ОДНОЙ СТРОКОЙ

Где найти осколок Атлантиды

Прогресс дарит нам массу приятных и полезных мелочей, которые позволяют обустроить свою жизнь максимально комфортно.

Они функциональны, недороги, удобны… и абсолютно бездушны. Как правило, мы этого не замечаем, спокойно пьем кофе из штампованных кружек, завариваем чай в обычных чайниках. Все это продолжается до тех пор, пока во время очередной уборки не находится старая чашка, которой ты пользовался в детстве. Тогда она была еще великовата для маленького человечка, и родители наполняли ее только наполовину. Этот привет из прошлого торжественно помещается на полку и постепенно становится единственным, которым начинаешь пользоваться. Небольшой скол и потрескавшийся от времени орнамент нисколько не уменьшают удовольствия от чаепития, а напротив, придают процессу отдельное удовольствие, потому что это не просто кружка, а та самая, со своей необычной историей. Именно такие вещи приносят в наш дом ощущение уюта. Но похожего эффекта можно добиться и с помощью только что созданных предметов. Изделия ручной работы сейчас быстро набирают популярность. Во «Всемирной паутине» можно найти массу частных мастерских, которые предлагают самые разные вещи: от резных панно до средневековой одежды. Иногда, наткнувшись на очередной предмет, просто не понимаешь, что это, и как оно должно работать, – настолько необычными бывают дизайнерские решения. Одно из мини-производств, создающих такие вещи, есть и в Серпухове. Увидев в Интернете работы Кирилла Коноплицкого, я назвал их про себя «странными» и решил напроситься в гости, чтобы посмотреть на них своими глазами.
Мастерская Кирилла занимается в основном изделиями из керамики и дерева, а также делает книги «под старину». Несколько фолиантов, стоящих на полках, выглядят так, будто сделаны были веке в семнадцатом и просто хорошо сохранились. Дело в том, что для современных изданий совершенно не характерна такая трепетная отделка: натуральная кожа, керамические гербы с позолотой, латунные вставки. Но книги хотя бы выглядят узнаваемо. Когда начинаешь разглядывать некоторые чайники, создается ощущение, будто Кирилл решил просто проигнорировать все, что было создано до него, – настолько непривычно выглядят отдельные сосуды. После того, как первое удивление проходит, появляется закономерное желание узнать, каким образом рождаются подобные вещи. Молодой мастер наливает чай в пиалы, похожие снаружи на выщербленный камень (вспененная глина, как я узнал позже), и начинает отвечать на вопросы.
— Откуда появляются все эти формы? Все они только твоего авторства, или у них есть исторические прообразы?
— По-разному, на самом деле люди в разное время придумали массу интересных приспособлений для хранения напитков, заварки различных трав и прочее. Я, естественно, опираюсь на этот опыт, когда придумываю какую-то новую вещь. Процесс начинается с того, что я сижу и рисую. При этом стараюсь максимально отрешиться от всего, что я знаю. На самом деле это не так просто: попросите человека изобразить кружку – он нарисует сосуд привычной нам формы. Мы в плену у стереотипов, которые серьезно мешают создать новое. Я пытаюсь на бумаге изобразить что-то интересное. Как правило, из трех десятков эскизов один, максимум два, заслуживают того, чтобы попытаться реализовать на практике. Часть идей потом еще отсеется, и в итоге получится только самое интересное. Вот, например, «Осколок Атлантиды». Здесь в мастерской осталась первая версия такого чайника. Те, что были созданы потом, получились удачнее и уже нашли своих хозяев. В поисках идеи я размышлял о том, что если бы Атлантида все же была, то образ мыслей ее жителей серьезно отличался от нашего. У них были бы другие технологии, инструменты, предметы обихода. И начал фантазировать, как мог выглядеть чайный сервиз из Атлантиды.  В итоге получился чайник, носик которого одновременно является и ручкой. Напиток нужно наливать, переворачивая сосуд кверху дном.  Секрет в том, что объем носика равен объему чаши, поэтому вся жидкость перетекает в него и не проливается при переворачивании, можно даже крышку не закрывать.  
— Какие еще интересные находки у тебя имеются?
— Трудно выделить что-то одно, они все для меня интересные. Если говорить о технологии, то я придумал, как делать вспененную глину – такого я еще ни у кого не видел. Преимущество такого материала в том, что он обладает хорошими теплоизоляционными свойствами, поэтому пиала с чаем не обжигает руки. Чтобы добиться этого эффекта, пришлось долго экспериментировать, но в итоге получилось. Еще у меня есть чайник, работающий на углях. Он сделан по принципу самовара, но приток воздуха создается при помощи маленьких кузнечных мехов. Керамическая чаша находится в деревянном футляре, который оснащен также набором пиал, установленных в специальной подставке револьверного типа. Вращая рычаг, мы можем наливать кипяток в разные сосуды. Кроме этого, имеются: чайник, работающий на греющих свечках, заварочные чайники с керамическим ситечком, толстостенные кувшины для компота, в которых напиток долго будет оставаться холодным…  Когда я делаю что-либо, то стараюсь соблюсти два условия: предмет должен быть эстетичным, чтобы на него было приятно смотреть, изучать детали, но при этом нельзя забывать и о практичности вещи: ручка чайника или кружки  не должна обжигать, наливать или пить из них должно быть удобно и комфортно. Только в этом случае человек сможет получить настоящее удовольствие от обладания таким изделием.
— Если попытаться определить стиль, в котором ты работаешь, как бы ты его назвал?
— Я бы сказал, что ближе всего будет слово «этнический». Оно не полностью подходит, потому что я не копирую изделия каких-то племен или народностей. Просто я люблю работать с глиной, кожей, деревом. Эти материалы теплые, живые, приятные на ощупь, они красивы сами по себе и отлично дополняют друг друга. В итоге у предмета уже появляются какие-то черты, похожие на этнические. Я еще немного усиливаю эффект какой-нибудь фактурой или орнаментом, потому что люблю такую стилистику. Мне вообще нравится этника – не только предметы, но, например, музыка: всякие варганы, тибетские поющие чаши, ханги, австралийские трубы диджериду и так далее. Наверное, в прошлой жизни я был шаманом.
— С керамикой мне все более-менее понятно, расскажи про книги. Как ты начал их делать?
— Просто так получилось, что на первом курсе института нужно было сделать преподавателю книгу, и я взялся попробовать. Потом еще несколько человек попросили. Раз на пятый я понял, что тема-то интересная, ей можно заниматься. Тогда у меня как такового интернета не было, приходилось по крупицам собирать информацию и экспериментировать. Со временем начали получаться интересные изделия. Вот, например, такая с деревянной обложкой – шуточная книга гаданий с вертушкой, по которой можно искать ответы на вопросы. Обычно, конечно, мы делаем кожаные переплеты, но все такие работы создаются на заказ и сразу отправляются владельцам. Есть, кстати, довольно интересная история. Недавно женщина попросила сделать в качестве подарка для друга из Англии томик сочинений Шекспира в готическом стиле. Мы использовали красивый шрифт, сделали красные заглавные буквицы, напечатали его на искусственно состаренной бумаге. Обложка была украшена кожей, керамическими мордами горгулий и небольшим витражом, который, если открыть книгу, подсвечивал форзац цветными пятнами. В итоге, когда заказчица попыталась отправить этот подарок, все транспортные компании, в которые она обратилась, просто отказались доставлять такую посылку, аргументируя тем, что не могут вывозить из страны исторические реликвии. Я так и не знаю, удалось ли женщине вручить эту книгу или нет.
—  Есть ли какие-то проекты, которые хочется воплотить в жизни, но пока не удалось?
— Идей масса, не понятно только, откуда взять время, чтобы их все реализовать. Я начинаю новый большой проект – хочу делать кожаные сумки для людей разных профессий. Идея точно такая же: с одной стороны они должны полностью соответствовать стилю, который человек предпочитает, и в то же время быть максимально удобными. Например, у фотографа есть некий набор оборудования, которое ему необходимо. Скажем, несколько объективов, пара светофильтров, небольшой штатив и так далее. Мы можем сделать так, чтобы в сумке были отделения и крепления, идеально подходящие для всех этих предметов. Мне это направление очень интересно, но и остальные забрасывать я не намерен.
— Первым делом сделаешь сумку себе?
— Вряд ли. Стыдно признаться, но я редко могу себе позволить оставить сделанные мной вещи. Как правило, они все расходятся по новым хозяевам. Относительно недавно здесь в мастерской появился чайник и чашки, которыми я пользуюсь сам и предлагаю гостям. Хочу и домой себе что-нибудь сделать, но как-то пока не получается. Такой вот «сапожник без сапог».
Уйти из мастерской после окончания разговора оказалось непросто. Слишком много интересных предметов собрано на стеллажах и полках. Такое ощущение, что попал на мини-экспозицию этнографического музея с тем лишь отличием, что предметы здесь можно потрогать и повертеть в руках. Стоит, однако, отметить, что такие вещи подойдут далеко не каждому человеку. Они довольно специфичны и впишутся не во всякий интерьер. Зато для тех, кому такой стиль по душе, они наверняка станут источником удовольствия и хорошего настроения.

Беседовал  Евгений Краснов

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх