ОДНОЙ СТРОКОЙ

С людьми нужно обращаться по-человечески

С 2006 года 31 октября считается Днем работников тюрем и СИЗО. Люди, которые трудятся в этих учреждениях, делают важное и, зачастую, неприятное дело. Не секрет, что в камеры обычно попадают не слишком вежливые граждане, от общения с которыми большинство жителей предпочитают воздерживаться. Об особенностях этой работы согласился рассказать председатель Совета ветеранов Серпуховского следственного изолятора Александр Терёхин.

— Когда и как вы пришли работать в СИЗО и сколько лет уже находитесь на службе?
— Я пошел по стопам отца. У нас вообще получилась некая династия, потому что потом в СИЗО служила и моя дочь. Отец, Виктор Николаевич, работал, наверное, с 1965 и где-то до 1977 года, точно не помню. Он-то и помог мне освоиться на новом месте, обучал и помогал советами. В изолятор я трудоустроился через некоторое время после армии. Отслужив, я работал на севере, в 79 году приехал сюда. Как сейчас помню, что начал трудиться в СИЗО 7 мая 1979 года – простым контролером. Потом уже постепенно сменил должность и заканчивал службу фотографом-дактилоскопистом. В погонах, получается, проработал 25 лет. Затем уже в качестве гражданского специалиста продолжил трудиться в воспитательном отделе – заведую клубной библиотекой. В общей сложности я работаю в следственном изоляторе 37 лет. Моя дочь Людмила отслужила 15 лет в должности социального работника и в чине капитана ушла на льготную пенсию.
— Я с трудом себе представляю особенности работы в СИЗО, можете немного рассказать об этом?
— Ну, в первую очередь, следует объяснить его отличие от тюрьмы. В СИЗО заключенные сидят до вступления приговора в законную силу. Задача этого учреждения не просто изолировать преступников от простых граждан, но и друг от друга, если они проходят по одному делу. Это необходимо, чтобы у них не было связи между собой и они не могли сговориться. Что касается особенностей работы, то главное во взаимодействии с заключенными правильно себя вести, найти тонкую грань, которая определяется чувством собственного достоинства. Нельзя хамить, унижать людей, даже если они преступили закон, но и показать какую-то слабость тоже нельзя. Тем более, что далеко не все заключенные — подонки и убийцы. Понимание этих важных моментов я и стараюсь сформировать у молодых сотрудников, которые спрашивают у меня совета. Они видят, что когда я приношу книги, заключенные со мной говорят уважительно, называют по имени-отчеству. Просто нужно с людьми обращаться по-человечески и никогда нельзя обещать того, что не можешь, или не собираешься делать. Это очень важно.
— К вопросу о том, что нельзя показывать слабость: бывает ли страшно, когда встречаешься с человеком, совершившим тяжелое преступление?
— Я бы не сказал, что у меня была какая-то боязнь заключенных, даже когда оставался с ними один на один в момент снятия отпечатков пальцев. Но некоторое неприятное ощущение все-таки есть от того, что перед тобой вроде обычный человек, но ты свободен, после работы выйдешь на улицу и пойдешь домой, а он отправится в камеру.
— Здание СИЗО располагается в старинном особняке. Оказывает ли это историческое сооружение какое-то влияние?
— Я помню свои первые впечатления, когда я приходил к отцу на работу, мне было 14 лет. Тогда СИЗО действовало на меня угнетающе. Со временем привык, тем более, что лет 10 назад был проведен капитальный ремонт, который во многом сгладил неприятные детали внутри помещений.
— Побегов из серпуховского СИЗО было немного, но все же они случались. Помните какой-нибудь из них?
— На моей памяти было, наверное, четыре побега: два непосредственно из здания и два — с территории больницы, куда заключенных доставляли по каким-либо причинам. Если не ошибаюсь, уйти от ответственности таким образом удалось только одному человеку, остальных довольно быстро поймали.
— А подробней о каком-нибудь из побегов рассказать можно?
— Например, лет двадцать назад у нас сбежало сразу двое из хозяйственной обслуги. Суть в том, что заключенные, которые у нас находятся по не тяжким преступлениям, привлекаются на различного рода работы: готовят, убирают, выполняют несложные действия по ремонту здания и так далее. За это они вправе рассчитывать на условно-досрочное освобождение – проходит половина срока, они пишут заявление, которое рассматривает суд. Если нет нарушений, то их отпускают. Так вот, когда строился новый корпус, двое заключенных как-то умудрились оторвать железный лист, которым на время работ было закрыто отверстие в стене, и таким образом сумели удрать. Впрочем, бегали они недолго. Если правильно помню, ребята были родом из Чехова – там-то их и поймали. Были и неудачные побеги – парень умудрился сбежать из прогулочного дворика – попытался по кабелю залезть на крышу. На что он рассчитывал – не знаю, там же везде колючая проволока. Да и сам двор весь просматривается с камер наблюдения. Вот оператор как раз и увидел на мониторе эту попытку бегства. Современные технологии вообще довольно сильно упростили работу сотрудникам следственного изолятора.
— А забавные случаи были?
— Наверное, были, но что-то сейчас ничего не припоминаю. Вы ведь поймите, радостного в этой работе мало. Она необходима и полезна, но каждый раз, когда выходишь на свежий воздух, думаешь: «как хорошо, что я свободен». Служба в СИЗО требует хороших нервов и серьезного самоконтроля.
— Есть что-нибудь добавить к нашей беседе?
— Да, раз уж представился такой случай, хочу поздравить своих коллег с профессиональным праздникам, пожелать им терпения, здоровья и благополучия.
К поздравлениям в адрес работников серпуховского СИЗО присоединился и председатель общественного совета при МУ МВД «Серпуховское» Алексей Поляков, благодаря которому и состоялось это интервью.

 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх