ОДНОЙ СТРОКОЙ

«Придворные»

Приятно общаться с читателем в рамках бытовой зарисовки. Социологические исследования, многозначительная  аналитика, репортаж, спешащий вслед за событием, при всем уважении, не заменят разговора по душам. Тут и лирика к месту, и подходящий  анекдот окажется весьма кстати. «Четыре … чумазеньких чертенка» - плод «бездомной» кошачьей любви - стали поводом для очередной беседы.

«Рыжий, рыжий…»

Два дымчатых клубочка и два означенного в подзаголовке цвета буквально вывалились на днях из подвальной «амбразуры» близлежащего дома. Что они чередили в неогороженном палисаднике – нужно было видеть!
«Эквилибр» в честь первого солнечного дня и собственной чуть окрепшей плоти был достоин умиления. С восторженным криком: «Кы-ы-ы!» потопал в сторону кисок карапуз, похоже, сам только-только освоивший первые шаги.
— Сынуля, куда ты? Фи, котята грязные, — забеспокоилась молодая мама.
— Ой, посмотрите, какие они забавные, — встряла я.
— Знаете, я не против животных, но — ухоженных, домашних. А эти — разносчики болезней, – их же к ветеринару не водят. Если бы наши бабульки  не кормили уличных обитателей, такого  количества бездомных кошек не расплодилось бы. Действительно,  именно в этом доме много пожилых женщин, спешащих с судками к своим любимцам. Да и в доме напротив, как выяснилось, их тоже хватает.
«К добру или к худу» — решила узнать и у сердобольных гражданок, и у прочего люда. Первой «ответчицей» стала Раиса Васильевна. В недавнем  разговоре на улице женщина поразила тем фактом, что специально ездит в зоомагазин за сухим кормом для бездомных кошек. Ну, ладно бы остатки с собственного стола…

Жалость

— Почему кормлю? Да мне их просто жалко, — призналась Раиса Васильевна. – Идешь по улице, видишь ждущие физиономии и сердце не даёт пройти мимо. Они ведь живые. К тому же — обездоленные. Кто-то в  семьях живёт – в любви и довольстве. Печенкой с рынка лакомится, свежей рыбкой… А у них — другая судьба. Разница — прямо как у людей. У Раисы Васильевны и её мужа Алексея Петровича живут в квартире кошка Маруся и кот Матвей. Как вы уже, наверное, догадались, они тоже выходцы из «придворных».
— Больше взять не  можем, хотя иной раз руки так и тянутся. Ну, судите сами. Возвращаюсь как-то из магазина, вдруг откуда ни возьмись появляется рядом пищащий комочек. Я иду дальше, так он забежал вперёд, смотрит на меня и мяукает  ещё жалобнее. Что делать? Достала из сумки, что было, попотчевала котенка.
И дала себе слово кормить его регулярно, раз уж в дом взять не получается, — поделилась Раиса Васильевна.
Тимошу (так окрестила его «кормилица») знают теперь во всех близлежащих дворах. Благодарнее и ласковее нет, похоже, существа, а главное, симпатичных ему людей, спешащих по делам, провожает  до определенного места, вышагивая рядом, как собака.
Поговорила на животрепещущую тему — «кормить или не кормить?» — ещё с несколькими респондентами. Мнения, естественно, разделились. Для кого-то  «страшнее кошки зверя нет», а кто-то за бездомных — горой.

«Решайте сами…»

— Конечно — кормить! Мы же люди! — ни секунды не сомневалась пенсионерка Анна Сергеевна. — Мне в 41-м году, когда война началась, исполнилось шесть лет. Сами понимаете, голодно было. Но киске своей (теперь, конечно, не помню, как ее звали), хоть немного, но давали поесть.
— Кормить, а если есть возможность — просто взять к себе домой, — ошарашила миловидная дама элегантного возраста Лариса.
Как оказалось, котёнка в дождливый осенний день принесла в квартиру дочь женщины. Несчастный комочек сидел у двери подъезда и отчаянно верещал на всю округу. На его счастье, призыв о помощи был услышан. Теперь Алиса — существо, в котором  не чают души.
— Прямо королевская аналостанка! — пошутила я, напомнив собеседнице рассказ Сетона-Томпсона.
— Абсолютно верно, — подтвердила Лариса. — Обожает мыться, любит, когда её вычесывают, привередлива в пище и не всякому даст себя погладить.
Неожиданно поддержал Ларису  45-летний  Анатолий. Он поведал  такую историю:
— Муську притащила жена. Взять котенка ее уговорила подруга, у которой бездомная кошка разродилась чуть ли не под дверью. На жену накричал, но она очень просила. Скрепя сердце согласился, но котенка сразу отнес к ветеринару. Оказалось, вполне себе здоровая кошечка. Подросла, «оперилась». Правда, имя я ей дал неправильное. Надо было что-то типа «Айболитши». Объясню — почему. Считаю себя ещё молодым, а вот высокое давление просто замучило. Муська чувствует, когда неважно со здоровьем. Забирается на левое плечо и сидит  до тех пор, пока мне получше не станет.
— Ни в коем случае не кормить! — сказал, как отрезал, пожилой благообразный пенсионер Николай Васильевич. — Сегодня — четыре котёнка, а завтра они расплодятся в геометрической прогрессии. Загадят все пространство! Хорошо, что подъезды сейчас все закрытые — с домофонами, а то бы и тут житья не было.
— Однозначно — кормить! — воинственно возразила другая пенсионерка Галина Аверьяновна. — Для нас, живущих на первых этажах, «подвальные» кошки надежная защита от мышей и даже крыс.
У женщины много знакомых в разных концах города. По их словам, ни отрава, ни толченое стекло, ни хитроумные ловушки, ни даже персональный «усатый-полосатый» не являются стопроцентной защитой от серых разбойников. В домах, где слишком рьяно заботятся об отсутствии пушистого народца в подвалах, появляются новые обитатели.
— Не кормить, дети дороже! — непреклонна молодая мама Наташа. – Летом к песочнице не подойдёшь – любимое  место отправления соответствующих нужд. Дети глистов понахватают!
— Наташ, но ведь и хозяйские кошки,  вышедшие на прогулку не прочь, уж простите, раскорячиться в песочнице… — не сдается пенсионерка.
— Ну, не знаю…
Чудеса толерантности проявил студент юридического факультета Алексей.
— Не кормить, но и не гонять. Пусть распорядится естественный отбор, — вмиг уравновесил обе чаши богини будущий служитель Фемиды.
Только вот порой судьба кошачья определяется не сердобольной бабушкой, а к сожалению — голодом, зубастым псом… да злым человеком.
Так что, сограждане, «думайте сами, решайте сами» — кормить или не кормить.

Вера Фоминская

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх