ОДНОЙ СТРОКОЙ

Роман Павлюченко: «Номер кое-что значит в моей карьере»

- Если бы у меня в детстве были такие условия тренировки, играл бы в «Барселоне», - в шутку отметил заслуженный мастер спорта Роман Павлюченко, увидев спортивную арену СК «Тайфун», где тренировались в минувшую пятницу воспитанники детской школы Спортивно-патриотического клуба «Альтаир».


«Звездный» гость, которого привез к ребятам городской депутат Владимир Ширшиков на тренировку, был не кем иным, как Заслуженным мастером спорта по футболу, бронзовым призером чемпионата Европы 2008 года и обладателем Кубка России в составе московского «Спартака» Романом Павлюченко. Нападающий английского клуба «Тоттенхэм Хотспур», а сейчас московского «Локомотива», конечно же, многое мог рассказать юным воспитанникам. Однако за короткое время своего пребывания в Серпухове он успел, к сожалению, не так много. Тем не менее дети были в восторге от такой встречи. К тому же Роман Павлюченко дал дельное наставление будущим футболистам: «тренироваться много, почти каждый день и слушать тренера — это самое главное». Затем показал пару ударов по мячу, раздал всем автографы и сфотографировался со всеми юными футболистами, подарил ребятам футбольные мячи, а клубу «Альтаир» свою футболку клуба «Локомотив» под 18-м номером. Именно футбольный номер и стал поводом для разговора со знаменитым футболистом.
— Роман, для Вас номер на футболке что-то значит? В «Тоттенхэме» у Вас был №9, сейчас №18…
— Я нападающий. Так повелось, что у них 9-й, 10-й и 11-й номера. В «Спартаке» я был под десятым номером, потому как №9 был занят Егором Титовым. В «Тоттенхэме», наоборот, №10 был занят, и я взял №9. Не просто выбирал. Конечно же, номер кое-что значит в моей карьере.
— Какой номер оказался самым удачным?
— №9 и №10. В «Локомотиве» первый сезон у меня был под №15. С ним как-то  не сложилось, и я решил его поменять. Сейчас я играю под 18-м номером.
— Вы как футболист, сделавший карьеру, можете сказать, какой фактор больше всего сыграл в вашей жизни – тренер, клуб или везение?
— Везение присутствует, но главное – работа. И понимание, что ты хочешь, куда ты хочешь попасть, как прогрессировать. В том возрасте, в каком сейчас ребята тренируются, я не понимал. Только с возрастом, когда поднялся на профессиональный уровень, стал понимать, что собой представляют клубы, за что играют.
— В жизни у Вас был наставник, который советовал выбрать тот или иной клуб?
— Нет. Я принимал решение сам.
— На основании чего? Что повлияло на Ваш выбор?
— Я шагал со второй лиги. Первый мой шаг – в первую лигу. Затем – в премьер-лигу. Потом в Англию уезжал. Я выбирал клубы, понимая, как я буду расти как футболист. Когда меня пригласили в Англию, в «Тоттенхэм», то понимал, что такой шанс упускать нельзя. Все-таки английский чемпионат — самый лучший чемпионат, где можно вырасти как футболист. И я сделал такой шаг.
—  Однако Вы не раз заявляли, что хотели бы играть за «Милан»…
— Я хотел везде играть, но надо учитывать свои возможности. Мне нравился Андрей Шевченко, который играл в «Милане», и поэтому очень любил этот клуб.
— Как Вы отнеслись к тому, что Гус Хиддинг Вас назвал «спящим нападающим»?
— Я не обиделся. Раз Гус так сказал — значит, так оно и есть. Такие слова этого великого человека надо воспринимать как правильные.
— Он в игре за сборную Россию делал на Вас ставку?
— Да, я играл у него в команде первым номером. Гус великий тренер, которого надо слушать.
— Кто еще из Ваших тренеров повлиял на Вашу профессиональную карьеру?
— Их много. Первый — детский (Хасан Курочинов), который меня гонял, вбивал мне в голову — что необходимо в первую очередь, когда я еще не понимал, а так каждый тренер внес свою лепту.
— Какую лепту внес английский тренер Реднапп (главный тренер «Тоттенхэма» с 2008 по 2012 гг.)?
— Вы ждете, что скажу плохое о нём из-за того, что не выпускал меня на поле? Нет. Надо понимать, что тренер принимает решение — кого ставить в играющий состав. Наверное, на тот момент я был хуже тех, кого он выпускал. Тренерское решение надо уважать. Раз он так делал — значит, надо было. Мне казалось, что в некоторых моментах он был несправедлив, но я не опускал руки и тренировался. Я понимал, что если сегодня буду выглядеть  лучше своего напарника, то буду играть. Иногда не получалось, но я старался. Только так становишься мужчиной и футболистом.
— Футбольная карьера, наверное, не всегда идет только в гору, а имеет свои подъемы и спады?
— Все время хорошо не бывает.
— Как Вы считаете, в «Локомотиве» какой идет период?
— Если команда на девятом месте, а задача стоит быть в тройке — значит, дела плохие. Нужно как-то исправлять, преодолеть какой-то спад. Надо работать на победу.
— У Вас есть свой коронный удар?
— Такого нет. Игра быстро меняется. Могу и левой, и правой ногой забивать, но сильнее бью правой. Чтобы быть хорошим футболистом, надо хорошо бить с обеих ног.
— Чем все же отличается английский футбол от российского?
— Другим подходом к футболу. В Англии серьезные детские футбольные школы, в которых профессионально работают тренеры. Именитые клубы с историей…
— И каково отношение в них к легионерам?
— Отличное. Они понимают (как и у нас в российских клубах), что приехал помочь команде, а не просто заработать денег.
— Где Вы, как футболист, более комфортно себя чувствовали? В России или в Англии?
— В Англии получаешь удовольствие от игры, от болельщиков, когда весь стадион тебя поддерживает, а не так, как у нас. Приходят 5-7 тысяч, кричат — непонятно что, бросаются — непонятно чем. И это не красит наш футбол.

Рамиль БИКМАЕВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх