ОДНОЙ СТРОКОЙ

Что происходит с людьми в нашем городе?!

Здравствуйте, я хотела бы рассказать об одном случае, произошедшем буквально на минувших выходных. Ситуация, свидетелем которой я стала, потрясла меня до глубины души.В воскресенье я со своей семьей отдыхала на Ногинском пруду. Несмотря на то, что живем мы рядом, на улице Текстильной, выбрались на это место за все лето в первый раз. 

На пруд мы пришли где-­то в 11.30, сразу же решили окунуться ­ было очень жарко. Рядом со мной купались женщины, одна из которых, судя по ее разговору, сотрудник милиции. Я не желала подслушивать, просто она говорила очень громко и невольно я стала свидетелем разговора. Так вот она говорила, что позавчера здесь утонул человек. Молодой мужчина не доплыл до берега всего пару метров, наверное, несчастный случай. Потом они ушли, а через некоторое время, около 12 часов, приехали две машины: милиция и МЧС. Сотрудники МЧС сработали очень оперативно, и уже через минут пять на берег вытащили труп. Это был молодой человек лет 25-­30. Как у нас принято в таких случаях, вокруг начала собираться толпа зевак, но то, что происходило дальше, меня поразило и возмутило до глубины души. 
Во-­первых, это действия сотрудника нашей милиции, который находился там. Вернее сказать, его полное бездействие. Вытащенное из воды тело пролежало на солнцепеке более полутора часов. Его даже ничем не прикрыли. Дело в том, что я сама работаю в полиции, только в Москве, и прекрасно знаю, какие действия в подобных случаях следует предпринимать. Здесь же вокруг начали собираться люди, в том числе и дети, которые стали снимать мертвое тело на телефоны, фотографировать… Страшно даже представить, каково может быть матери погибшего человека, если эти снимки и видео выложат в Интернет, как сейчас принято. Никто не поймет этого, если ни разу с таким не сталкивался. В конце концов, будучи сторонним наблюдателем, я не выдержала, после того как увидела, что женщины и бабушки тащат маленьких, 7-­10­-летних детей к трупу. Они, маленькие, стоят, зажимают носы руками, так как уже пошел запах, но смотрят во все глаза… Утопленнику, конечно, уже все равно, я не спорю, но должно же быть хоть какое­то уважение к родственникам умершего, хоть какие­то моральные принципы и понятия у людей?! Я подошла, сделала замечание. Оказалось, совершенно бессмысленно. Тогда я пошла к сотруднику милиции, старшему лейтенанту, который находился в своей машине. Обратилась к нему, спросила ­ почему не выставили оцепление, почему он позволяет вокруг тела собираться зевакам. В ответ я услышала, что для оцепления нет людей, кроме того, милиционер  поинтересовался, сколько я выпила… После такого я просто отошла от этой машины, потому что мне стало понятно, что этому сотруднику правоохранительных органов абсолютно все равно, что у него происходит перед носом.
Еще один момент, повергший меня в культурный шок, ­ это поведение подростков, которые там находились: две девушки лет 17-­ти, с ними молодой человек. Так вот эти две молодые особы, после того как я начала им что­то говорить, делать замечания, чтобы разошлись, обрушили на меня такой шквал нецензурной брани, что я просто готова была под землю провалиться. Видимо, решив блеснуть перед своими дамами, к ним присоединился и их друг… В общем, мне даже сложно описать то, что я чувствовала (замечу, что сотрудник полиции в это время просто сидел в машине и наблюдал за происходящим). Но самое ужасное, когда одна из этих девушек (видимо, назло мне) начала позировать на фоне лежащего трупа, чтобы сняли ее на фото. Я не знаю, как это объяснить. Получается, морально­этическое воспитание у этих подростков, даже намек на него, попросту отсутствует. Что происходит с людьми в нашем городе?! Неужели мы именно так воспитываем наших детей?! 
Закончилась эта история с приездом «труповозки». Из нее вышли несколько сотрудников службы, один из них подошел к месту, где лежал утопленник, и тихо так спросил, обращаясь к детям: «Ну что, ребят, поможете донести?» Всех как ветром сдуло. Через пять минут на пляже со стороны вышки уже никого не было. То есть, получается, ему хватило пяти минут, чтобы всех разогнать, а сотруднику полиции не хватило и полутора часов. 
Мне очень сложно выразить все чувства, которые я испытала. Вопрос лишь один: что происходит в нашем городе с людьми?! 
Елена САНДЕРОВА, 38 лет,
жительница мкр. им. Ногина

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх