ОДНОЙ СТРОКОЙ

Физики и лирики

Необычная семейная экспозиция Чернозатонских Леонида Александровича и его дочери Шуры открылась 14 августа в Музейно-выставочном центре. Помимо того, что представленные на ней работы сами по себе очень интересны, так они еще и выполнены профессиональными… нет, не художниками, а ученым и пианисткой.


Людям, которым нравится современное искусство, нужно быть крайне осторожными, приходя на эту выставку – есть серьезная вероятность потерять счет времени, следя за изгибами линий работ Леонида Чернозатонского или изучая постмодернистскую жизнь предметов в исполнении Александры. Для обоих авторов живопись и графика скорее стали некоторым способом отдыха и самовыражения, нежели постоянной деятельностью. Леонид Чернозатонский – достаточно известный ученый, который занимается молекулярной физикой, он изрядно продвинулся в исследовании наноструктур. Шура – профессиональный музыкант, окончивший консерваторию. И все же потребность рисовать, отражая свои мысли и настроения на бумаге, не отошла на второй план. Результаты этого творческого порыва были по достоинству оценены коллегами-художниками и искусствоведами.
Картины отца и дочери сильно отличаются. За исключением разве что одной – под названием «Рисуем вместе».
— Помню, что эту работу мы делали по очереди, — рассказывает Шура Чернозатонская. – сначала папа что-то нарисует, потом я. Поначалу  пыталась копировать стиль отца, но очень быстро нашла свой собственный.
 Большинство картин Александры, представленных на выставке, относятся к серии «extremities», в переводе с английского – конечности. В ней нарисованы вещи, повторяющие форму частей тела – перчатки, сапоги и прочее.
— Физически они столь тесно связаны с анатомией, что мы воспринимаем перчатку как руку, а сапог как ногу, — считает автор. – Я полностью оторвала эти вещи от человека, поставив их вне привычной среды и даже вне пространственной ориентации. Культурная память и воображение зрителя позволяют предметам вступать  в отношения друг с другом, а не с человеком. Появилась эта коллекция достаточно просто. В какой-то момент у меня не было идей, что писать, и приходилось их искать. И в это время я поняла, что у меня в мастерской имеются вещи, которые давно пора выбросить, но почему-то не могу с ними расстаться. Среди этих предметов были сапоги, и когда я стала их писать, они как какие-то актеры, начали играть собственную роль в натюрморте. Следующим шагом стало изображение перчаток и так далее.
 Графические работы Леонида Александровича, или, как он их называет, «картинки», представляют собой совершенно иное направление. Нарисованные ученым линии переплетаются, создавая сразу несколько образов на одном листе бумаги. Несмотря на их неподвижность, возникает четкое ощущение динамичности изображения. Стоит присмотреться повнимательнее и отрешиться от окружающего пространства — и можно где-то на грани сознания услышать журчание воды или хлопок далекого взрыва.
При всей непохожести картин авторов, есть один фактор, который их объединяет: и отец, и дочь создают свои произведения под звуки музыки.
— Мои рисунки неразрывно связаны с настроением, — объяснил Леонид Александрович. – На самом деле я не слишком задумываюсь, как это получается. Могу лишь сказать, что когда настроение было хорошее – изображал что-то  радостное, и наоборот. Музыка помогает настроиться – сразу возникают какие-то образы, которые хочется изобразить.
Многие из работ Леонида Чернозатонского сопровождаются поэтическими произведениями. Часто в виде хокку – дань увлечению восточными культурой и философией. Как пояснил автор, строчки обычно появляются спустя несколько лет после написания очередной картины – при взгляде на давно уже созданный рисунок.
Возможность оценить живописные и графические результаты слияния науки, музыки и поэзии у серпуховичей будет до начала сентября.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх