ОДНОЙ СТРОКОЙ

«Мари и Пьер» — наука о любви

Вам знакома наука любви? Вам известно, как химия и физика бросают мужчину и женщину друг к другу? Только 16 февраля на  сцене Гортеатра Московский областной Камерный театр представляет спектакль «Мари и Пьер».  Самый ироничный, самый мелодраматичный, самый французский рассказ о том, что же это такое – наука любви. В главных ролях  - заслуженные артисты Московской области Елена Доронина и Олег Курлов.


Мария Склодовская-Кюри стала самой знаменитой женщиной века. Начинала с того, что изготавливала порох для продажи… Но о цветах она говорила только с Пьером… Отличная история для драматургии, не так ли?
Это очень смешная история, режиссер  — заслуженный деятель искусств РФ Валерий Якунин — определил жанр по-своему: «возможно, комедия». Но все комичное, житейское, компромиссное несут в себе второстепенные персонажи. Жоржет, кухарка и нянька маленькой Ирен Кюри (тоже  будущего нобелевского лауреата), своей болтовней нечаянно наводит Мари и Пьера на гениальный эксперимент. Ректор де Клоза (з.а. РФ Виктор Шутов) доставляет зрителям немало причин для настоящего хохота. Гюстав Бемон (з.а. МО Сергей Вершинин) являет собой забавный типаж дельца от науки, заработавшего в конце концов капитал, но не вконец беспринципного.  Родольф Щютц, директор института физики и химии, в исполнении з.а. МО Михаила Рогова воплотит в себе все черты научного «куратора», и этому типу при  науке стоит отдать должное – без контактера с внешним миром ученому не обойтись точно так же, как артисту без антрепренера.
Внешний мир делает слабые попытки просочиться в замкнутое пространство лаборатории Кюри посредством не только вышеперечисленных персонажей – пронырливые репортеры со своими вспышками магния лезут во все щели сарая, где работают супруги Кюри… Еще бы! Для молодого века открытие такого уровня было сравнимо разве что с запуском космического корабля! Ведь 1 грамм радия – сверхмощного топлива на тот момент – стоил 200 килограмм золота! Супруги Кюри произвели сенсацию в мире! Мир готов был принять их в свои объятия, Париж готов был носить их на руках…
Париж – колыбель изысканных искусств и европейского шика. Атмосферу Парижа режиссер Валерий Якунин передает через кинохронику тех лет. «Мулен Руж», синематограф (прямо в зрительном зале за инструментом – тапер), улицы, лица, паровозы, движение – темп динамичной и прогрессивной эпохи. Но для Мари и Пьера это не имеет никакого значения – мир и цель сосредоточены в узких рамках исследовательского процесса внутри стен лаборатории.
Несколько слов об оформлении спектакля. Колб и аппаратов для физико-химических измерений (бог знает, что это за аппараты!) на сцене не меньше, чем научной терминологии. Здесь есть место и машинерии, и химическим превращениям в колбах, что так восхищает простоватую Жоржет, и даже пыль от мешков с «урановой рудой» вполне осязаема в зрительном зале. Громыхающая железная лестница, железная обивка стен, железная кровать под лестницей, механический подъемник для тяжестей, высокое окно, равняющееся с уличным тротуаром, старый комод и весь присущий специфике работы физиков и химиков хлам создают ощущение полной визуализации. При этом режиссер сознательно не стал прибегать к помощи различных научных консультантов, дабы не иссушить живую историю до документалистики. Похоже, Валерия Якунина до сих пор удивляет та легкость, с которой создавался этот спектакль…
Финал  с высокой латынью на музыку Карла Оффа звучит торжественно и патетически. Фразу Мари: «Нам дадут Нобелевскую премию, а мне нечего надеть!» заглушают благородные аккорды, гаснет свет, и на стенах лаборатории фосфорическим светом начинают светиться формулы…
Спектакль «Мари и Пьер», как и его главные герои, несет в себе ясность и зрелость нравственного чувства. И в этом – его непреходящее обаяние.

Татьяна Короткова

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх