ОДНОЙ СТРОКОЙ

Фотохроника Великой Отечественной

Вторая выставка фестиваля «Андреевская осень 2015», которая открылась в филиале музея на ул. Калужской, 48,  получилась невероятно интересной. Здесь представлены снимки одного из самых известных отечественных фотографов XX века Евгения Халдея. Эти изображения мы все видели не раз: в учебниках по истории, в книгах и фильмах о Великой Отечественной войне. То, что такая экспозиция действует в Серпухове, – весьма значимый факт. Возможность еще раз познакомиться с хрестоматийными изображениями – большая удача для всех, кто интересуется историей. Но тем, кто присутствовал на открытии, повезло вдвойне. Дело в том, что к нам в город приехала дочка фотохудожника, Анна Халдей, которая поведала множество историй о том, как были сделаны знаменитые снимки.

— В рамках «Андреевской осени» этого года мы знакомимся с творчеством фронтовых фотографов, — сообщила куратор выставки Наталья Дурынина. – Эти люди рисковали собой, постоянно находились на передовой, чтобы запечатлеть те страшные события. Именно благодаря их труду мы имеем сейчас возможность увидеть, что собой представляет война.
Евгений Халдей, несомненно, нашел свое призвание. Его снимки известны по всему миру и не зря, ведь в каждом из них содержится масса эмоций – боль от утраты всего, что имел, надежда выжить в кровопролитных боях, решимость стоять до последнего, радость победы… Это маленькие рассказы, которые можно читать, изучать и делать выводы.
— Отец увлекся фотографией еще в детстве, — рассказывает Анна Халдей, в 11 лет. Он был очарован процессом съемки и постоянно торчал у фотоателье, которое было неподалеку от дома. В итоге его взяли туда работать в качестве помощника. Он выполнял мелкие поручения, но к фотоаппаратуре мальчика не допускали. Как же он мечтал сделать свой собственный снимок! Естественно, денег на покупку фотоаппарата в семье не было. Первую свою камеру Халдей сделал сам из картонной коробки и линзы от бабушкиных очков. Вместо пленки использовал стеклянную пластину. В качестве объекта был выбран православный собор, который через два года после этого был разрушен. Когда отец проявил под кроватью картинку и увидел результат своего труда, то был счастлив безмерно. После этого Евгений Халдей решил во что бы то ни стало заниматься фотографией. Подрабатывал, как мог, и в итоге сумел приобрести камеру «Фотокор». Начал снимать, отправлять изображения в местную прессу. В 1936 году его пригласили работать в фотохронику ТАСС. Так Халдей стал членом этой редакции, где трудились уже маститые фотографы такие, как Марков-Гринберг, Альперт, Евзерихин. Это потрясающие люди, которые создали величайший фотоархив, отражающий историю нашей страны. У них он учился и набирался опыта. Отец был неисправимым оптимистом, очень любил жизнь и обладал хорошим чувством юмора. Но получилось так, что самые известные его работы отражают военную историю. Страшную историю.
Война застала Евгения Халдея в Москве – он только вернулся из командировки в Тарханы,  родина Лермонтова. Он там снимал литературный кружок пионеров, которые вслух читали стихи поэта. Было воскресное утро 22 июня, когда в квартире раздался звонок из редакции с требованием немедленно приехать на работу.
— В 11 часов он примчался в редакцию, а часом позже Молотов  начал по радио говорить о вероломном нападении фашистской Германии на Советский союз. Все застыли, а отец схватил фотоаппарат, выскочил из редакции на улицу и снял людей у громкоговорителя, оглушенных событиями, которые на них обрушились. Так для Евгения Халдея началась война. Он прошел с войсками от Мурманска до Берлина и продолжил работать после окончания войны на различных конференциях и процессах. Отец говорил, что иногда было очень страшно и больно. Есть фотография из Мурманска, который служил основным портом, через который в СССР по ленд-лизу поступала помощь от союзников. Город не был занят, но его сильно бомбили: в один из дней на город было сброшено 360 зажигательных бомб. Деревянный Мурманск выгорел почти полностью. Есть фотография, где одни печные трубы – больше ничего не осталось. Отец вспоминал, что пока он снимал, мимо проходила женщина. Наверное, она была не старая, но горе ее состарило. И она сказала: «вместо того, чтобы устраивать тут съемку, ты лучше иди и гадов бей, посмотри, что они с нашей землей сделали». Халдей ее запомнил, он помнил всех людей, которые проходили через его объектив, – от рядовых до командующих.
Особое внимание дочь фотографа уделила знаменитому снимку «Флаг Победы над Рейхстагом». Это изображение стало одним из главных символов Победы и встречается, наверное, в каждом учебнике истории.
—  Отцу было нужно сдавать материал, и он накануне взятия Берлина оказался в Москве. Халдей решил так: «Я без флага в Берлин не полечу». Пришел к завхозу фотохроники ТАСС и попросил красные скатерти, которыми накрывали столы на собрания. Обычный дешевый сатин. За одну ночь он со своим другом сшил 3 флага, серп и молот на которых были вырезаны из простыни. Отец эти флаги обернул вокруг себя, чтобы никто не видел, надел пальто — и в Берлин. Он прилетел в ночь на второе мая, там все горит, рушится. Так получилось, что документального изображения того, как флаг Победы установили на Рейхстаге, нет, никто не догадался пригласить фотографов, чтобы запечатлеть этот момент. Поэтому Халдей решил проявить самостоятельность, нашел троих ребят: Алексея Ковалева из Киева, дагестанца  Абдулхакима Исмаилова и белорусса Леонида Горычева. Он предложил залезть на Рейхстаг и повесить флаг. Солдаты, естественно, согласились. Кое-как  забрались, не смотря на то, что половины лестницы не было. Оторвали пику у одной из статуй, которые стояли на крыше, и приделали к ней знамя. Отец пытался выстроить композицию. Отщелкал одну кассету, вторую, но ему все не нравилось. Тогда он сказал Ковалеву: «Встань сюда и наклонись, потому что флаг должен быть над поверженным Берлином. Хаким, держи его за сапог». Так и получился этот фотошедевр. Второй флаг, который привез Халдей, был сфотографирован на Бранденбургских воротах. Третий — заснят на большом аэродроме Темпельхоф.  Отец срочно летит в Москву сдавать материалы. Редактор, когда увидел снимок знамени над Рейхстагом, был в восторге, потому что больше такого явного свидетельства Победы не было. Но потом заметил, что на обеих руках Хакима часы. Очевидно, что вторые – трофейные. Редактор закричал: «Женя, ничего не получится, нельзя чтобы советского солдата обвинили в мародерстве! Что хочешь делай, но часы убери». Халдей взял иголку и аккуратно ею стер фрагмент изображения. 50 лет до 1995 года по всему миру шла фотография с одними часами. Потом, появилась гласность, стало возможно рассказать подлинную историю. Тогда и появился вариант с двумя часами.
Показывая на фотографии, Анна Халдей продолжила повествование.
— Вот стоит бригада Амосовой. Это 46 женский авиаполк Таманской дивизии — летчицы те самые «ночные ведьмы», девчонки совсем юные. Воевали они на легких самолетиках, к которым подвешивали бомбы. Вылетали ночью. Садились в самолет вдвоем и на определенной высоте  они выключали двигатели и тихо долетали до места, где должны нанести удар. Сбрасывали бомбы и возвращались. Если в самолет попадали, он сгорал моментально, спастись было невозможно. Следующий снимок сделан в Вене, 28 апреля. Это страшная фотография: парк у парламента, где лежит застреленным нацист и вся его семья. Оказалось, немецкий офицер решил последовать примеру Геббельса, который чтобы не сдаваться в плен, убил себя и своих детей. Фашист в 4 утра привел в парк жену, сына и дочь. Первых двоих застрелил быстро, а девочка испугалась и начала убегать. Он ее догнал, прижал коленом  к скамейке и выстрелил. А после застрелился сам. Эту трагедию наблюдал из подвала сторож парка, который потом и рассказал отцу, как все было.
Во время повествования в зале стояла тишина. Даже школьники, которых, казалось бы, ничем не проймешь после триллеров и «ужастиков», притихли.
— Постарайтесь запомнить то, что вы сегодня услышали, — сказала ребятам секретарь союза фотохудожников России Евгения Комарова. – Вы пока даже представить себе не можете, насколько ценно то, что вам сейчас дали. Я уверена, что вашим родителям и бабушкам с дедушками будет очень интересно узнать то, что знаете вы.  
Дочка фотохудожника рассказала еще много интересных историй: как Геринг из-за Евгения Халдея получил по голове дубинкой, как во время парада Победы ее отец едва мог фотографировать из-за слез в глазах и какие замечательные снимки он все же принес тогда с Красной площади, и многом другом. Директор СИХМ Людмила Гафурова, подводя итог, сказала, что данная выставка одна из самых значимых для музея в этом году.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх