ОДНОЙ СТРОКОЙ

Искусство радовать людей

27 марта – Международный День театра. Примечательно, что праздник этот в равной степени любят и актеры, и зрители. Первые – испытывая законную гордость за свою профессию, а вторые - потому что знают: обязательно будет премьера. По крайне мере в Серпухове традиция показывать в этот день что-то новенькое сложилась довольно давно. Так что любители театра, которых в нашем городе много, с удовольствием идут на спектакль, чтобы увидеть любимых актеров и поздравить их с праздником. Несколько артистов Серпуховского музыкально-драматического театра согласились немного рассказать о своей профессии.

 Алексей Дудко:
— Честно говоря, в детстве не думал, что стану актером. Когда родители заставили меня пойти в театральный лицей, то я поначалу очень не хотел. Они мне предложили: отучись месяц и, если не понравится, – уйдешь. Но я как-то сразу «заболел» этой профессией. Она меня очаровала и увлекла. Собственно ничего не изменилось, «болею» до сих пор и очень счастлив, что моя судьба сложилась именно так. Окончив лицей, а потом академию, я стал работать в Государственном русском драматическом театре имени А.П. Чехова в Кишиневе. В Серпухове я оказался в 2007 году. Нас с Сергеем Кирюшкиным отправили на курсы повышения квалификации, художественный руководитель театра Павел Аркадьевич Цепенюк предложил нам остаться, мы согласились и не пожалели. Профессия актера удивительна и не похожа на другие. Объяснить эмоции, которые испытываешь, выходя на сцену, просто невозможно. Конечно, бывает, что не все получается, не всегда доволен тем, как сыграл. Но гораздо чаще испытываешь восторг. Когда зритель реагирует, следит за всем, что происходит на сцене, ты чувствуешь эйфорию. Наверное, схожие переживания ощущает серфингист на гребне волны. Именно ради этого артист и выходит на сцену, все остальное становится неважно – житейские проблемы, небольшая зарплата и прочее…

Дмитрий Глухов:
— Театральная жизнь для меня началась 16 лет назад с поступления в театральный колледж. Где это было? В Караганде! Нет, я серьезно. Я там вырос и получил свое первое образование. Поступил заочно в Екатеринбургский театральный институт, потом переехал в Серпухов и перевелся в ГИТИС. Профессия актера сложна и притягательна одновременно. Даже не знаю, как объяснить. Просто люди, которые оказались в ней случайно, надолго не задерживаются. Кто-то понимает, что лучше заняться чем-то другим, кого-то отпугивают небольшие зарплаты. А те, кто остается, – уж не может не выходить на сцену.  Для себя другую жизнь не представляю. Я практически живу здесь, как бы банально это не звучало. Провожу в театре все время, как и моя жена, с которой мы вместе работаем. Так что домой зачастую возвращаемся только переночевать. Уж не знаю, какую стезю выберут наши дети, – это им решать, но если захотят пойти по стопам родителей, я не буду против. Работа артиста – это возможность радовать других людей и получать удовольствие от того, что ты делаешь. Бывает, конечно, и трудно, но все можно преодолеть. У нас в труппе  практически все нашли возможность иметь дополнительную работу по специальности – кто-то в кино снимается, кто-то занимается озвучкой, кто-то ведет театральную студию и так далее. Но театр для всех был и остается главным, потому что, когда ты выходишь к живому, заинтересованному зрителю, то забываешь обо всем.

 Екатерина Гвоздева:
— Я до того, как начала учиться, театра почти не видела – когда была маленькая, в наш городок Александровск-Сахалинский приехала труппа с детской сказкой. Потом по телевизору видела спектакль – вот и все. Но даже этого оказалось достаточно, чтобы после окончания школы я твердо решила поступать в училище на актрису. Весь наш курс после выпуска взяли в театр. Я там отработала 7 лет, а потом Павел Аркадьевич переехал в Серпухов и переманил многих актеров, в том числе и меня. В Сахалинском театре за голову хватались: многие спектакли пришлось вообще убрать из репертуара, поскольку исполнители ключевых ролей уехали. С тех пор я уже 10 лет работаю здесь.Есть вещи, которые за эти годы совершенно не изменились: я все так же люблю театр и все так же волнуюсь перед каждым выходом на сцену. Однако когда начинается спектакль, страха как не бывало. Делаешь шаг на сцену, минуты не проходит, а ты весь без остатка вовлечен в процесс. Есть интересное наблюдение: до спектакля что-то болит, плохо себя чувствуешь, но, выйдя к зрителю, просто перестаешь это замечать. И после того, как спектакль заканчивается, ощущаешь себя гораздо лучше. Я на себе не раз испытывала этот целительный эффект сцены. Главное, чтобы зал реагировал. Существует некий взаимообмен: мы отдаем зрителям свою энергию, а они нам — свою. Если этого не происходит, то играть очень сложно. Это, наверное, как в боксе, – когда спортсмен наносит удар и промахивается, то у него уходит много сил. Не попал так несколько раз и все, выдохся. Бывают зрители очень переживают за то, что происходит на сцене. Я вспоминаю спектакль, когда героиня пишет  бойцу на фронт, что она от него уходит к другому. В зале мертвая тишина, и вдруг с первого ряда кто-то в полный голос говорит: «Вот же дрянь-то, а?!». Такое внимание людей очень приятно и дает потрясающий заряд творческой энергии.

Анастасия Собина:
— Это была детская мечта: играть на сцене, чтобы зал замирал и смотрел на тебя. Такое желание привил преподаватель театрального кружка, в который я попала в первом классе. Я тогда жила на Сахалине в маленьком городке Углегорске. Время шло, я собиралась быть врачом, учителем, но когда окончила школу, поняла, что все-таки хочу быть актрисой. День театра я очень люблю. Для меня любая премьера  — это радостное переживание, а уж в профессиональный праздник – особое удовольствие. Ожидание, нетерпение, приятный мандраж, как подарки под елкой искать. Я не представляю себя на какой-то другой работе. Устроиться в офис и сидеть там целыми днями, уткнувшись в монитор? После того драйва, который ты получал от выхода на сцену? Мне кажется, это уже невозможно. Театр — некоторая зависимость, от которой трудно избавиться. Да и актеры – немного странные люди. Все остальные ждут не дождутся отпуска, а мы, уходя на летний перерыв, начинаем грустить. Посещаем репетиции, готовимся к новому сезону, вроде бы отдыхаем, но к августу – сентябрю становится невмоготу, хочется побыстрее выйти на работу и выступить перед зрителем. Даже не обязательно с премьерой. Давние и хорошо знакомые спектакли тоже имеют особую прелесть. Они все равно всегда разные. Например, «Гарнир по-французски». Спектакль, который мы выпустили первый раз и который сейчас идет, – это две большие разницы. Он уже живет своей жизнью, развивается иногда в совершенно непредсказуемом направлении. Мы хорошо знаем роли, не боимся импровизировать и подкалывать друг друга. Часто получается очень забавно. Но главное условие остается неизменным: необходимо, чтобы зрителю понравилось. Именно в этом заключается наша цель и наша обязанность – сделать людей немного счастливее. Только в этом случае наступает удовлетворение от прошедшего спектакля.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх