ОДНОЙ СТРОКОЙ

НОВОТКАЦКИЙ ЧЕМПИОН

В спортивной среде считается, что пауэрлифтинг - самый честный экзамен на силу, а чемпион-пауэрлифтер является заведомо более сильным среди победителей всех силовых видов спорта. Многократный чемпион мира по пауэрлифтингу Михаил Андрюхин отнюдь не похож на Геркулеса, да и опыт побед планетарного масштаба не лишил его человеческой простоты и доступности. Общаясь с ним, понимаешь: история Михаила Андрюхина – это вечный сюжет о силе духа, преодолевающей любые физические трудности.


-Хорошие привычки закладываются в детстве. Кто привел вас в спорт?
-Отец. Он в свое время был чемпионом Ленинграда по борьбе самбо. После армии вернулся в Серпухов, здесь его пути пересеклись с выдающимся серпуховским тренером Владимиром Михайловичем Старостенко, отец смог раскрыться как спортивный педагог по тяжелой атлетике. Я и брат Сергей занимались по его авторской методике, Сергей стал мастером спорта. Мама тоже постоянно участвовала в городских соревнованиях – лыжи, турслеты, легкая атлетика.
— Момент, с которого для вас начался профессиональный спорт?
— В период срочной службы. Я попал в спортивную роту ракетных войск стратегического назначения. И столкнулся с, мягко говоря, неспортивным отношением командира к срочникам-спортсменам. Чтобы вы понимали: в СССР был очень развит армейский спорт, в спортроты отбирались спортсмены с разрядом не ниже первого взрослого, военной подготовки в таких ротах не было, их курировал Центральный спортивный клуб армии (ЦСКА). Спортроты существовали для того, чтобы талантливая молодежь представляла армию на различных соревнованиях. Сегодня это явление активно возрождается под патронажем Министерства спорта и лично Владимира Путина. Возвращаюсь к рассказу: в годы моей службы тренерская работа в спортротах шла на очень высоком уровне. А вот нашей спортроте не повезло. И у меня возникла затяжная конфликтная ситуация с командиром.
-А подробнее?
-Армия перед каждым ставила свои задачи, задача спортсменов – в любую минуту быть готовыми защищать честь страны в сборной России, а Чемпионат Вооруженных сил проходил на уровне самых престижных соревнований мира. До армии я получил травму и в одном из нарядов сильно застудил спину — на носилках отправили в лазарет. Выписался и сразу стал самостоятельно восстанавливаться, вспомнил все советы отца, пошел в спортзал – делал растяжки и закачки, уже через неделю смог вернуться к занятиям со штангой. Но командир понял мое рвение по-своему. И  стал отправлять на работы, потом в наряды. Наш конфликт мог далеко зайти, если б  меня не вызвали  на сборы в Рузу — тренироваться со сборной России. Именно там я смог восстановить свою физическую форму окончательно. А через полтора месяца передо мной поставили задачу: Чемпионат России, колоссальное по размаху и перспективам мероприятие. До Чемпионата оставалось две недели. Но я понимал – мне выпал шанс. И стал готовиться.
-Тоже — самостоятельно?
-Да. Иногда с отцом консультировался по телефону. Потом он сказал: «Ну, ты и авантюрист!». За две недели я засушил себя на 6 кило, то есть похудел до 52 килограмм, при этом сохранив свои физические возможности. И на Чемпионате первенства ракетных войск дал бой молодому чемпиону России из Перми. Он был восходящей звездой большого спорта, в прессе его называли не иначе как «машина». Но я его сделал – с хорошим результатом. И тогда Солтан Каракотов, ныне Главный тренер женской сборной России по тяжелой атлетике, мне объявил: «Все, Миша, ты свое место в жизни заработал!». Приятно, что после Чемпионата командир спортроты резко изменил ко мне отношение – я мог тренироваться беспрепятственно, сколько нужно. Так началась моя спортивная карьера. Я получил «мастера спорта» и стал готовиться к следующему Чемпионату. В армии я стал серебряным призером России среди юниоров по тяжелой атлетике и занял пятое место в Чемпионате СССР.
-Насколько я понимаю, вы выработали собственную систему тренировок. Вкратце – в чем ее суть?
-Я с детства привык к стилю отца. Он очень вдумчиво подходил к процессу становления спортсмена, много читал, рассказывал мне. Его система строится на создании жесткой мышечной базы, это ступенчатый путь, он дает возможность достигнуть большого результата. Здесь нельзя проскочить какие-то этапы. Например, та быстрая сушка веса дала травму желудка, после армии мне пришлось обращаться к травнику – исправлять последствия быстрого похудения. Если коротко, то отец привил мне принцип — не форсировать, действовать продуманно, методически улучшая результат.
-Эти спортивные правила, видимо, так или иначе, проецируются на жизнь.  И уж точно – формируют бойцовский характер. А кто, помимо отца, был вашим кумиром с юности?
-В спортроте я тренировался со многими ребятами, которые впоследствии стали знаменитыми  тяжелоатлетами. Например, с младшим братом знаменитого Адама Сайдулаева – Магомедом, Магомед стал серебряным призером первенства мира 1990 года в Югославии. Его пример значил для меня очень много. Но настоящим кумиром был серпуховский тренер, рекордсмен мира, мастер международного класса Владимир Михайлович Старостенко. Я видел его ежедневно. Это был человек-мотивация. Приезжал в Серпухов и феноменальный Давид Ригерт, всемирно известный штангист, член нашей сборной, неоднократный рекордсмен мира и Европы. Он так умел зажигать сердца, что на него приходили толпами. Это была гордость страны…
-К слову, своим главным итогом армейской службы американский «король» бодибилдинга Арнольд Шварценеггер назвал наращивание мышечной массы. Очевидно, что вас интересовало иное… Достигнув высоких результатов, вы ушли из тяжелой атлетики в пауэрлифтинг. почему?   
-Нормальный в профессиональном спорте случай: на соревнованиях я рванул штангу и получил травму плеча. Как раз в стране начал развиваться пауэрлифтинг. Это внешне схожий, но принципиально другой вид спорта.
-При весе 66 килограмм вы поднимаете вдвое больше. Как «уговорить» себя на такое?
-Азарт. Сегодня ты поднимаешь столько, а завтра – можешь больше. Главное — иметь под ногами опору. В армии, когда я делал первые шаги, пришлось много тренироваться, много думать. И постепенно я понял, как черпать в себе силы, готовить себя психологически, переступать через свою человеческую слабость, преодолевать. Сначала тяжело, ты борешься с самим собой… а потом наступает свобода.
-Вы объехали без преувеличения  весь мир, какие эпизоды из зарубежных соревнований запомнились больше?
-Впервые за границу я попал еще подростком – это были соревнования в Финляндии. После армии поехал в Польшу, спонсора не нашлось, я кое-как набрал 300 долларов. Но эти соревнования помогли закрепиться в сборной России. Каждая страна интересна по-своему, на экскурсии времени хватает – было бы желание. Свой первый Чемпионат мира по пауэрлифтингу выиграл в Японии, второй — в Словакии, третий — в Дании и четвертый — в ЮАР. Главное в этих поездках – результат.
-А кого из своих международных соперников можете выделить особо?
-Таец Та Ши. Он проигрывал мне практически всегда. А когда из-за травмы я пропустил год, Та Ши сразу занял позицию чемпиона мира. Но спортивная борьба остается на помосте – при встречах мы всегда обнимаемся как лучшие друзья. Неделю назад в Финляндии на Чемпионате мира он стал вторым, его обошел финн.
-Вы живете в жестком режиме самоограничений?
-Скорее, это осознанный выбор в сторону самодисциплины. Сейчас, несмотря на большую общественную нагрузку, мне очень помогает спортивная дисциплина. Быть депутатом городского Совета — это тоже работа на результат, но только в интересах всех жителей Новоткацкой.
-Что именно побудило пойти в городскую политику?
-Все началось с близких мне проблем. В Серпухове сильная тяжелоатлетическая школа, а теперь появилась крепкая основа для пауэрлифтинга. Считаю, что нам нельзя разбрасываться тем, что уже имеет базу кадров и традиций. Я работаю как тренер-педагог, вижу детей, которые хотят бороться за свое место в жизни, как хотел когда-то я. У спортсмена другое восприятие жизни. И по большому счету – другие возможности. Если человек добивается чего-то в спорте, высоких достижений, то на него делается крупная ставка. А родина чемпиона становится территорией больших инвестиций в спорт, таких примеров в нашей стране достаточно. И мне обидно за Серпухов. С одной стороны, здесь есть большой потенциал для роста спортсменов, с другой – практически никакой административной поддержки, хотя при каждом удобном случае руководство города упоминает, что в Серпухове существует пауэрлифтинг.
-Обозначьте главные проблемы.
-Спортзал и тренерские ставки. Сейчас у серпуховских тяжелоатлетов остался крохотный островок – зал, принадлежащий муниципалитету на остановке «Химволокно». Как-то один крупный чиновник пришел в этот зал и удивился: «Миш, и в таких условиях ты стал чемпионом мира?!». Раньше была секция на НПО АЗТ, но завод закрылся – закрылась и тренировочная площадка. В конце девяностых Виктор Ванюшин (Ред: мастер спорта по тяжелой атлетике, тренер) сплотил наших спортсменов в зале «Химволокна». Но зал уже много лет нуждается в капитальном ремонте: практически отсутствуют канализация, отопление, вентиляция,  нужны новые окна, сыплется штукатурка. А ведь в зале тренируются порядка 70 человек, 40 из них – дети и подростки. У нас была команда с призовыми местами по юношам, хорошие достижения, индивидуальный подход к каждому ученику. Мы – коллектив, который нельзя разрушать, сейчас Виктор Ванюшин – инвалид, лишился ноги, но все равно постоянно приходит в зал на костылях, продолжает тренировать. Самое главное: сейчас пауэрлифтинг вошел в реестр Госкомспорта РФ, по основной федерации мы идем как предолимпийский вид спорта, сборная России по классическому пауэрлифтингу стоит на гособеспечении. Нам есть, куда развиваться. Но у прежней серпуховской администрации в приоритете – массовые виды спорта, тяжелая атлетика — в загоне. Конечно, мы как могли оборудовали спортзал. Инвентарь собирали по крупицам, что-то варили сами, что-то нам дарили, помост куплен спонсорами. С детьми занимаются общественные тренеры. Такое нельзя гасить. Спортсмены просто разойдутся по другим спортклубам. Не буду скрывать: ко мне часто обращаются с предложениями работать в разных тренажерных залах, это престижно, когда тренер – чемпион мира.  Но по натуре я не предприниматель, я болею за молодых ребят, которым нужно открыть дорогу в спорт. И чувствую себя продолжателем дела Владимира Старостенко и своего отца. Однако, конечно же, как депутат не могу замыкаться только на проблемах спорта в Серпухове.
-С чем еще к вам обращаются за помощью? И считаете ли вы, что ваша депутатская деятельность шла верным курсом?
— На выборах я встретился практически с каждым избирателем. Я хотел в словах рядовых горожан найти подтверждение правильности своего шага – конечно, от политики я был далек. Этот прямой контакт и сыграл главную роль: проблем у города много, тут и частные истории, и общая ситуация. В Совете я вхожу в комиссию по законности, правопорядку и контролю за деятельностью администрации. Обращения самые разные: это и расселение бараков, и помощь в оформлении земельных участков, и даже такие мелкие вопросы, как замена старой плиты на новую. Но есть глобальные проблемы, касающиеся всех горожан. Мы с вами имеем дороги в выбоинах, но прежняя городская власть затевала сомнительные проекты, к примеру, строительство Принарского парка в затопляемой зоне. Не логичнее ли было бы направить деньги на асфальтирование улиц? Мне ближе и понятнее проблемы тех, кто ходит по Серпухову пешком или едет на недорогом автомобиле. Поэтому я во главу угла ставлю вопросы элементарного благоустройства города. К сожалению, депутатские полномочия с каждым годом сужаются, если в первый год работы на исполнение наказов избирателей выделялось полтора миллиона рублей, то в этом году – ни копейки. Тем не менее работать необходимо. Одной из больших проблем моего округа является ремонт Мемориала воинской Славы, он в ужасном состоянии уже лет двадцать. Есть и другие болезненные вопросы. Например, экология, промышленные выбросы в атмосферу, утилизация отходов – это серьезная проблема. Радует, что руководство наших предприятий стало реагировать на жалобы горожан. ОАО «Химволокно» сменило технологию, на ООО «Сертов» следят за системой фильтров, мыловаренное предприятие поменяло систему вентиляции.
-И все-таки, вернемся к пауэрлифтингу. Как удержать этот вид спорта в Серпухове?
-Конечно, реалии жизни изменились. Во времена СССР люди просто любили спорт. Теперь же людей к спорту нужно разворачивать. И у меня есть, как мне кажется, хорошая идея на перспективу: силовой «Фестиваль богатырских игр».
-То есть, хотите соединить спорт и шоу?
-Почему бы и нет? Опыт проведения крупных соревнований, вплоть до Чемпионатов РФ, есть. Фестиваль можно сделать частью программы Дня города: несколько часов под открытым небом, с патриотической концертной программой и «богатырскими» силовыми упражнениями – это прекрасно впишется в культурную концепцию нашего древнего города. Мой товарищ Алексей Юткин ежегодно проводит такие соревнования в Приозерске.
-Ваши дети увлечены спортом, как вы?
-Старший,  Александр, работает тренером в фитнес-клубе, выполнил норматив мастера спорта в пауэрлифтинге, сейчас увлечен бодибилдингом. И я по молодости увлекался, но понял: сила интересней. Младшие тоже растут спортивными людьми. Это у нас – в крови.

Наша справка
Владимир Михайлович Старостенко, мастер спорта международного класса по тяжелой атлетике, рекордсмен России и Мира жима штанги стоя. Владимир Старостенко с детства был человеком разносторонних талантов: подростком получил золотую медаль на ВДНХ за изобретение роботов, собирал гитары, играл на скрипке, пел, собирал тренажеры по собственной методике. Служил в спортбатальоне. Огромное внимание уделял инвалидам-спортсменам, открыл для них реабилитационный центр в Серпухове.
Установил мировой рекорд во Львове. Покорил несколько рекордов мира и Европы в тяжелой атлетике. Долгое время преподавал спортивные дисциплины в СВИ РВ, был тренером в гуманитарном колледже, руководил секцией на предприятии «НПО АЗТ».

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх