ОДНОЙ СТРОКОЙ

Почему в политике надо руководствоваться принципом «не навреди»

Кардинальные перемены в муниципальной власти произошли в Серпухове. Глава города удален в отставку. Правительством Московской области изменена модель организации местного самоуправления, по которой главу города выбирают депутаты, а Серпуховом будет управлять руководитель администрации. С чем связаны перемены в коридорах местной власти и какие существуют аналогии с новой системой власти в истории Серпухова, наш корреспондент выяснял у последнего первого секретаря Серпуховского городского комитета КПСС А.А. Волкова.  

Сходства и различия

— Алексей Алексеевич, Вы последний первый секретарь Серпуховского городского комитета КПСС. В ваше время кто входил в этот орган власти и чем он занимался?
— Горком состоял из 19 ответственных партийных работников. Нам подчинялся город, район, Пущино, Протвино и Оболенск. Серпуховский городской комитет КПСС был разбит на комитеты, курирующие идеологию, промышленность, сельское хозяйство и науку.
Все работники горкома имели опыт работы на заводах, фабриках или научных институтах. Среди них не было специалиста, который занимал бы должность меньше заместителя начальника цеха крупного предприятия или замначальника отдела НИИ.
— Как Вы стали первым секретарем горкома?
— Избрали на партконференции. Если вспоминать историю, то я в 28 лет стал коммунистом. Вступил в партию сознательно, будучи заместителем начальника цеха завода «Металлист». Затем я стал начальником цеха, который вышел в передовики. И в 32 года меня назначили секретарем партийного комитета завода «Металлист». В то время на нем работало 11 тысяч человек, из которых —  1,5 тысячи коммунисты.
— Как строилась система выборности секретарей горкома?
Секретарей избирала партконференция. Первый, второй и третий секретари — это выборные должности. Чтобы руководить горкомом, нужно было избираться первым секретарем. В отличие от меня партийных 19 работников нанимали, как сегодня трудоустроены муниципальные чиновники.
— Каким образом выдвигали секретарей на выборы?  
— Через бюро горкома, которое формировалось из числа выборных лиц. Их было порядка 15 человек. Они представляли трудовые коллективы. Выдвинутые от предприятий кандидатуры утверждали на конференции членами бюро горкома. Из их числа избирали трех секретарей (первого, второго и третьего), которые трудились на освобожденной основе, то есть получали деньги за свою работу. Я как первый отвечал за все. Второй секретарь (при мне был Владимир Аралин) курировал промышленность, а третий (Лидия Казакова) отвечала за село. Кстати, у нас в городе было 400 народных депутатов. Они все выдвигались от предприятий и выбирали исполнительную власть, как в американской системе — выборщики.
— На мой взгляд, сходство имеется, но отдаленное?
— Ну, если учитывать, что народные депутаты не только выбирали исполком, но и участвовали в принятии планов, то да. Это больше похоже на современный Совет, но только вместо 400 человек сегодня 25 депутатов, которые представляют интересы жителей определенной территории города. И сейчас, и тогда народные избранники трудились на общественных началах.
— А выборы секретарей схожи с предстоящими выборами главы города, когда его будут избирать депутаты?
— Да, можно проводить аналогию. Однако новый глава города не будет иметь таких полномочий, какие были у первого секретаря горкома. Как, например, назначать руководителей предприятий. Это, насколько я понимаю, прерогатива сити-менеджера или руководителя администрации.
— Если продолжить проводить параллели, то в вашу бытность существовала должность председателя исполкома. Она была выборной, как и секретарь горкома?
— Председателя исполкома избирал городской Совет народных депутатов. Его кандидатуру рекомендовала партия, но голосование было тайное, и не факт, что выбирали того, кого предлагала партия.
— Кандидатуру нового руководителя администрации Серпухова также рекомендуют «сверху», а депутаты будут ее утверждать. Соответствие практически полное, не так ли?
— Не совсем. Процедура утверждения кандидатуры может и похожа. Но есть различия в численности администрации. Городской исполком состоял всего из 40 человек, а райисполком — из 25 специалистов. Руководили исполнительными комитетами трое действующих народных депутатов, из которых один был председателем, а двое других — первым и вторым заместителями. Все три должности были выборными, как и в комитете партии. В самом горкоме было, напомню, 19 партийных работников. При этом для трех секретарей предназначалось всего три служебные машины: две «Волги» и один «УАЗ». И горком справлялся с руководством и города, и района, а также Пущино, Протвино и Оболенска, в которых также имелись свои исполкомы. Поэтому в мою бытность первого секретаря количество чиновников в разы было меньше, чем сегодня.

Кадры решали все

— Насколько я понимаю, в советской модели управления у первого секретаря горкома было больше, чем у всех, и полномочий, и ответственности?  
— Будучи первым секретарем, я мог снять любого директора предприятия или научного института. Причем в своей кадровой политике я руководствовался следующим принципом: специалист работает не более двух лет в роли партийного работника, а затем становился либо директором, либо замдиректора предприятия. Надо отметить, что, принимая решение о назначении нового руководителя, у меня была длинная «скамейка» кадровых резервов партии. Приходилось выбирать из большого количества претендентов.
— Вы пускали вход свои полномочия? Снимали директоров с должности?
— Да, бывало. На заводе «Гидростройдеталь» по выпуску мелиоративных труб коллектив организовал «итальянскую» забастовку из-за того, что директор задержал рабочим зарплату на три дня. Причем не потому, что не было денег (средств на всех заводах хватало), а потому, что руководство уехало на три дня, чтобы отметить день рождения то ли директора, то ли главного бухгалтера. Мой визит на предприятие закончился тем, что в этот же день рабочие получили зарплату, а новым директором стал партийный работник из горкома. Также с мебельный фабрики я снял директора, с понижением, за злоупотребление спиртного на рабочем месте. На бумажной фабрике были плохие показатели, а с назначением Юрия Гехта директором предприятия ситуация быстро выправилась.

Этаж под землей

— Алексей Алексеевич, при Вас снимали с должности за злоупотребление должностными полномочиями, или как сегодня говорят, за коррупцию?
— Нет. В то время не было коррупции.
— Совсем никакой?  
— Ну, если уж совсем мелкая. Помню, как Анатолия Кутышенко снимали с поста первого секретаря за то, что нарушил партийный принцип. Он руководил горкомом до меня, и, будучи первым, построил на своей даче маленький домик, купив стройматериалы без очереди. Кто-то об этом написал в область. Приехал секретарь обкома и ему устроил выволочку на бюро. Он задал ему вопрос: все ли, дескать, ветераны Великой Отечественной войны получили кирпич. Ответ был «нет». И несмотря на то, что все стройматериалы были оплачены, его сняли. При мне же, когда я был первым секретарем горкома, со строительством дачи был забавный случай. Заместитель председателя Серпуховского райпотребсоюза построил за городом дом двухэтажный. Об этом сигнал поступил в область. Тогда строго было с метражом и тем более с этажностью частного дома. Однако когда приехали к даче проверяющие, то дом оказался всего в один этаж. Все остальное оказалось под землей. Говорят, привезли 12 самосвалов земли и за ночь весь первый этаж засыпали. Утром инструктора горкома зафиксировали только горку, на которой стоял одноэтажный дом. Поэтому никакого партийного разбирательства не было.
— Несмотря на то, что коррупции в СССР, как Вы говорите, не было, в коммунистическом Китае, который взял за основу управления советскую модель, с коррупцией борются уже не одно десятилетие. По статистике, с 2000 года там было расстреляно более 10 тысяч чиновников. То есть система социализма предполагает ее наличие?
— Когда я, будучи депутатом Мособлдумы, был в командировке в Китае, то нас приглашали на стадион посмотреть на расстрел, но я отказался по этическим соображениям. В Китае расстреливают за три вещи: за коррупцию, за наркотики и за умышленное убийство. Публику, которую ведут на расстрел, я видел. Их сажают в клетку, которая размещена на машине и возят по городу. Потом привозят на стадион и по одному расстреливают, и с концами, даже трупы не отдают родственникам. По моему мнению, ошибка советской системы правления, точнее КПСС, была в том, что ей не надо было лезть в решение хозяйственных вопросов. КПСС надо было контролировать процессы со стороны. Со временем китайцы урок усвоили. Более того, они ввели сменяемость власти. Центральный комитет полностью обновляется через десять лет по прошествию двух «пятилеток». Но затем первый секретарь ЦК входит в совет старейшин партии, и у него ничего не отбирают: ни госдачу, ни автомобиль, в совете старейшин он получает зарплату. Ленинский принцип социализма «от каждого по способности — каждому по труду» китайцы реализовали со своей спецификой. Уровень коррупции они тоже научились контролировать.
— На Ваш взгляд, почему расцвет коррупции случился у нас?
— Сменилась система власти. Глава города стал маленьким царьком. Причем не заслуженно. И началась распродажа имущества, и каждый, кто становился главой, богател за счет этого. Я считаю, что система таких маленьких «царьков» была создана нарочно, чтобы растащить государственную собственность. Но долгое время это не могло продолжаться. По всей видимости, этот час настал, и поэтому решили изменить систему формирования власти.

Принцип «не навреди»

— Из-за этого в этом году в Серпухове произошло неординарное событие: главу города удалили в отставку. По Вашему мнению, с чем это было связано?
— Я думаю, что с Павлом Залесовым случился конфуз. Одни считают, что его нарочно «слили» чиновники, им же назначенные, другие — кадры подвели. В любом случае он сам себе навредил. Я ему не раз говорил, что надо нанимать в администрацию специалистов. Сегодня, как и в советское время, кадры решают все. Если у тебя их нет, то нечего делать на должности главы города.
— Вы упоминали, что у Вас, как первого секретаря горкома, всегда под рукой был кадровый резерв. Как Вы считаете, Залесов мог бы в него входить?
— Конечно нет. По всем критериям он и близко не подошел бы. У него нет соответствующего уровня образования. Специалистом в управлении он также не является. В сфере торговли ему тоже ничего не светило бы. Там работали специалисты с большими связями в области.
— Как Вы отнеслись к предвыборному предложению П.Н. Залесова: построить гидроэлектростанцию на Наре?
— Если бы у него были грамотные специалисты, то они бы отговорили его от этого обещания. Строить гидроэлектростанцию на Наре — глупее не придумаешь. Утопия в квадрате. Строительство Принарского парка еще одна дурь, а может быть, хитрая задумка, чтобы освоить бюджетные деньги. Хотя в деятельности Залесова были и положительные моменты. К примеру, благоустройство парка «питомник». Но многое из того, что он говорил на выборах, осталось предвыборными обещаниями. Чтобы реализовать что-то стоящее, нужна грамотная команда. У него ее не было, а собрать ее Залесов не смог. Поэтому и был отправлен в отставку.
— Вы говорили, что Залесов сам себе навредил. Вы считаете, что принцип Гиппократа «не навреди» работает и в политике?
— Еще как работает. Меня упрекали в том, что я, будучи первым секретарем горсовета, сжигал документы, когда деятельность КПСС была приостановлена. Однако мало кто знает, что огню были преданы не планы пятилеток, а другое. Я сжег анонимки, которых у меня накопилось полный сейф, и не пустил в дело. Сделал это я для того, чтобы не сломать судьбы людей.

Беседовал
Рамиль Бикмаев

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх