ОДНОЙ СТРОКОЙ

Последний романтик

В субботу на сцену Гортеатра вышел Анатолий Алешин -  вокалист групп «Веселые ребята» и «Аракс». Артист с 40-летним стажем исполнил как знакомые и любимые песни, так и новые, сочиненные уже после его возвращения из Америки. Новинки были приняты весьма радушно, но наибольший восторг, конечно, вызвали хиты 70-х и 80-х годов. Им зрители подпевали, не жалея сил. Что интересно, серпуховичи присутствовали не только в зале, но и на сцене. Анатолий Алешин набрал группу среди наших молодых музыкантов. Об этом и о творческих планах группы он рассказал «МиГу» в интервью после концерта.


— Чем вы руководствовались, когда набирали музыкантов?
— На самом деле, это случайность. Началось всё с гитариста, мы с ним уже сотрудничали. Когда встал вопрос, что нужны еще барабанщик и басист, он сказал, что у него есть группа. Я просмотрел их и подумал, что лучше иметь коллектив, сыгранный, наработанный, в котором все человеческие связи налажены. Как музыканты они меня устроили. Этот концерт — начало нашего сотрудничества.  Сейчас мы с ребятами съездим в тур, попытаемся сделать записи. Потом посмотрим, что получится.

— А часто такие случайности бывают? Сильно ли они влияют на судьбу музыканта?
— Стечения обстоятельств разные бывают. В нашей профессии они могут сыграть значительную роль. Оказаться в нужном месте в нужное время — это важно. Но есть также и закономерности. Если человек упорно работает в каком-то направлении, точно знает цель и идет к ней — то в конечном итоге он добивается своего. Так часто в жизни бывало, у меня нет причин сомневаться в этом. Главное, чтобы цель была соизмерима с возможностями. Потому что люди часто ставят цель, которая не соответствует их возможностям, их способностям. И это трагедия. Творчество иррационально полностью. Оно не описывается никакими формулами и не поддается никаким законам.

— Одна из новых песен, которую вы спели, — «Последний романтик». Это о себе или какой-то собирательный образ?
 — Вообще это песня относительная. И это собирательный образ. Просто так совпало. Знаете,  у каждого артиста есть амплуа. И, допустим, записной злодей в театре никогда не сможет играть романтического любовника. Видно, мое амплуа — это романтик на сцене, и в песнях — тоже. Позитив, который я неким непонятным образом несу людям. Такое амплуа.

— Не сложно ли после шестидесяти оставаться романтиком?
— Я думаю, что романтик — это состояние души. Возраст на это не влияет. Романтик — это тот человек, который не заболевает цинизмом к исходу дней. А остается если не романтиком, то, по крайней мере, человеком, который позитивно смотрит на жизнь и на всё, что его ожидает в ближайшем будущем. Я ставлю знак равенства между романтиком и оптимистом. Пессимист и скептик по определению не может быть романтиком.
А вот с точки зрения распределения ролей — пессимист, оптимист — это уж как природа распределит. Это зависит от химического баланса внутри организма. Если феромонов больше вырабатывается — значит, ты будешь оптимистом. Если меньше — пессимистом. Я встречал людей, у которых не было никаких причин для пессимизма и депрессии по жизни. Красивые, молодые, талантливые. Но находились все время в жутком депрессняке. Это от химического баланса все зависит. Я остаюсь оптимистом, хотя с годами все сложнее и сложнее загораться новой идеей. Кажется, что уже все возможные темы освещены, все возможные стили испробованы. Потому что все меньше и меньше вопросов остается в жизни. Закономерности какие-то, которые ты вычисляешь по жизни, расставляют точки над “и”. И когда решаешь, о чем спеть, кажется: это смешно! Ведь все давно спето, и все вопросы освещены. А еще с возрастом все меньше слушателей. Уходит поколение, а молодежи нужны другие песни. У молодежи своя жизнь, свой мир. И исполнителям нашего поколения нет места в этом мире.
 
—  Во время концерта Вы говорили, что готовите новый альбом. Когда планируете его выпустить?
— Если сложатся обстоятельства, если карта ляжет — то успею закончить в этом году. Процесс записи сегодня во многом зависит от финансирования. Можно записать дома на коленках, но потом нужно продукту придать вид. А продюсирование, представление продукта стоит денег. Нужное количество песен для альбома набирается. Название я пока сказать не могу. Называть “Последний романтик”  — не хочу, у кого-то был такой альбом. Наверное, по одной из песен. Смотря, как они выстроятся, какая песня окажется программной в этом альбоме.

 — Еще в Серпухов приедете?
— Загадывать, конечно, не буду, но раз уж получилось, что со мной играют ваши ребята – наверняка еще приедем. 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх