ОДНОЙ СТРОКОЙ

Мир познается на велосипеде

Как познать мир? Ответ очевиден - отправиться путешествовать. В Протвино живет человек, который неоднократно проверил это утверждение на практике. Евгений Рыбин шутит, что скоро придется покупать второй холодильник, потому что на старом заканчивается место для магнитов. Алтай, Сибирь, Дальний Восток, Европа, Азия…  Конечно, таким набором сейчас никого не удивишь  - за границу имеют возможность съездить многие. Только, в отличие от прочих, свои поездки Евгений совершает на велосипеде. Совсем недавно он вернулся из очередного путешествия по России, Китаю, Вьетнаму, Лаосу и Таиланду. Маршрут продолжительностью 4 месяца оказался богат на события, о которых Евгений Рыбин с удовольствием рассказал нашему корреспонденту.

Кругосветка по-легкому

— Евгений, когда мы договаривались о встрече, ты сказал, что эта поездка получилась особенной. Чем она отличается? Ведь у тебя уже бывали длительные заезды в прошлом.
— Ну, во-первых, настолько продолжительных поездок у меня еще не было. В Европу пару раз катался  – там я посещал разом 5 стран, но всего в течение месяца. Были поездки по 3 месяца — Москва-Алтай, Москва-Турция, но более расслабленные, что ли. А здесь я проехал по Азии и увидел её такой, какая она есть – и в туристических местах, и в остальных. Ну а второй важный для меня момент — в пришедшем понимании, что я готов к исполнению мечты – кругосветного путешествия на велосипеде. Остается только вопрос времени и денег, но думаю, что рано или поздно я его решу. Мне потребуется приблизительно  12-15 месяцев. Это такая «кругосветка по-легкому», когда просто круг делаешь и возвращаешься. Она проходит по трем материкам: Европе, Северной Америке и Азии и нужно всего два перелета. А существует еще полная «кругосветка» — для совсем «прожженных» велосипедистов, которая проходит по всем обитаемым материкам. Я одного человека знаю лично, который такую «кругосветку» делал 6,5 лет. Это канадец Роб Кассибо. Он проехал, если не ошибаюсь, 64 страны, причем денег у него было не очень много. Работал учителем, потом продал дом и поехал путешествовать – такой вот простой парень.
— Давай вернемся к твоей поездке. Я видел маршрут, прочерченный на карте.  Скажи, неужели все это расстояние ты проехал на велосипеде?
— Конечно, нет! Я неоднократно пользовался общественным транспортом: поездами, автобусами. В конце концов, я ехал отдыхать и строил маршрут исходя из собственных соображений. До Новосибирска доехал на поезде, так как неоднократно уже там бывал, и повторять знакомый маршрут было уже не интересно. Так что стартом моего путешествия можно считать Алтай. Там я нашел замечательную тропинку, которая ведет в Сибирь. Всю Кемеровскую область я пересек до Мариинска и там опять сел на поезд до Иркутска, потому что на этом отрезке много медведей и мне не хотелось с ними встречаться.  Потом начался самый интересный, самый трудный и самый снежный этап от Иркутска до Читы. Причем поехал я по заброшенной железной дороге, которая идет по берегу Байкала. В Забайкалье начался очень сильный снег, настоящий буран.  Ехать было сложно, но интересно. Не скажу, что подобная ситуация для меня новая – я уже неоднократно ездил в дальние маршруты зимой и ничего особенного для меня в этом нет. Холод –  достаточно интересная штука, которая заставляет мобилизовать все твои ресурсы, использовать каждую вещь нестандартно. Когда я останавливался на ночевку и ставил палатку, то под спальник клал кофты, укрывался курткой, ноги запихивал в рюкзак, потому что две пары теплых носков не спасали. В итоге получается достаточно тепло, чтобы провести ночь. Правда, встать и сходить в туалет – это целый ритуал.

Где дорога в Муданзао

— А почему палатка? Неужели нельзя остановиться в придорожном отеле?
— Гостиницу еще нужно найти – расстояния огромные и нужно 2-3 дня крутить педали до города, где можно остановиться на ночь, а кроме того, в России это очень дорого. Особенно сильно я это ощутил во Владивостоке, куда от Читы  доехал на поезде. Там подал документы на оформление визы и пока ждал бумаги, пришлось там жить. Обошлось это отнюдь не дешево. Потом я поехал в Китай. Признаюсь, мне было страшновато, потому что это совсем новый для меня опыт, не Европа, не Турция, где все говорят по-английски. Тут языка я не знаю, и как буду объясняться – непонятно. Пересекать границу пришлось на автобусе – на частном транспорте въезд в страну запрещен. Причем на границе  пересел на тот автобус, который отправлялся из поселка Приграничный на 3 часа раньше, – чтобы не терять время в очереди.  Адаптироваться в Китае мне удалось в Сунь Хунь Фе – ближайшем к границе городе. Русских тут не очень любят, но вынуждены учить язык, потому как город живет только торговлей. 20 лет назад здесь была рыбацкая деревенька, а сейчас небоскребы и магистрали. Так что с пониманием проблем не возникло, но китайцы как-то не стремились помочь освоиться. В итоге я немного привык, попросил написать мне в блокноте две самые важные для меня фразы: «где дорога в Муданзао» (следующий город по моему маршруту) и «я люблю рис, яйца и не ем мясо и рыбу», и поехал дальше. Вначале мне Китай не понравился, маршрут пролегал по перенаселенным местам. Целый день едешь на глазах у людей. Везде народ и никто на тебя не смотрит, будто не едет странный европеец на велосипеде с рюкзаком за плечами. И если их о чем-то спрашиваешь, они абсолютно не хотят понять, что тебе нужно, и показать дорогу. В общем, до Пекина я добрался не в лучшем расположении духа и думал, не вернуться ли мне в Россию. Но мои друзья меня подбодрили, а потом еще забавный случай произошел, когда я смотался к Великой Китайской стене. Она идет по горам ступеньками, на которые многочисленные туристы, кряхтя, забираются. Я оставил велосипед внизу и тоже поднимаюсь, а рядом идет мужик и, задыхаясь, бормочет на чистом русском: «ну на фига я сюда приехал, говорили же, что подниматься надо, что тяжело…».   Я на бодрячке мимо прохожу, спрашиваю: «Мужик, ты на автобусе сюда приехал, а я на велосипеде из России». И радостно пошагал дальше.  После Пекина я как-то втянулся, и дальше было только лучше.

Разное понимание

— Там общественным транспортом пользовался?
— А как же! Китай – огромнейшая страна. Могу сказать, что попасть в тамошний поезд с велосипедом – это целая история. Места в нем в основном сидячие. Местные жители привыкли таким образом ездить по несколько суток. Но я всегда включаю «варвара-иностранца» и пытаюсь себе лучшие условия выторговать. Так, когда я второй раз ехал на поезде, у меня был билет без места. Но меня пересадили в пустой вагон и с местом. В нетуристических местах в Китае очень выгодно быть иностранцем.  В общем, пробыл я в этой стране около месяца и поехал дальше – во Вьетнам и в Лаос. Там очень здорово, но для велосипедиста есть один неприятный фактор – горы. Перевалы километров по 10 и всё это время нужно крутить педали на подъем. Это очень выматывает, а я и так уставший уже был. Но удалось найти интересный выход. Дело в том, что немногочисленные машины у них обычно сильно перегружены и на перевалы взбираются ненамного быстрее, чем я. Дожидаешься, когда  какой-нибудь грузовичок тебя обгонит, резко за него перестраиваешься и цепляешься за борт.  Иной раз  знаками спрашивал у водителей, можно ли зацепиться, и обычно они ничего не имели против. И даже специально для меня делали повороты пошире, чтобы мне удобней было заходить. Они на позитиве, машут руками, подбадривают, другие машины обгоняют – сигналят, все смеются и улыбаются – здорово.  Так же и в Лаосе, только там люди еще проще. Они готовы с тобой общаться и тебя понимать. Лаос – одна большая деревня, причем там очень много иностранцев. Это не просто туристы, приехавшие на неделю отдохнуть, а так называемые бэкпакеры, которые путешествуют всю зиму на велосипедах, или автостопом, или на автобусах.  Населенные пункты обычно состоят из двух частей населения: местные и иностранцы — фарланги примерно поровну. Представьте, в небольшой деревне типа Дракино стоит около 30 гостевых домов – это что-то типа хостелов и около 50 кафешек. В каждом «гестхузе» есть Wi-Fi, горячая вода, а стоит он 100-200 рублей за сутки. А еще – там одна главная дорога, и я часто на ней встречался с людьми, с которыми пересекался еще во Вьетнаме. Идешь по деревне и видишь такого же, как ты, велосипедиста из Новой Зеландии, с которым познакомился раньше.
После расслабленного Лаоса я опаздывал, и на Таиланд, можно сказать, взглянул мельком. Может быть, поэтому он мне меньше понравился. Кроме того, я приехал в Бангкок на автобусе в 11 вечера и с трудом нашел где переночевать, потому что меня, как и в Китае, никто не хотел понимать. Собственно, в Бангкоке я сел на самолет и вернулся в Москву.
— Рассказывай, что за проблемы с полицией у тебя были в Таиланде – ты об этом писал в своих путевых заметках в Интернете…
— Да не было особых проблем. Во Вьетнаме тоже приличное перенаселение и сложно найти место для стоянки. Все плоские места там застроены. Остаются либо горы, либо рисовые поля. Ну вот, однажды я поставил палатку, а кто-то взял и позвонил в полицию. Они приехали, начали говорить, что спать на улице опасно, нужно идти в гостиницу. Для них было дико, что европеец спит в палатке на огороде у вьетнамского крестьянина. Я им долго «вату мотал», брал измором. Потом вообще на русский перешел. В итоге меня оставили в покое.

Серега!

— Еще ты упоминал про удивительные встречи — кого-то из знакомых нашел?
— Даже несколько раз! Сначала — в Ханое. Я увидел в ленте новостей своего друга, что он тоже сейчас в этом городе – через Казахстан из Санкт-Петербурга доехал автостопом. Я написал, что сейчас тоже в Ханое. На вопрос, где  живу, выслал фотографию церкви из окна гостиницы.  Оказалось, что он разместился в соседнем здании. Через 5 минут мы уже встретились внизу. Приятель в этот день как раз уезжал, мы позавтракали, и я проводил его на автобус. Он на юг поехал, а я — на запад. А потом в Лаосе была встреча с человеком, который полгода назад в Протвино выступал на «джазовороте». Это украинский парень Сергей Онищенко. Я знал, что он где-то в этих местах, но мы с ним никак не координировались. Тогда решил не ехать по горам, а сесть в автобус. На полдороге нас «стопят» двое ребят. Я смотрю в окно: знакомая борода, выскочил наружу и заорал на всю улицу «Серега»!

8000 километров на велосипеде

— Люди обычно из поездок привозят сувениры. Но им проще, не надо таскать их на себе неделями. Ты что-то на память захватываешь?
— В этот раз я как раз на себе привез сувениры. Купил пару футболок – на Китайской стене и майку с лаосским алфавитом, за что меня потом в Таиланде называли «лаомэн». Больше – ничего, лишний груз мне не нужен. Максимум, что привожу из поездок, — магниты.
— Сколько ты проехал на велосипеде за эти четыре месяца?

— Мой велокомпьютер в этой поездке несколько раз перезагружался, а на границе Китая с Вьетнамом вообще отказался работать. Расстояния я отмечал в путевых дневниках, но досконально не высчитывал, сколько получилось. На самом деле есть люди, которые считают километраж, который  они накатали, например, за год. Кто-то тысячу проехал, кто-то — две, и считают, что это круто. У меня уже такая ситуация, когда никому ничего не надо доказывать. По поводу этой поездки могу сказать, что проехал около 8000 километров на велосипеде. Остальное – на поездах и автобусах.

Евгений КРАСНОВ

P.S. По приблизительным подсчетам, за 4 месяца Евгений Рыбин потратил около 90 тысяч рублей с учетом питания, проживания, оплаты виз, билетов на поезда, автобусы и самолет до Москвы. Теперь он собирается набраться сил и накопить средства для нового путешествия. Где в следующий раз отпечатается протектор колес его велосипеда, Евгений еще не решил. Может быть, Южная Америка или Исландия – эти места давно уже манят путешественника. А если удастся выделить средства и время, то протвинец приступит к исполнению давней мечты – кругосветного путешествия на велосипеде. Так или иначе, но о Евгении Рыбине мы наверняка еще не раз услышим. 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх