ОДНОЙ СТРОКОЙ

Радио – это моя любимая работа

7 мая – День радио. 122 года назад российский физик Александр Попов на заседании физико-химического общества продемонстрировал беспроводную удалённую регистрацию электромагнитных колебаний. Сегодня без радио трудно представить нашу жизнь, оно скрашивает долгую поездку, или вынужденное бездействие в автомобильной пробке, наполняет хорошими песнями наши квартиры и рабочие места, является источником актуальной информации обо всем, что происходит в мире. Дополняют все это голоса ведущих, которые работают в прямом эфире, – без этих людей радио потеряло бы львиную долю своей привлекательности. К нынешнему празднику я решил побеседовать с довольно известным в нашем городе человеком – ведущим «Love-радио» Максом Исаевым.

— Скажи, мы раскрываем твое инкогнито? Сообщаем читателям, как Макса Исаева зовут на самом деле? Ну и расскажи заодно, как появился этот псевдоним.
— Это не сказать, что такой уж большой и страшный секрет. Мама 32 года назад назвала меня Виктором и фамилия у меня Большаков. А история с псевдонимом такая: когда я пришел на радио в 2008 году, демо-записи с моими эфирами хранились на рабочем столе компьютера в папке с именем «Штирлиц» — не знаю, почему и кто ее так назвал. Ну а Штирлиц – это Максим Исаев. Когда мне нужно было уже выходить в настоящий прямой эфир, возникла мысль, что Виктор Большаков – это как-то очень длинно и не внушительно. Тогда с легкой руки Татьяны Кордюковой и появился Макс Исаев.
— Не обидно ли было, что Макса Исаева знают, но никто не знает, что на самом деле это ты?
— Обидно было скорее моей маме, которая как раз по этому поводу очень переживала. Потом, когда начались всякие акции, я начал быть на виду, встречаться со слушателями и жителями города на различных мероприятиях, ее этот момент перестал тяготить. Знакомые поначалу тоже спрашивали, когда меня можно послушать, говорили:«Каждый раз там какой-то Максим, а где ты-то?»
— Ты мечтал попасть на радио?
— Вот как-то не особо. Было дело, что я звонил на «Авторадио» в программу по заявкам «Народный хит», просил поставить песню… Такой прямо мечты — попасть на радио, у меня не было. Но когда мне предложили, я не отказался. И очень здорово, что меня не выгнали. Сейчас я понимаю, что сначала это звучало ужасно. Очень благодарен, что меня потерпели на начальном этапе и Татьяна Кордюкова, и Игорь Подставкин, дали мне шанс научиться, развить себя. И еще я благодарен слушателям, которым, я думаю, в первые несколько месяцев моего ведения тоже пришлось не сладко.
— А как ты вообще пришел в эту профессию?
— Абсолютно случайно. Просто в какой-то момент познакомился с Димой Гориным, он послушал, как я разговариваю. Не знаю уж, что он во мне заметил, но предложил поработать ди-джеем. Я, конечно же, согласился, пришел в июне 2008 года на студию и начал стажироваться под Диминым руководством. В августе я вышел в эфир «Авторадио», а в октябре 2008 состоялся первый эфир на «Love-радио», и с тех пор я там и работаю.
— Каково это ощущать, что тебя слушают сотни и даже тысячи человек?
— Когда идет эфир, я об этом не задумываюсь и, наверное, к лучшему — я бы еще сильнее волновался. На самом деле работать на радио — это очень классно, но, с другой стороны, — это и очень большая ответственность, поэтому существует золотое правило: «Сначала подумай, потом говори». Сейчас с позиции опыта я понимаю, если нечего сказать, то лучше поставить песню и выйти после нее с уже оформившейся мыслью.
— Не ушел ли задор, драйв за 9 лет работы? Человек ведь ко всему привыкает, острота ощущений теряется…
— Здесь опять спасибо моим коллегам. Дело в том, что я за этот период три раза уходил, и они меня сначала отпускали, а потом принимали обратно. Первый раз это произошло где-то через два года после начала работы. Как ведь было: «Love-радио» — популярнейшая радиостанция в городе, поначалу я был единственным ведущим, потом Кира Максимова ко мне присоединилась, мы вдвоем вели эфиры и очень хорошо «пошатали» город. Были постоянные акции, когда мы встречались с большим количеством людей. Все это внезапно свалилось на меня, молодого парня, и оказалось, что это немного слишком, может быть, у меня даже появились какие-то зачатки звездной болезни. В какой-то момент я перегорел и попросился уйти. Хорошо, что меня тогда отпустили, а еще лучше, что потом обратно взяли. Через три месяца, я понял, что мне жутко не хватает радио. Видимо, отдохнул, переключился на другую деятельность и заскучал по тому драйву, когда ты сидишь в прямом эфире и тебе есть что сказать, ты заряжаешь слушателей хорошим настроением. Были, например, такие случаи, когда звонил парень, просил помочь ему помириться с девушкой. Я подбирал красивую песню и говорил какие-то слова, чтобы все получилось. Ведение прямого эфира – очень эмоциональная работа, и я не думаю, что когда-то эти эмоции поблекнут.
— Скажи, бывает ведь, что ты приехал на работу с плохим настроением: дома, какие-то мелкие неурядицы или в пробке простоял кучу времени… Есть у тебя какой-то способ отрешиться от проблем, чтобы не выдать в эфир свою хандру?
— Это получается как-то автоматически. Ты садишься за пульт, включаешь первую песню, и все куда-то улетучивается. Такое ощущение, что Виктор Большаков и Макс Исаев – это действительно немного разные люди.
— А на тебя-то самого это действует? В смысле отработал эфир, поделился со слушателями настроением и сам подзарядился позитивом.
— Ну, если проблема действительно серьезная, то, конечно, никуда она не денется, и одним эфиром настроение не исправишь. Иначе бы я всех сюда приглашал и устраивал сеансы радиотерапии. А если мелкие неурядицы, то да – есть хороший шанс, что, отработав, я о них даже не вспомню. В этом плане эфир, можно сказать, лечит ведущего.
— Насколько много экспромта в твоей работе? Никогда ведь не знаешь, кто тебе позвонит и что скажет.
— Считаю, что каждый экспромт должен быть подготовлен, насколько это возможно. Поначалу я прописывал все эфиры полностью и знал, что скажу после каждой песни. У меня до сих пор лежат тетради с таким планированием. Даже сейчас, если мне в голову пришла какая-то мысль, я сначала ее записываю, формулирую и выдаю в эфир уже готовую.
— Изменила ли тебя работа на радио?
— Можно поделить мою жизнь на «до» и «после» — настолько большое влияние на меня оказала эта работа. Я стал публичным человеком, оброс знакомствами и связями, периодически встречаюсь с известными людьми, с которыми запросто могу разговаривать, задавать им вопросы. Главное, появилась уверенность в себе. Я никогда не был зажатым, постоянно участвовал в какой-то движухе, но радио- это совсем другое дело, чем школьная самодеятельность.
— Давай в завершение разговора придумаем какой-нибудь слоган. Продолжи фразу: «для меня радио – это…»
— Это моя любимая работа.

Беседовал
Евгений Краснов

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх