ОДНОЙ СТРОКОЙ

Мастер гончарных дел

Каждый из нас видел в разных фильмах, как, сидя за гончарным кругом, мастер создает из куска глины посуду, вазы и прочую утварь.

Процесс довольно любопытный – буквально за минуты из невнятного комка по мановению умелых рук возникает изящный сосуд. Гончарное дело, бывшее не так давно повсеместным, стало для нас некой диковинкой. Казалось бы, ничего особенного, но работа умельца, освоившего это ремесло, по-настоящему завораживает. Этим летом, увидев этот процесс вживую, я всерьез заинтересовался, есть ли в наших краях гончары, которые не штампуют изделия одно за другим, а тщательно создают своими руками уютную и красивую посуду. Оказывается, такой мастер у нас есть, и не один. Рассказать об особенностях создания керамических изделий согласилась Светлана Новосельцева, мастерская которой располагается неподалеку от Серпухова.

— Как давно Вы увлеклись керамикой? Наверное, еще с детства ей занимались?
— Нет, всего-то лет десять, а до этого я долго работала с лошадьми – вот это действительно было увлечение с детства. Мне всегда очень нравились эти красивые животные.
— Раз так, давайте для начала немного поговорим о лошадях, тем более, что, насколько я вижу, Вы часто используете этот образ в своих изделиях. Видимо, детское увлечение еще прошло не до конца.
— Я работала в Ярославле. Конюшня располагалась почти в центре города и в основном специализировалась на развлекательных мероприятиях: праздники, торжества и так далее – людей катали в каретах по волжской набережной. Но и спортивных животных мы тоже готовили. Вот тренировкой лошадей я и занималась. Процесс это долгий и требует большого терпения, однако мне он очень нравился, особенно когда становились видны результаты. Эти животные довольно умны и обладают хорошей памятью, но чрезвычайно пугливы. Лошадь может запаниковать от чего угодно – громкого звука, яркой вспышки, резких движений. Представляете, каково приходится, скажем, в новогоднюю ночь, когда везде рвутся фейерверки. Долго приучали животных не бояться, например, ставили в коридоре железную тачку и бросали туда петарды. Постепенно на эти звуки наши питомцы перестали обращать внимание– ушки навострят, поймут, что ничего особенного не происходит и возвращаются к своим делам. Так же приучали к машинам, трамваям – постепенно, раз за разом. Это было необходимо: мы возили туристов, и ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы лошадь испугалась и понесла – это очень опасно. Несколько подобных случаев все-таки было, но быстро справились с ситуацией. Даже с паникующим животным совладать можно, хоть это и трудно. Я, наверное, не хотела бы, чтобы мой сын занимался с лошадьми – это все-таки довольно опасно.
— Как получилось, что Вы кардинально сменили свою деятельность?
— Около десяти лет назад мы с семьей переехали в Подмосковье. Мне предложили поработать при храме Николая Чудотворца – там открывалась мастерская керамики. Решила попробовать. Там были литовские мастера, которые обучали нашу команду. Точнее не обучали, а просто работали, и мы на них смотрели. У меня все начало получаться на удивление легко. Пять лет я трудилась там – училась гончарить, лепить, покрывать изделия глазурью. Потом решила попробовать самостоятельно заниматься этим творчеством. Взяла кредит, закупила оборудование и материалы: гончарный круг, печь, компрессор, краскопульт, краски и так далее.
— Расскажите немного о технологическом процессе создания керамических изделий. Насколько он сложен и длителен?
— Все зависит от навыка, но быстро что-то сделать не получится в любом случае. Например, «сгончарить» кружку, слепить к ней ручку и декоративные элементы – дело не слишком долгое. Но затем она должна сохнуть, причем ускорять этот процесс нельзя. Дело в том, что толщина изделия в разных местах разная. Тонкие части высыхают быстрее. Глина и при обычной-то сушке может из-за этого треснуть, а если начать ее нагревать, то она это сделает почти гарантированно. Так что после того, как изделие слеплено, ему нужно дать несколько дней, а лучше – неделю для высыхания. Иначе в печке оно взорвется. Процесс запекания тоже не слишком быстрый: нагрев до 1000 градусов происходит постепенно в течение 5-6 часов. Остывает печка после этого процесса почти сутки – раньше ее открывать нельзя. Затем покрываем изделия цветными глазурями и снова обжигаем.
— Я так понимаю, даже если все сделано правильно, с соблюдением технологии, все равно результат не гарантирован?
— Да, бывает очень обидно, когда из-за пузыречка воздуха, оказавшегося в толще глины, изделие, на которое потрачено много времени и сил, лопается при запекании. Но такое, к счастью, происходит сравнительно редко, так что удовлетворения от своей работы я получаю все же больше, чем расстройства.
— Часто экспериментируете?
— Постоянно! У каждого материала есть свои особенности – краска себя по-разному ведет в зависимости от условий: температуры запекания, толщины слоя нанесения и многих других. Все время пробуешь что-то новое и ждешь, пока печь остынет, чтобы посмотреть результат. С формой изделий тоже ищу различные варианты. Например, решила попробовать сделать вазы в виде собранных вместе листков. На самом деле, довольно сильно рисковала – работа была сложная, любая деталь могла треснуть — и все насмарку. Придумывала разные подпорки для этих лепесточков, чтобы они не загнулись и не отломились. Эксперимент тем не менее оказался успешным, так что этими изделиями я вполне могу гордиться.
— Насколько глазури, которыми Вы покрываете керамику, отличаются от обычных красок?
— Раскраска изделий – отдельная тема. Дело в том, что незапеченная глазурь очень блеклая. Вот, например, две баночки с белой жидкостью, почти не отличающейся по цвету. Разница в том, что краска в одной из них действительно белая, а вторая при запекании даст яркий красный цвет. Проблема в том, что пока ты наносишь их на поверхность, то практически не видишь получившийся рисунок — только разные оттенки серого и коричневого.
— Не превратилось ли со временем это увлечение керамикой в рутинную скучную работу?
— Я стараюсь не делать много однообразных действий подряд — переключаюсь с одного этапа на другой. Сейчас, например, когда покрашу кошек, буду лепить колокольчики, потом начну делать что-нибудь еще. Я не очень люблю работать на заказ, но иногда люди приходят с очень интересными идеями, которые действительно любопытно попробовать и воплотить в жизнь. В такие моменты меня как правило посещает вдохновение, и я берусь за работу с большим азартом.
— Как муж относится к Вашему увлечению?
— С пониманием и очень помогает мне во всем. Моя мастерская обустроена так удобно именно благодаря ему. Бывает, конечно, ворчит, что дохода керамика практически не приносит, но по-доброму, не всерьез.
— Есть ли какие-то задумки, которые уже оформились, но ещё не были воплощены в жизнь?
— Сейчас я хочу заняться керамической плиткой с различными картинами. Дело это долгое и хлопотное, зато кто-то сможет приобрести эксклюзивный декоративный элемент для своего дома – второго такого существовать не будет.
— Не жалеете, что связались с керамикой?
— Напротив, очень довольна. Я радуюсь, когда прихожу в мастерскую и начинаю что-то делать. При этом я сама себе хозяйка: чем есть настроение сегодня заниматься, за то и берусь. А главное, что меня привлекает в этой работе, видеть, как люди радуются, получив керамическое изделие ручной работы.

Беседовал
Евгений Краснов

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх