ОДНОЙ СТРОКОЙ

Работа, которая приносит радость

Просто удивительно, сколько интересного можно увидеть, просто глядя по сторонам и какое количество талантливых людей на самом деле нас окружает. В толпе их не узнать – обычные люди, которые спешат по своим делам…

Но, придя домой и расправившись с повседневными хлопотами, они начинают творить: создавать своими руками совершенно необыкновенные произведения. Если познакомиться с таким человеком и поподробнее расспросить о его увлечении, то поневоле начинаешь заражаться энтузиазмом, думать, а не попробовать ли мне завести себе похожее хобби. Именно по этой причине мне так нравится бывать на разных ярмарках народных умельцев – там действительно можно получить мощный заряд творческой энергии. На одном из таких мероприятий я и увидел человека, буквально окруженного произведениями, выполненными из дерева. Резные картины и панно, статуи, интерьерные предметы и прочее… Некоторые изображения поразили своей детализацией. Они казались не вырезанными, а буквально вылепленными из дерева. «Таким работам в музее бы висеть, а не на ярмарке пылиться», — подумал я тогда. Так я познакомился с Александром Юнашевым. Оказалось, что помимо резьбы по дереву он всерьез занимается хореографией и даже представлял наш город в составе танцевальных ансамблей за границей. А еще — увлекается фотографией. Желание взять интервью у этого талантливого человека появилось сразу, но до его дома-мастерской я добрался только сейчас.
— Даже не знаю, о чем спросить в первую очередь, о танцах, о резьбе, или обо всем понемножку. Чем вы увлеклись раньше?
— А я даже не знаю, что на это ответить. Наверное так: я с первого класса занимался гимнастикой, был чемпионом Воскресенска, где тогда жил. Но потом пошел в рост, «вымахал» больше метр восемьдесят, и оказалось, что это многовато. Тогда друзья пригласили меня заниматься танцами. Эта тема, как выяснилось, мне очень близка, и гимнастическое прошлое стало серьезным подспорьем. А работе с деревом меня научил родственник. Я тоже как-то сразу увлекся этой темой и не расстаюсь с ней до сих пор – уже больше 40 лет.
— Когда и как вы попали в Серпухов?
— Это связано с хореографической деятельностью. Я танцевал в разных коллективах, в 1975 ездил на гастроли в Венгрию с ансамблем профтехобразования Москвы и Московской области. Потом решил закрепить это все дипломом и поступил в Московское культпросвет училище на отделение хореографии. Там я и встретил свою будущую жену Елену, которая, к сожалению, покинула этот Мир в 2005 году. Елена была серпуховичкой, так и получилось, что я переехал жить сюда в 1980 году. Работал хореографом в ДК «Россия», «Исток», в «Занарке» и в Доме пионеров вел две группы. В коллективе «Россияночка» помимо того, что был вторым педагогом и занимался с группой мальчиков, еще и танцевал в составе ансамбля под руководством Веры Васильевны Чибисковой. Мы тогда много гастролировали, ансамбль ездил по всевозможным международным фестивалям. Мне, например, очень запомнилась поездка в США в 1989 году. Мы тогда сделали много показательных выступлений. Самое грандиозное было в Индианаполисе. Сейчас я хореографом не работаю, полностью переключился на дерево. Но в «Россияночке» продолжаю танцевать – просто для души.
— Тогда расскажите про резьбу. Откуда возникают сюжеты для Ваших работ?
— Проблем с идеями нет, наоборот, в голове целая очередь из задумок, которые хочется воплотить. Это раньше с информацией были проблемы. Тогда очень спасала библиотека – там было много литературы по резьбе, по рисункам, по орнаментам. Кроме того, ездил в Москву, на разные выставки, общался с мастерами… Сейчас, когда в нашем распоряжении интернет, все гораздо проще – смотри, вдохновляйся и делай. Кроме того, очень люблю гулять по паркам и лесу – зачастую именно с таких променадов я возвращаюсь с ворохом идей – любая коряга может подсказать очень многое. Еще источником идей могут быть различные изображения. Так, например, смотришь на какую-нибудь гравюру, начинаешь представлять, как эти линии будут смотреться в дереве, в объеме, и рука сама тянется к резцу. Я очень рад, что все обстоит именно так – художник, который сидит у пустого холста в поисках идеи – довольно печальное зрелище.
— Есть ли какие-то мастера, на которых Вы в своем творчестве равняетесь. Я, недавно был в карельском городе Сортавала и видел там музей резчика по дереву…
— Кронида Гоголева… Это действительно человек потрясающего таланта. У меня, кстати, с его именем связана довольно забавная история. В советское время я стоял со своими работами на Октябрьской около Центрального дома художника. Ко мне подошел искусствовед, который сказал, что мое творчество напомнило ему Гоголева. А мне и ответить нечего – не знаю я такого резчика. В следующий раз я услышал о нем даже не в России, а в Финляндии, где тоже некоторое время работал с деревом. Мне там даже визитку музея дали! Мне жуть как интересно было посмотреть на работы этого карельского мастера. Но интернета не было, с литературой про него тоже как-то не очень… В итоге уже в Серпухове подходит мой ученик, с которым я занимался хореографией и говорит: «мой папа был в Карелии и снял там фильм про Гоголева». Думаю: да что же это такое! Все Гоголева знают, один я – нет!». VHS кассета с фильмом, которую мне тогда принес мой ученик, лежит у меня до сих пор. Я действительно был впечатлен уровнем этого мастера, тем более, что на записи были и кадры того, как он работает. Вообще есть много людей, которые меня вдохновляют, взять, например Михаил Ильяев, который возглавляет клуб «Московский резчик». Это потрясающий человек. Но копировать чью бы то ни было технику я не хочу – учусь у всех.
— Какие инструменты используете? Я слышал, что старые советские часто бывают лучше современных.
— В основном советские и использую: Шарикоподшипникового завода, резцы и инструменты из магазина «Московский художник», который был еще в СССР. На рынке иногда покупаю старые опасные бритвы. Они отлично подходят для мелких деталей. По большей части этого хватает. А современные резцы – это только Швейцария. Если в какой-то момент удается продать много работ, то я могу себя побаловать и прикупить какой-нибудь один новый инструмент.
— Одна из ваших работ, которая привлекла мое внимание – портреты музыкантов группы Rolling Stones. Ваши кумиры?
— У этих ребят очень фактурные, интересные лица, кроме того, мне нравится их подход к тому, что они делают – полностью отдаются музыке. Но, честно говоря, я их не очень слушаю, мне больше нравятся Beatles. Музыка вообще довольно много для меня значит. Я всегда ее включаю, когда сажусь за работу. В основном предпочитаю классику, хороший качественный джаз и такое направление как барокко. Очень люблю это состояние, когда уже взял в руки резец и начал что-то делать. Бывает, что от первоначального рисунка уходишь очень далеко, потому что на дереве ты намечаешь только общие контуры для грубой обработки – то, что нужно убрать. Потом, когда сформирован основной объем, уже начинается чисто творческая составляющая. Именно в этот момент иногда рождаются очень сильные идеи, которые буквально преображают изделие.
— Вы говорите, что сейчас полностью переключились на работу с деревом. Это занятие приносит такой большой доход?
— Не сказал бы. С голоду, конечно, помереть не даст, но и сверхприбылей здесь не получишь. Зато я получаю настоящее удовольствие от работы. Сотрудничаю с некоторыми художественными салонами. Сейчас мне предложили тематику павлина – герба нашего города для сувенирной продукции. Это оказалось очень интересно: я ведь не ограничен в том, как именно изображать эту красивую птицу. У меня случился целый творческий всплеск: вазы, подставки, панно, подвесные скульптуры… Делаю и не могу остановиться. Нет никаких рамок, я спокойно могу себе позволить импровизировать.
— Не могу не спросить: есть ли что-то общее между резьбой по дереву и танцами?
— Как ни странно, есть. Законы композиции работают одинаково везде. Те знания, которые я получил еще в училище, сейчас мне серьезно помогают.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх