ОДНОЙ СТРОКОЙ

Русский костюм – это terra incognita

30 марта в Музейно-выставочном центре в рамках проекта «Серпухов на стыке трех губерний» состоялась лекция «Традиционный костюм в круге жизни русского человека». Провел ее авторитетный московский искусствовед и исследователь народного костюма Андрей Боровский. Он занимается этой темой уже около 20 лет и накопил огромный объем знаний, но самое главное – умеет преподнести информацию доступно и невероятно увлекательно. Перед началом лекции Андрей Боровский немного рассказал о том, чем так примечателен русский костюм.


— Меня данная тема привлекает сразу по нескольким причинам. С одной стороны, это наша история, которая совсем рядом, о которой имеет представление любой человек. Но с другой стороны, народный костюм – абсолютная terra incognita, поскольку все разнообразие одежды наших предков неизвестно даже специалистам. Изучением русского костюма серьезно занялись только в конце XIX века, и длился этот интерес недолго – изменения, которые нашей стране принес XX век не позволили раскрыть этот вопрос досконально. То, что мы сейчас изучаем, – это осколки Атлантиды, ушедшей навсегда.
— Но ведь есть масса фольклорных коллективов, которые используют народные костюмы, есть какие-то картинки в учебниках истории, живописные произведения, наконец. Материала для изучения более чем достаточно, или я не прав?
— Если мы пытаемся составить свое представление о русском костюме по фильмам, картинкам, по русской живописи и театральным реконструкциям, то получим абсолютно лживый и не соответствующий действительности результат. Все это – стилизации, которые зачастую имеют совсем мало общего с действительностью. Русский костюм был потрясающе разнообразен, трудно даже вообразить, насколько! Например, приходите вы в музей и видите подпись «костюм Архангельской губернии» или «костюм Рязанской губернии». Складывается ощущение, что в такой одежде ходили все люди на довольно большой территории. На самом деле – нет. В каждом уезде, в каждой деревне был свой характерный костюм, причем не один. Существовали наряды, которые соответствовали временам года или определенным событиям: для первого выпаса скота, трудовых будней, для праздников, для престолов, для траура. Это разнообразие мы можем восстанавливать по описаниям, и немного осталось мест в России, где мы такие вещи можем собрать, пощупать, увидеть воочию. Впрочем, все то, что я сказал, характерно для женских нарядов. Есть такая замечательная цитата историка и этнографа Зеленина: «При всем богатстве русского костюма, а состоятельная крестьянка могла иметь гардероб в несколько сундуков, ее муж при этом в год обходился тремя рубахами: одной праздничной и двумя будничными». Но именно благодаря мужчинам менялась мода, одежда становилась разнообразнее. Представители сильного пола выходили на промыслы, уходили с артелями на заработки, шли работать на фабрики в город. Возвращались они с модными тканями, новинками и меняли моду в селе. Эта ситуация была общей устойчивой для всей России вплоть до начала Великой Отечественной войны.
— Помимо внешней красоты, нес ли наряд в себе какую-то информацию о владельце?
— Костюм был паспортом и визитной карточкой человека, но также содержал и много личного, того, что не выставлялось напоказ. Каждая женщина была модельером и создателем одежды для себя и всей семьи, могла показать, насколько она модная, или насколько состоятелен ее муж. Мастерица закладывала важные для нее или традиционные вещи, например, символические орнаменты с каким-то обережным смыслом. Возможно, хозяйка сама уже не знала значений тех изображений, которые старательно переносила на ткань. При этом костюм отражал и исторические события. Необходимо отметить, что Россия, наверное, единственная страна в мире, где в одно поколение была проведена полная реформа одежды – при Петре I, когда начали отказываться от национального костюма в пользу европейского. Но главное влияние оказывала мода – это тот механизм, без которого не может развиваться одежда, и у крестьянок она тоже была и притом очень интересная.
— Меня как жителя Серпухова интересует, каким был наш костюм и насколько на него повлияло расположение города – между Москвой, Калугой и Тулой?
— Наверное, серпуховский костюм мы не восстановим уже никогда, потому что город очень рано стал купеческим и промышленным центром, а значит, здесь быстрее начали переходить от собственной моды в пользу московской. Скорее всего, особенно активно этот процесс шел со 2 половины XIXвека, когда в России произошло то, что можно назвать ситцевой революцией, – развитие промышленности, появление огромного количества мануфактур сделали ткани доступными крестьянству. Тот же ситец до этого момента был очень дорог, и его могли себе позволить только дворяне. Новые ткани, новые технологии, новые материалы меняли крестьянские одежды по всей России. Так вот, Серпухов как торговый и промышленный центр быстро принимал нововведения. Если до Второй мировой войны национальный костюм еще можно было встретить в тульских или калужских селах, то в купеческом Серпухове, это уже было не модно. Это перекресток трех губерний с очень яркой локальной культурой, это место, в которое стремились переселенцы в огромных количествах, поэтому я уверен, что костюм здесь был ярким, красивым, разнообразным. Можно попытаться по кусочкам восстановить какие-то сведения, чтобы понять хотя бы общую картину, но одеть манекен и сказать, «вот так выглядел серпуховский костюм», мы, скорее всего, уже не сможем.
— Ваша лекция в нашем городе проходит в рамках проекта «Серпухов на стыке трех губерний», который призван рассказать как можно больше о русских традициях, фольклоре и образе жизни. Как вы думаете, насколько он актуален?
— Мы живем в такое время, когда любая инициатива в культуре заставляет нас быть скептиками. Сразу возникают вопросы: какой это даст результат, кому это нужно? или неужели кто-то сделает то, чего еще никто не делал и так далее. Я думаю, что ценность этого проекта в актуализации. Он даст людям возможность открыть для себя эту тему, начать собственный поиск, прикоснуться к традиции любым доступным методом художника, исследователя, рукодельницы… Это только кажется, что в XXI все известно и нечего больше изучать, но любознательного человека ждет еще масса открытий.
Во время лекции Андрей Боровский раскрыл все эти особенности гораздо подробнее. Его рассказ длился около 3 часов, и еще час ушел на разбор всевозможных вопросов, которыми слушатели, несмотря на позднее время, забросали искусствоведа.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх