ОДНОЙ СТРОКОЙ

Портрет на фоне предприятия

У каждого предприятия есть свои живые легенды – люди, внесшие большой вклад в становление и развитие производства. Несмотря на то, что они известны в корпоративной среде, их имена совершенно незнакомы городской общественности. Если же учитывать неразделимую связь региона с тем или иным заводом, фабрикой, то никак нельзя согласиться с такой тенденцией. Чтобы каким-то образом восстановить справедливость, мы решили рассказать об уникальном человеке, который внес свой неоценимый вклад в укрепление оборонной промышленности страны, привлекая на РАТЕП новые перспективные заказы. И, наверное, это символично, что Израиль Хаимович Левин и серпуховский радиотехнический завод являются ровесниками: оба они родились в 1938 году, обоим пришлось принять и тяготы, и испытать славу.

Их было в семье трое братьев, все – погодки. Самый младший, Изя, решил стать инженером будучи еще подростком, в 14 лет. К тому времени в его небольшом жизненном багаже имелась небольшая пачка грамот победителя в технических конкурсах и отличные оценки в дневнике. Золотая медаль, с которой он окончил школу небольшого белорусского городка Барановичи, открыла ему двери в Ленинградский электротехнический институт. И вот в 1962 году по окончании вуза молодой специалист получил диплом инженера и путевку в жизнь, а именно — распределение на серпуховский завод (ПЯ№2),  предшественник радиотехнического завода.
— Первое впечатление от места предстоящей  работы было негативное, — улыбаясь, вспоминает Израиль Хаимович. – Я приехал в Серпухов из Москвы на электричке, до завода пробирался по труднопроходимой колее. Все было мрачным, неприглядным. Не очень мне это понравилось, но отступать было некуда. Был принят на завод инженером-регулировщиком в специальный монтажный отдел завода. 
Койкоместо выделили в общежитии на территории завода, а именно — в части здания, где сегодня находится заводоуправление, и первая командировка в Николаев – вот что ждало молодого специалиста. Тогда на заводе разрабатывали и изготавливали опытные образцы новых систем управления артиллерией «Турель» и системы управления зенитно-ракетных комплексов «Ятаган». В регулировке и испытаниях СУ «Ятаган» и принял участие только что окончивший институт инженер Левин. А дальше… дальше одна командировка сменялась другой. Приходилось работать на разных кораблях ВМФ: Дальневосточный, Северный, Балтийский и Черноморский.
— Да, экзотики было немало, — говорит израиль Хаимович. — Припоминаю, что на Севере мне пришлось жить в местечке Сайда Губа – это такая бухта, на берегу которой была деревня. Проживало в ней всего человек двадцать рыбаков, не больше. Тогда наш корабль в этом отдаленном крае простоял примерно полгода.  
В то время практически на всех выпускаемых кораблях морской и океанской зоны устанавливали  одну или две  зенитные системы управления  «Ятаган». В их испытаниях зачастую приходилось участвовать лично Израилю Левину. При этом, выходя в море, молодой инженер боялся только одного – морской болезни. 
— Как-то раз вызывает меня к себе руководитель отдела, на тот момент я проработал пару лет на заводе, и говорит, что надо ехать в командировку на морские испытания нового крейсера в Бискайском проливе (это такое место, где почти всегда штормит), — продолжает Израиль Хаимович. —  Поэтому это идеальные условия для испытаний (стрельбы), которые проводятся при движении корабля против волны, под разными углами к волне и на разных скоростях. Я сразу же вспомнил про морскую болезнь и попробовал отказаться, но начальник привел обоснованный аргумент, в виде отсутствия людей, которых бы он мог послать на испытания. Ну что же, надо – так надо. Не буду описывать все детали, скажу одно: тогда я с заданием справился успешно. 
 «Противоядие» от этого пренеприятнейшего заболевания было найдено Левиным случайно, в очередной командировке на юге. Командир одного корабля позвал на испытания инженера, но тот, сославшись на тяжелые последствия в результате укачивания, отказался. Капитан внимательно выслушал Израиля, а после попросил проверить готовность системы управления хотя бы до выхода в море. И вот специалист радиотехнического завода занялся своей работой. Но когда все было сделано и настала пора уходить, тут-то и выяснилось, что корабль вышел в море. Левин серьезно расстроился, пришел в каюту и упал на койку. Тут заходит лейтенант со словами, что командир корабля приказал привести его в кают-компанию и накормить.   
— Я на такой «подвиг», конечно, не решился, так как меня мутило, и попросил принести котлету с хлебом в каюту, — вспоминает мой собеседник. —  Офицер принес мне еду, спирт и сказал: «Я тебе котлету дам, если ты выпьешь». Я и представить себе не мог, что такой способ идеально снимает симптомы морской болезни. К слову, с годами привыкаешь к качке. Потом мне даже не приходилось прибегать к озвученному «рецепту». 
И вот первое должностное повышение: Израиля Хаимовича назначают старшим в бригаде регулировщиков РТЗ на Черноморском флоте. По его словам, это первое знаменательное событие в его карьере, как и последующий крутой взлет, напрямую связано и с теоретическими знаниями, полученными в институте, и с большим желанием обрести опыт. К счастью, на пути молодого инженера встречалось немало людей, которые были готовы поделиться своими знаниями и наработками.    
В 80-е годы, кроме работы на кораблях, специалисты радиотехнического завода осваивают системы управления новых комплексов «Форт» и «Кинжал», которые разрабатывались МНИИРЭ «Альтаир». В то время Левин руководил бригадой регулировщиков. И может быть, все так и продолжалось бы без изменений, если бы не одно «но»: это произошло в 1988 году. Группа специалистов, под началом Израиля Хаимовича, вновь продемонстрировала высокие показатели в работе, и вот бригадира приглашают к директору Радиотехнического завода Б.В. Баданова. Израиль Левин зашел в кабинет руководителя, в котором он увидел начальника Главка Министерства судостроительной промышленности. На вопрос высокопоставленного гостя, какова его должность, Израиль Хаимович скромно ответил – регулировщик. «Вот что, регулировщик, — с улыбкой сказал чиновник в погонах, начальник Главка, — тебе пора идти на повышение. Да у тебя и имя не совсем обычное для руководителя, ну да ладно. Будешь заместителем директора завода по объектовым работам».
И закрутилось… На предприятии начались кардинальные изменения. Левину удалось подписать в Главке Министерства судостроения и у командующих всех российских флотов решение о прямом сотрудничестве с заводом-изготовителем. То есть регулировкой, настройкой и ремонтом изготавливаемых радиотехническим предприятием приборов, эксплуатируемых на кораблях, напрямую, без посредников, занималось подразделение серпуховского завода. При этом само качество только выигрывало, и налицо была экономия государственных средств.
 В 91-м году Левина назначают главным инженером завода. Однако судьба, как для страны, так и для радиотехнического предприятия, готовила сильные испытания. Рыночная экономика диктовала свои правила: так,  в 1993 году завод был преобразован в открытое акционерное общество (ОАО «РАТЕП»), с изменением внешней и внутригосударственной политики со стороны Министерства обороны практически прекратились гособоронзаказы. Нужно было как-то выживать.  к тому же тактико-технические характеристики завода позволяли выходить на экспорт. Помимо этого были поставлены задачи по выпуску гражданской продукции с учетом технических условий производства оборонной промышленности.
— Тогда на всех предприятиях оборонной промышленности повально сокращали рабочих, — рассказывает Израиль Хаимович. — Помните то страшное время? Представьте, у нас на предприятии работало более двух тысяч человек, и у каждого – семья. Для нас тот период был очень ответственен: на собрании акционеров было принято решение сохранить предприятие. руководство предприятия стало искать заказы на производство гражданской продукции. наш завод изготавливал систему управления электровозов метро и тепловозов железной дороги, одновременно мы перешли на изготовление бытовых приборов, таких как мясорубка, фен, кофемолки. Так и дотянули до лучших времен.
В 2002-м ОАО «РАТЕП» вошло в состав Концерна ПВО «Алмаз-Антей», в связи с чем начался новый этап развития предприятия. По решению Совета директоров ОАО “Ратеп”  Генеральным директором становится Владимир Николаевич Байбаков. В сжатые сроки осуществляется модернизация производства, реорганизована система управления. Израиля Левина назначают на должность заместителя генерального директора по перспективному развитию. Значительные средства начинают направляться на разработку новых технологий, новых продуктов. Так, специалистами ОАО «РАТЕП» разработана турельная установка «Гибка» для ПЗРК (переносной зенитно-ракетный комплекс) типа «Игла», предназначенная для защиты надводных кораблей и катеров малого водоизмещения от противокорабельных ракет, самолетов и вертолетов противника в зоне сверхмалой дальности.  Сегодня ОАО «РАТЕП» известно и собственными разработками. Среди них — комплекты вторичных источников питания (КВИП) для станций загоризонтной радиолокации, системы управления стрельбой комплексов выстреливаемых пассивных помех «Терция», турельная установка «Комар» для ПЗРК типа «Игла» и многое  другое. В настоящее время ОАО “РАТЕП”  выполняет важные заказы Концерна ПВО “Алмаз-Антей” по изготовлению зенитного ракетного комплекса “Штиль” и многофункциональной мобильной радиолокационной станции дальнего обнаружения “Небо-М”.
— Вы знаете, — говорит Израиль Хаимович, — много всего было за полстолетия моей работы на РАТЕПе… И теперь, оглядываясь назад уже в качестве советника генерального директора, а также профессора Академии военных наук, я могу с уверенностью сказать, что все же мой выбор — и профессии, и места работы — верный. Где бы я ни работал, неудовлетворения не было. И конечно же, это для меня, как и для любого другого человека, очень важно. К этому трудно что-либо добавить.
Жанна Ткачук      

2 комментариев к новости Портрет на фоне предприятия

  1. Исторический портрет!Неизвестные ранее белорусские корни,совпадение «пренеприятнейшего» заболевания, экзотика северной природы!Приятно вспомнить, оглядываясь назад.

  2. Сергей Тарасич // 10.03.2017 at 01:28 // Ответить

    Волею судеб выпала честь познакомиться во время службы с этим Человеком.»А как Вас зовут?-Израиль Хаймович,но для вас,ребята,я просто Изя.»Эти слова я помню до сих пор,а прошло 30 лет!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх