их проводит в рамках гарантированного перечня услуг. Тех самых 4557 рублей, которые компенсирует бюджет за захоронение. Однако даже при стесненных обстоятельствах родственников гарантируем весь перечень похоронных услуг. Мы — все-таки — городское предприятие, которое выполняет муниципальную функцию по погребению и всегда руководствуется правилами,  предусмотренными законами и положением о погребении и похоронном деле.

Марат Булатов

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх