ОДНОЙ СТРОКОЙ

Музыка, танец, жест…

Из всей практики переводов песенных текстов на язык жеста единственно точным и эмоционально насыщенным, по оценке самих слабослышащих, стал перевод песни Цоя «Мы ждем перемен». А вот молодые актеры – выпускники театрального факультета государственного специализированного Института искусств (ГСИИ) сумели ярко и смыслово очень точно протанцевать то, что пел Вертинский: его знаменитый романс «Желтый ангел». Не нужно лишних слов, чтобы понять спектакль «Без права на ангела» - с этим проектом артисты, лишенные слуха, 16 марта гастролировали на сцене серпуховского Дворца молодежи «Дружба».


Привез ребят в Серпухов молодой педагог, художественный руководитель актерского курса ГСИИ Андрей Назаренко. Андрей – востребованный в Европе режиссер, он ставил спектакли в Болгарии, Польше, Венгрии, Франции, Германии, Финляндии… В европейских театрах он сотрудничает с обычными актерами. А вот слабослышащие артисты – это специфика его работы в России, ранее он ставил спектакли с труппой слабослышащих актеров театра «Синематографъ».
 -На актерском курсе нашего института учатся инвалиды по слуху, ребята постигают профессию у педагогов вахтанговской школы, — рассказывает Андрей Назаренко. — Своеобразие обучения театральному мастерству человека, лишенного слуха, сложно выразить словами. Методика преподавания отличается тем, что нужно понимать логику  языка – жестовый язык хоть и не является в нашей стране официально признанным языком, но у него существует своя длительная история и структура. Жестовый язык и русский язык не эквивалентны, структура жестового языка развивалась по другим законам. К примеру, в языке жеста частица отрицания «не» ставится в конце предложения, иное построение фраз, падеж как таковой отсутствует и так далее. Приходится работать с актером через сурдоперевод… В естественном процессе обучения многие педагоги овладевают языком жеста, но все-таки у нас таких педагогов очень мало.
В Москве существует два театра, в которых играют слабослышащие актеры. Это «Синематографъ» и Театр мимики и жеста. В России со времен СССР было заведено одно правило: все инвалиды по слуху (зрению и так далее) автоматически становились рабочими -сборщиками каких-нибудь розеток-табуреток. Но инвалидность – не приговор.
-К сожалению, проблемы инвалидов по слуху сегодня актуальны как никогда, — продолжает Андрей Назаренко. — Социум не готов интегрировать инвалидов в свое сообщество. Когда везешь спектакль на фестиваль – всюду сталкиваешься со стеной общественной глухоты. Несмотря на хороший профессиональный уровень, к постановкам наших студентов отношение как к любительскому театру. Но мы выпускаем профессиональных актеров с дипломами государственного образца, актеров, владеющих профессией в полной мере.
На актерском курсе ГСИИ — конкурс, как и в других театральных вузах, студентами становятся немногие. Практически весь курс занят в спектакле «Без права на ангела». Спектакль сложный, он заставляет и сопереживать, и восхищаться игрой артистов, которые, не слыша музыки, точно попадают в такт, прекрасно танцуют… Режиссер и художественный руководитель курса Андрей Назаренко в своей работе со слабослышащими артистами на компромисс не идет – он всегда нацелен на глубокие эмоциональные вещи, где жест становится самоценным и таким же метким, как слово. Глухие говорят не руками – всем телом. И этот язык может быть куда выразительнее любых слов…
В зале на спектакле «Без права на ангела» присутствовали курсанты, студенты, школьники. Ответом публики на спектакль «Без права на ангела» были долгие аплодисменты.

Галина Быкова

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх