ОДНОЙ СТРОКОЙ

ФАБРИЧНАЯ ИСТОРИЯ

«Я не готова отдать свой округ кому-то другому – слишком много еще нужно сделать». Депутат Инесса Жарова не умеет говорить заученными фразами. Зато каждое ее слово наполнено энергией дела, а все сказанное – прожито, пропущено через сердце. А еще она не умеет жаловаться на трудности. Зато имеет охотку их преодолевать. Ее собственная судьба неотделима от судьбы ее округа. И это – настоящая фабричная история.

КОРНИ

«Бабушка любила звучные имена: Агнесса, Эмма, Заира. Вот и получилось, что моего папу назвали Эрнстом, а меня – Инессой».
Мы похожи на своих предков больше, чем думаем. Достаточно вспомнить «Бессмертный полк»: лица с фотографий молоденьких лейтенантов сороковых годов каким-то мистическим образом проступают в чертах наших современников – правнуков.
Инесса Эрнстовна Жарова, депутат городского Совета по округу №2. Фонетическая жесткость имени/отчества разбивается о «жаркую», как печь, фамилию. Каждый, кто с ней сталкивался, невольно поддается ее природному обаянию. Однако за внешней женской мягкостью – крепость, честь, принципы.
Ее родина – Чувашия, село Комсомольское. Отцовская линия:  бабушка – из первых комсомолок, едва избежала кулацкой расправы в начале 20-х годов, когда почти все сельские комсомольцы были зверски убиты. Дед был персональным пенсионером  Чувашии. На фронт пошел 3-м секретарем партии, служил помощником командира по политчасти. После войны был Председателем сельсовета, бабушка преподавала в начальных классах. Дед и бабушка по маминой линии тоже коммунисты, интеллигенты, люди ушедшей эпохи. Но вот странность: Инесса с детства тайно от родителей (а мама была директором школы, секретарем парторганизации, депутатом) посещала церковные службы. Зов крови еще более далеких поколений?
Деятельная натура привела Инессу на строительное отделение текстильного техникума. Тогда над своим выбором она не задумывалась, просто училась, жила на виду: секретарь комсомольской организации, активистка, красавица. Сейчас говорит: стройка – ее судьба. Но, думается, выбери она другую стезю, все равно отдавалась бы работе на полную мощность. Потому что ее судьба – служение другим.
«Как выдается время, мы с мужем любому отдыху предпочитаем поездки по монастырям, особенно любим Боровский мужской монастырь», — говорит Инесса Эрнстовна. Сейчас она по крохам собирает историю своего рода. И кто знает, возможно, среди ушедших поколений отыщется тот предок, кто заложил мощную генетическую основу православного мироощущения.

НАЧАЛО

Она любила литературу, но и математика давалась легко: Инесса частенько засиживалась над проверкой домашних заданий вместе с мамой – преподавателем математики. «Жалко было ставить тройки, я быстренько затирала чужие ошибки, исправляла…».
Годы учебы в техникуме пролетели мгновенно. Мечталось уехать на север, куда-нибудь в Воркуту… Но направили в Подмосковье. В ее памяти до сих пор не потускнела картинка: вот она сошла с электрички на железнодорожном вокзале Серпухова, в руке – большой желтый чемодан, на ногах – модные туфельки-шпильки. Села в автобус №11, он шел тогда через поселок Большевик. Объехала город по кругу, за автобусным окном лес, какая-то деревенская заброшенность, колдобины и полное отсутствие тротуаров. Вместо нужной остановки «Красный текстильщик» выскочила раньше – на «Пионерской». Выскочила – с мыслью уехать обратно, в ухоженные Чебоксары. Но… это был «маршрут» судьбы: спустя несколько лет с этой остановкой свяжется история ее замужества, теперь именно на этой остановке она сходит ежедневно – тут ее дом.
А тогда, в далеком 79-м, она постояла в раздумьях, приняла решение и, переобувшись в комнатные тапочки, отправилась искать фабричное общежитие «Подружка» предприятия «Красный текстильщик». С «фабричными девчонками» той поры дружит до сих пор…
…Ей 21 год, и она — мастер строительных объектов крупного предприятия. Девчонка, почти ребенок по нынешним меркам. «К счастью, у меня появилась настоящая наставница, я звала ее второй мамой». Речь о  Нине Ивановне Коряжкиной, «фабричные» должны ее помнить. Многих сослуживцев Инесса Жарова вспоминает с благодарностью, но именно первая начальница преподала ей главные профессиональные уроки. Спустя годы Инесса Эрнстовна и сама стала наставницей для молодых специалистов. И в каждом напутственном слове «жила» Нина Ивановна Коряжкина. Неразрывна цепь поколений…

ФАБРИКА

Комбината «Серпуховский текстиль» не существует уже несколько лет. Но есть улица, которая увековечила фабричное прошлое Пролетарского района. Здесь в тесном соседстве стояли смежные производства — суконная, кожевенная, бумажная фабрики. У Пролетарского района был свой особый микроклимат. Это сегодня полуразрушенные корпуса производств «Красного текстильщика» стали «зоной» сталкеров. А 35 лет назад здесь кипела жизнь, шло активное строительство, будущее казалось надежным, страна — нерушимой…
«Довольно быстро я поняла: стройка – это мое»… Нина Ивановна Коряжкина определила Инессу на растворный узел: «Забудь, чему училась, учиться придется заново – на практике». Каждое утро Инесса садилась в кабину цементовоза, рядом с водителем, и выезжала на многочисленные строительные объекты. Случалось всякое. Но характер не подводил. Однажды почти в точности повторилась ситуация из комедии «Королева бензоколонки»: одному нужен раствор – нет бензина, у другого есть бензин, но нет солярки, у третьего… Инесса прошла всю цепочку, в результате каждый получил необходимое, простой был ликвидирован. Характер и обаятельная улыбка могут творить чудеса!
Инесса получила отдельную комнату в общежитии «Юность», к ней приехала мама, уговаривала вернуться в Чувашию… Но вмешалась любовь. Сыграли свадьбу, парень был свой, фабричный. Родилась дочь, потом и сын…
В то время комбинатом руководил умелый и дальновидный хозяйственник Анатолий Михайлович Потетенькин. С его именем связан период расцвета «Красного текстильщика».
«Мы тогда свинарник строили, каждое крупное предприятие имело подсобное хозяйство. И вот директор что-то зачастил на мой объект. Приедет, посмотрит, уедет. А потом вдруг вызвал меня к себе и назначил старшим мастером ремонтно-строительного цеха прядильно-ткацкой фабрики № 1. Приказы директора не обсуждались. Пришлось подчиниться».
Инесса Жарова совсем не амбициозна. Тогда, в молодости, ей и в голову не приходило, что есть такое понятие — карьера. Зачем?! Работаешь хорошо, что еще нужно?
Инесса рассказывала про свое назначение Нине Ивановне Коряжкиной, заливаясь слезами. Ей, двадцатичетырехлетней, предстояло взвалить на себя большую ответственность, стать самостоятельным руководителем подразделения. Но комбинат уверенно выстраивал перспективу, кадры обновлялись, закупалось немецкое оборудование… Какие уж тут слезы?

МАСТЕР

Конечно, поначалу на новом месте ее приняли в штыки: молодая больно. Но скоро разобрались, что к чему. Общительность и открытость Инессы расположили всех. Инесса довольно быстро заработала репутацию, а вместе с ней и имя, теперь ее стали звать Эрнестовной, не иначе.
Помните эпизод «Напарник» из комедии «Приключения Шурика», «работа стоит – срок идет»? Хулиганы — пятнадцатисуточники, бывшие уголовники и тунеядцы – контингент не из легких. Да и свой брат – строитель порой задавал жару. И водку приходилось выливать, и покрикивать…
«Идет ремонт фабричных крыш, плотники – люди старой закалки, всей бригадой не спустились на обед. Поднимаюсь к ним: спят вповалку, пьянешеньки. «Не шуми, Эрнестовна, дай три дня пропиться, а потом мы тебе эти крыши вмиг починим». Ладно. Днем на крышу поглядываю, вечером иду, каждого сама вниз спускаю. Но я ко всем по-человечески, и они ради меня горы готовы были свернуть…»,  — вспоминает Инесса Жарова, на губах улыбка, на глазах — слезы. Нет уже тех плотников…
При Эрнестовне ремонтно-строительный цех первой фабрики регулярно занимал передовые места на комбинате, а социалистическое соревнование – это серьезно. Бывало, уйдет Эрнестовна в отпуск, оставит бригады на помощника, но полностью отгулять отпускные дни не получается: командный дух в бригадах падает, результаты работы – тоже… «Злюсь, думаю – ну сейчас я вам покажу кузькину мать! А приду: они — усталые, родные… Ой, говорю, как же я соскучилась!»…
Инесса Эрнстовна на минуту замирает, отворачивается… Фабрика  «Красный текстильщик» был «домом, миром, семьей»… Она отдала ей 29 лет.
ДЕПУТАТ

 «Может, потому и выбрали меня в депутаты, что я в этом районе знаю чуть ли не каждого – общее фабричное прошлое у нас, со многими я в приятельских отношениях, их дети росли на моих глазах».
Пять лет назад, во время избирательной кампании наблюдатель конкурента в шутку пожаловался ей на избирателей: «Они меня за вас чуть не поколотили!».
Депутат должен жить в своем округе – это аксиома. Когда Инесса Жарова садится в автобус – считай, ведет прием: на протяжении пути к ней постоянно кто-то подходит, подсаживается, идут разговоры о проблемах округа в целом и в частности… Тоже – если она идет в магазин за продуктами… Муж привык, понимает. Дома – «горячий» телефон, сотовый тоже не замолкает. «А как иначе? Я – депутат».
Если говорить в целом, то на округе — 800 домов, и проблем у этого спального района, что называется «выше крыши». Как-то поначалу, на одном из депутатских собраний, депутаты стали говорить: там жители жалуются на асфальт, там… А Инесса Жарова сказала: «Мои – не жалуются, они по земле ходят, у моих — асфальта нет уже лет сорок».
С этих-то дворов, где и при советской, и при рыночной экономике жители района месили грязь, она и начала. За депутатскую «пятилетку» закатано в асфальт 34 двора двухэтажных домов. Финансирования не хватило – остался небольшой незаасфальтированный фрагмент. Но если будет на то воля избирателей, в следующем созыве она доведет начатое до конца.
Зная строительную «кухню» досконально, Инесса Жарова стремится контролировать все работы по благоустройству округа.  Это  хозяйственный рефлекс, наработанный фабричным трудовым опытом: споткнулась – ремонтирую. Теперь район преобразился, дети катаются на роликах, люди прогуливаются… Следующие шаги: тротуары нужны, дворовые спортплощадки, хоккейная коробка, дорожки в детских садах…
Личного времени, отдельного от депутатской деятельности, у нее нет. Да и личные средства, бывает, идут в ход – это быстрее, чем ждать административных решений по таким, например, «мелочам», как уличное освещение. Но спросите у жителей – мелочь ли это?
С каждым годом у депутата Инессы Жаровой растет количество наказов избирателей. Люди видят: в ней не перегорает жар деятельности, и идут, и пишут, и просят… Сейчас Инесса Эрнстовна намерена добиваться асфальтирования улиц частного сектора, а, значит, нужно выходить с инициативой на уровень областной Думы: должна возникнуть общая программа для Московской области…
…Активный день проникает в сон. Ей снятся разноцветные фасады домов, спортивный комплекс на территории стадиона, улыбки тех, кто живет здесь сейчас, кто жил — еще недавно, кто будет жить – после нас…   
Такая вот «фабричная история».

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх