ОДНОЙ СТРОКОЙ

Один день в карете скорой помощи

Как наш корреспондент надела на себя белый халат­ Пока едет детская бригада, сделайте ребенку холодный компресс... ­ диспетчер Станции скорой помощи по телефону успокаивает маму, рыдающую на другом конце провода. Через минуту снова звонок. Неотложка приняла заявку и по громкой связи вызвали десятую бригаду, в которую меня, корреспондента газеты, определили на день. Я быстро натянула белый халат и поспешила в карету скорой помощи...


ЗАВЕТНОЕ «03»
С первых минут знакомства со Станцией скорой помощи мне бросилось в глаза то, что это небольшое двухэтажное здание из белого кирпича времен бывшего социализма. Внутри него компактно расположены комнаты отдыха медперсонала и водителей, кухня, кабинет главного врача, гардеробная и диспетчерская. Новое время не спешит вторгаться в жизнь станции. Хотя ремонтом уже охвачены диспетчерская и раздевалка, в которой устанавливают новые индивидуальные шкафчики для спецодежды синего цвета…
Мне, как стороннему наблюдателю, выдают белый халат, и главный врач Георгий Мущак определяет в бригаду интенсивной терапии (БИТ). Она десятая по счету и самая «боевая» по назначению. В ней уже более 15 лет работают обаятельные женщины ­ врач Ольга Куликова и фельдшер Татьяна Василенко. На своих хрупких плечах они выносят все сложные вызовы, в том числе и дорожно­транспортные происшествия. До той поры, пока нет «боевых» звонков, на станции спокойно. Однако в диспетчерской неотложки, где жду своего часа, покой только снился. Через пять минут начинаю понимать, что там могут работать только те, кто родился, что называется, в белом халате. Знакомлюсь с ними. Это Наталья Куленкова ­ фельдшер по профессии, посвятившая 40 лет жизни скорой помощи, и ее напарница Галина Веригина. Она тоже фельдшер и уже 36 лет оказывает медицинскую помощь людям.
По словам диспетчеров, больше всего хлопот доставляют ложные вызовы. Любителя номера «03» порой очень сложно вычислить. А ведь за то время, которое медики потратили впустую, можно было бы спасти чью­то жизнь. По этой причине для отделения скорой помощи приобрели систему записи разговоров и определитель номеров. В случае ложных звонков сотрудники скорой помощи обращаются к участковым милиционерам.
Есть у диспетчеров свои хитрости. По словам Галины, при ответе на звонок удобно пользоваться алгоритмом вопроса. Это вовсе не лишняя трата времени: процедура занимает всего несколько минут, зато значительно облегчает работу и позволяет выяснить тяжесть состояния больного.
Вдруг наше общение прерывает звонок: бабушка хочет узнать, который час и какое сегодня число. На мое удивление, Галина быстро, но вежливо отвечает ей и кладет трубку. Затем поясняет ­ диспетчер обязан ответить на каждый звонок. Даже если регулярно хулиганит одна и та же бабуля.
Тем не менее подобные «розыгрыши» отнимают у медиков как физические, так и моральные силы. По словам Натальи, дежурный диспетчер обязан в случае необходимости дать медицинскую консультацию. «Пока едет детская бригада, сделайте ребенку холодный компресс…» ­ слышу я. В этот момент поступил новый звонок ­ и на территории всей «скорой» по громкой связи вызвали десятую бригаду. Я быстро натянула белый халат и поспешила в машину.


РАБОТАТЬ СТАНОВИТСЯ СЛОЖНЕЕ
Мы уже мчимся в карете скорой помощи. По дороге пристаю с вопросами к врачу Ольге Куликовой о специфике работы станции. По ее словам, рабочий график на неотложке жесткий: смена начинается в 9.00 утра и заканчивается 9.00 следующего дня, ровно сутки. На «скорой» работают 12 бригад: детская, инфекционная, психиатрическая,  интенсивной терапии и другие.
­ Подготовка к смене начинается с проверки всего оборудования, рабочего ящика, ­ говорит врач о тонкостях своей работы. ­ Полностью проверяем все, чем мы пользуемся, и потом находимся в режиме непрерывного ожидания. По окончании смены собираемся в кабинете главного врача для отчета о проделанной работе за сутки. Каждая бригада отчитывается: автохозяйство, медики, хозяйственная служба…
Приезжаем на вызов, в Заборье. Мужчина 45 лет не может пошевелить левой рукой и ногой. После недолгого осмотра бригада делает укол и помогает родителям собрать сына в больницу. Едем в ЦРБ. Сообща помогаем вылезти пациенту из машины. В приемном покое ставят неутешительный диагноз ­ «повторное нарушение мозгового кровообращения, на фоне гипертонической болезни».
Затем диспетчер направляет нас на следующий вызов: жалоба на высокое давление. По дороге в  машине продолжаем беседу. Ольга Куликова говорит, что у нашего сданного пациента не первый инсульт, хотя возраст совсем нестарый. Связано это с тем, что после первого инсульта он не полностью восстановился и вышел на работу, и вот сейчас случился повторный. Более того, после того как парализовало левую сторону тела, в течение суток он не обращался к медикам.
Следующий наш пациент ­ бабушка, 73 года. Гипертоник, сахарный диабет. От инъекции отказалась, ограничились тем, что померили уровень сахара в крови и дали рекомендации. Еще один вызов: мужчина, 78 лет, хронический панкреатит, гипертоник. Жалуется на высокое давление. По словам Татьяны Василенко,  этот больной вызывает бригаду практически регулярно. Врач сняла кардиограмму и бригада взяла с больного обещание, что тот обязательно сходит на прием к терапевту.
Наступает передых от вызовов, и наша карета возвращается на станцию. На мой вопрос о том, какими трудностями работники «скорой» сталкиваются регулярно, Ольга Куликова отвечает, что работать становится сложнее.
­ Пожилые как болели, так и болеют, это естественно, ­ объяснила врач. ­ А вот инсульты, инфаркты, стенокардия в возрасте от 30 до 40 лет (и даже раньше) сейчас встречается отнюдь не редко, и это пугает…
Немало испытаний приходится на долю водителей кареты неотложки. Среди них практически нет новичков. Каждый из людей, находящийся за баранкой автомобиля  «03», ­ настоящий профессионал.
­ Водитель «скорой помощи» должен не только доставить бригаду по указанному адресу, до которого иногда очень сложно добраться, но и помочь, если нужно, медикам. Вы сегодня видели, что две женщины из бригады не могут сами занести парализованного мужчину на носилки. Вот тут ­ наш выход, ­ говорит водитель Александр Денисов. У него за плечами 26 лет работы за баранкой кареты скорой помощи.
По его словам, у них одна острая проблема ­ это бездушные водители, словно не замечающие врачей на дороге. Дорогу уступают далеко не все и не всегда. Создается впечатление, что эти люди не задумываются о том, что они могут лишить жизни человека.


ВРЕМЕННЫЕ  ТРУДНОСТИ
К концу своего рабочего дня на «скорой» я посетила главного врача станции. В беседе Георгий Петрович рассказал, что за срок его нахождения в должности главного врача, более полутора лет, на «скорой» заканчивают с ремонтом, утеплили гараж, водители теперь имеют возможность мыть машины теплой водой, появился душ. Тем не менее перечень нерешенных проблем еще весьма значительный.
По сравнению с прошлым годом количество вызовов не уменьшается, и этот январь для работников «скорой» был тяжелым. В сутки бригады выезжали более 200 раз. Для неотложки эта цифра ­ непомерно большая, ведь Станция скорой помощи была построена в 70­-е годы прошлого века, и рассчитана по единицам персонала и автопарку на гораздо меньший объем работ.
По словам главного врача, проект Станции скорой помощи рассчитан на 25 тысяч вызовов в год. Но за последние 15 лет количество вызовов выросло до 50 тысяч. Как пояснил Георгий Мущак, существует норматив -­ 10­-11, однако его сотрудники выезжают 17­- 27 раз в сутки. Чем больше вызовов обслуживает бригада и чем дальше расстояния, на которых находятся люди, ждущие помощи, тем быстрее изнашивается автопарк. На сегодняшний день автомобилей на «скорой» ­ 13 единиц. Должно же быть 17. При этом, как правило, одна­две машины на ремонте.
­ Хронически не хватает машин на линии, ­ повторил главврач. ­ Срок службы машин на «скорой» ­ пять лет. И к следующему году автопарк требует почти полного обновления. Конечно, хотелось бы и расширения самой станции скорой помощи…
Тем не менее Георгий Петрович, несмотря на временные трудности, полон оптимизма. Его жизненный принцип «не стоять на месте, двигаться вперед» очень помогает. Даже в самой тяжелой ситуации он не привык раскисать и во многом рассчитывает на свои силы. Ведь он главный на Станции скорой помощи, от работы которой зависят жизни больных.
Может быть, поэтому в самой неотложке врачи не любят говорить о плохом. Они больше говорят о том, что у них очень много благодарных пациентов. Их часто узнают на улице и подходят с вопросом: «А Вы меня помните? Вы два года назад меня в больницу с аппендицитом увезли, вовремя помогли, спасибо!». Это дорогого стоит.


Екатерина ЕВСИКОВА


P.S. За сутки летальных исходов у бригады №10 не было. Три госпитализации в ЦРБ. Вызовов ­ 16, смена выдалась не самая сложная.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх