ОДНОЙ СТРОКОЙ

Прогулки по Парижу и Аппиевой дороге

Хорошую картину узнать очень легко: она буквально притягивает к себе внимание, заставляя вглядываться в каждую деталь. Художники добиваются такого эффекта разными способами: кто-то умеет запечатлеть красоту природы и архитектуры, кто-то наполняет одно изображение целым набором образов, кто-то умело подмечает интересные ситуации из обычной жизни. Москвич Алексей Бобрусов, экспозиция работ которого сейчас представлена в Музейно-выставочном центре, умело сочетает все эти приемы в своих произведениях. В Серпухов он привез два цикла «Встречи на Аппиевой дороге» и «Парижские письма». Они довольно сильно отличаются друг от друга: сюжеты, материалы и стилистика настолько непохожи, что поначалу даже не верится, что их создал один человек.


— Я привез практически все картины, которые у меня остались в этих двух циклах, — сообщил автор. – Остальные работы разошлись по музеям и частным коллекциям. «Встречи на Аппиевой дороге» создавались на рубеже веков. Я немало походил по этому пути, который идет от Рима на юг, кроме того увлекаюсь историей. Так вот, то, что я видел в 90-е годы в нашей стране, очень напомнило мне развал Римской империи. Я представил себя безработным художником, который болтается по улицам начинающего пустеть города, по дорогам когда-то великой страны и рисует то, что видит: людей, которые не понимают, что им теперь делать, гладиаторов, оставшихся без работы, и так далее.
Второй, более поздний цикл «Парижские письма» включает в себя очень необычные графические произведения, выполненные, как большие открытки с воспоминаниями. Изображение на каждой из них дополняется текстом, который становится неотъемлемой частью картины. Где-то слова образуют струи дождя и потоки воды, изливающейся из пасти горгульи, где-то они стелются по земле наподобие тротуарной плитки.
— Между прочим, это все реальные письма, которые я писал как бы разным людям, но адресовал себе, — объяснил Алексей Бобрусов. – Никому я эти тексты так и не послал, они остались у меня. Поэтому на каждой картине стоит почтовый штамп «N’ habite pas a l’ adress indiquee»  — получателя по указанному адресу нет. Сюжеты тоже реальные – просто подмеченные особенности, запомненные эмоции. Например, гуляя по набережной, я увидел совершенно потрясающее отражение в воде. Оно казалось гораздо более четким и контрастным, чем реальность. Вот это состояние я и попытался передать. На другой прогулке я наткнулся на необычную инсталляцию, сделанную клошарами – так там называют бездомных. Они из всякого хлама собрали себе рождественскую елку. Получилось просто волшебно, и я решил зарисовать.  В  этой серии вообще достаточно много клошаров –  люблю за ними наблюдать.  Парижские бездомные не похожи на наших – они  колоритные, интересные, все разные. Каждый занят своим делом – кто-то поет, кто-то читает стихи, кто-то бегает и выкрикивает какие-то лозунги. Главное совсем близко к ним не подходить – запах все-таки исходит специфический. Так что зарисовки я делаю с некоторой дистанции.
«Парижские письма» вообще получились богатыми на интересные сюжеты, например, изображение огромного платана, весь ствол которого изрезан надписями от туристов из разных стран. Есть там и надписи на русском языке. По словам Алексея Бобрусова, картинку он не приукрасил: что увидел, то и нарисовал.  Казалось бы, простой сюжет, но он почему-то привлекает внимание.
Впрочем, внимание на этой выставке привлекает каждая работа. Возникает желание  разобрать-таки торопливый косой шрифт парижских писем и побродить по развалинам Римской империи. Так или иначе, скучной эту экспозицию точно не назовешь.  

Евгений КРАСНОВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх