ОДНОЙ СТРОКОЙ

Четыре года реальной борьбы с коррупцией

14 сентября исполнится четыре года Контрольно-счетной палате города Серпухова. С момента ее образования аудиторы и инспектора контрольно-счетного органа занимаются внешними проверками муниципальных предприятий и учреждений, которые осваивают бюджетные деньги. Контроль за расходами — дело государственной важности, но чиновники порой думают иначе. О том, как практически четыре года шла незримая «война» на «фронте» борьбы с коррупцией и чем она завершилась для коррупционеров, рассказал председатель Контрольно-счетной палаты города Роман Владимирович Горбунов.

Трудное начало

— Роман Владимирович, Контрольно-счетная палата города образовалась в сентябре 2011 года. Чья была инициатива ее создания в Серпухове?
— Инициатива создания исходила от меня, как городского депутата. Причем выдвигал ее не единожды. Дело в том, что с работой контрольно-счетных органов я познакомился еще в 2002 году: председатель КСП г. Москвы В.А. Двуреченских, полковник запаса, пригласил меня как коллегу-офицера на совещание, на котором делились опытом контрольно-счетные органы субъектов РФ. На тот момент закон о местном самоуправлении предполагал, но не предписывал создание подобных контрольных органов на муниципальном уровне. Из-за этого в 2005 году мою депутатскую инициативу о создании контрольно-счетного органа в городе Совет отклонил, сославшись на формальные причины. В 2011 году изменилось законодательство: контрольно-счетные органы стали необходимостью. На этот раз моя инициатива нашла поддержку: Совет депутатов создал КСП и выбрал меня ее председателем.
— Можно сказать, что Ваша инициатива сделала Серпухов пионером в контроле за бюджетными тратами в Южном Подмосковье?
— Мы были первыми, если иметь в виду четыре соседних муниципальных образования Серпуховского региона. Тем не менее опыт работы перенимали у КСП города Подольска, где контролирующий орган был образован в 2006 году. Коллеги оказывали нам методическую помощь. Наше сотрудничество с председателем КСП Г.Е.Соловьевым продолжается и поныне: ежегодно проводим выездные семинары по обмену опытом.
— Какой опыт перенимали у подольских коллег?
— В первую очередь, знакомились с методикой проведения контрольных мероприятий. Законодательство не устанавливает четкого порядка проверки. Поэтому нам нужно было разрабатывать «с нуля» свой стандарт, который определял бы организацию контрольного мероприятия. Делалось это для того, чтобы «правила игры» были понятны тем, кого коснулась проверка.
— Кто первым ощутил на себе новый порядок проверки?
— Заведующие дошкольных учреждений, когда мы проводили проверку организации детского питания. Итогом проверки стало вскрытие неэффективного использования бюджетных денег в размере 9,2 миллиона рублей. Из-за того, что закупки осуществлялись по завышенным ценам, кормили детей ассортиментом похуже, чем значилось в договорах.
— Как отнесся экс-глава города Залесов к вскрытым Вами фактам?
— По итогам нашей проверки Залесов публично обвинил нас в некомпетентности. Более того, он не хотел, чтобы наши отчеты с вскрытыми фактами злоупотреблений были доступны в Интернете. Это стало началом обострения отношений с главой Залесовым. Причем конфликт нарастал после каждой нашей проверки.

Ключ к проверке

— Роман Владимирович, когда Вы почувствовали, что экс-глава Залесов начал противодействовать проверкам КСП?
— Мы почувствовали информационные барьеры, когда приступили ко второй проверке, которая касалась деятельности Комитета по управлению имуществом. Его председатель Балахчи не выдавал нам информацию, всячески препятствовал ее получению, волокитил проверку. Говорил, пишите, мол, запросы и приходите завтра. Балахчи как подчиненный Залесова придерживался заведенной в администрации идеологии: «Не пущать, не рассказывать, не признавать». И отношения с Залесовым обострились из-за того, что он отказался давать постановления главы города — главные документы, которые поясняют, как используется муниципальное имущество или исполняется муниципальная программа. Позиция Залесова была принципиальной: не допускать до постановления главы города, в которой стоит его подпись.
— По сути, Залесов повторил действия предыдущего главы Жданова, обвиняя его в коррупции именно за это?
— Да, будучи депутатом, Залесов через суды пытался получить постановления главы города и устраивал из этого шумиху в СМИ. Однако, став главой, он сам не допускал нас к своим постановлениям — к ключевым документам, на основании которых мы должны организовывать проверку. Он вынуждал нас составлять акты на сотрудников администрации о воспрепятствовании работе КСП.
— Можно сказать, что если Залесов как депутат боролся с коррупцией, то Залесов как глава ей потворствовал?
— В это трудно поверить, но в ходе проверок мы столкнулись с двуличностью Залесова. Несмотря на то, что мы старались искать компромиссные решения в ходе проверок, в ответ звучало одно — нет, нет и нет.
— Чем закончилась проверка Комитета по управлению имуществом?
— Итог каждой нашей проверки заканчивается серьезным отчетом. В частности по КУИ, нами было выявлено 90 миллионов рублей задолженности в бюджет по уплате арендной платы за землю и муниципальное имущество. 17 миллионов город недополучил из-за провала плана приватизации муниципального имущества.
— Как Вы считаете, огромные долги могли образоваться из-за того, что Залесов как предприниматель, арендующий муниципальное имущество, на тот момент решал личный вопрос списания с себя трех миллионов рублей, которые он задолжал в бюджет города до избрания его главой города?
— Безусловно. Сейчас новое руководство города предоставило возможность ознакомиться с постановлениями Залесова. В них бывший глава  часто фигурирует как предприниматель и как физическое лицо. Масштабы злоупортреблений серьезные. Однако проверка еще не завершена, говорить об итогах рано.

Отделили спонсорство от бюджета

— Роман Владимирович, сколько Вами было проведено проверок за четыре года и какие из них свидетельствуют о том, что были вскрыты факты коррупции?
— За четыре года нами было проведено 25 контрольных мероприятий. В каждом из них вскрывались недостатки. Однако миссия КСП заключается не в том, чтобы целенаправленно кого-то ловить за руку. Наша задача комплексно оценить: на что потрачены бюджетные деньги и с какой эффективностью. К примеру, мы проверяли расходование денег по программе модернизации здравоохранения, которая была заявлена в плане Путина и реализовывалась правительством РФ. Подчеркну, программа была государственная, а не по инициативе Залесова, как он это представлял в СМИ. И мы столкнулись с тем, что в Серпухове, в отличие от других муниципалитетов, не была организована межведомственная комиссия.
— Это было сделано умышленно?
— Трудно сказать, но уровень финансирования программы был беспрецедентный — более полмиллиарда рублей. Однако государственная задача по модернизации здравоохранения полностью легла на плечи главных врачей, которые не разбираются в строительстве. И наша цель была вскрыть риски неэффективного использования денег. Наша проверка выявила нарушения на  1,5 миллиона рублей. В итоге ремонтные работы, которые якобы провели подрядчики в качестве спонсорской помощи, еле-еле перекрыли недочеты, которые были нами вскрыты. То есть мы вывели «в ноль» разницу между тем, что своровали, и тем, что сделали. Более того, мы учли якобы «спонсорские» ремонты для того, чтобы не произошло раздвоение статей расходов и на них не списали бюджетные деньги, как это произошло со строительством школьного  бассейна в Серпухове. Тогда, напомню, спонсорская помощь оказалась статьей расхода в городском бюджете.
— За Вашу работу чиновники администрации говорили «спасибо»?
— Администрация Залесова настаивала на том, чтобы мы не мешали Управлению здравоохранения  своими проверками до тех пор, пока они не освоят все деньги. Но мы правильно сделали, что не пошли у них на поводу, и проводили контрольные мероприятия по ходу реализации программы модернизации. Во время проверок КСП показала главврачам, где и как их могут обмануть строители-подрядчики, чтобы они подходили к ремонту со знанием дела. Это был наш первый опыт проверки строительных работ, но он оказался полезным для главврачей, и мы заслужили их благодарность.
— Какие препоны в ходе проверок были на этот раз?
— Знакомиться с документами никто не препятствовал. Однако нам пришлось совершать обмеры объемов строительных работ при работающем инфекционном стационаре, то есть облачившись в халаты и маски. В шутку врачи подтрунивали над нами: дескать, мы действуем, как противочумная инспекция. Но я чувствовал ответственность за своих сотрудников, и передо мной стояла задача соблюдения техники безопасности. Кстати, представитель подрядчика отказался экипироваться, но когда ему надо было войти в помещение с надписью «Осторожно! Особо опасная инфекция», то спесь с него сошла, и он быстро надел халат и маску.

Пойман — не вор

— И все-таки «противочумная инспекция» выводила коррупционеров на чистую воду?
— Полученный опыт проверки строительных работ мы закрепили в ходе проверки асфальтирования придомовых территорий. Для обмера объемов работ КСП сделала контрольные вырубки, чем снова вызвала на себя гнев Залесова. Началось противодействие с обращения в прокуратуру и в полицию, якобы аудиторы и инспектора наводят порчу на уложенный асфальт. Правоохранительные органы не усмотрели в наших действиях нарушения закона, а мы вскрыли невыполнение объемов строительных работ на сумму 6,5 миллиона рублей. Эта сумма намного меньше, чем реальный ущерб, потому как мы делали только выборочную проверку.
— Какой, по Вашим расчетам, был нанесен реальный ущерб бюджету?  
— Если бы мы проверили всю работу по асфальтированию дворов, то речь шла бы о 40 миллионах рублей. И это не просто арифметические расчеты. ОБЭП также проверял работы по благоустройству дворов и подтвердил наши доводы. Однако о возбуждении уголовного дела мне неизвестно.
— Ущерб каким-то образом возмещался?
—  По выданному нами предписанию администрация вынуждена была подать иски в суд на подрядчиков. Если бы она этого не сделала, то могли возбудить уголовное дело в отношении чиновников. Однако чиновники нарочно затянули время и дали строителям возможность прикрыть деятельность одной фирмы, чтобы завести другую. Поэтому судебные приставы не смогли взыскать деньги в бюджет в размере 6,5 миллиона рублей.
— Почему, когда ревизоры, по сути, поймали за руку, коррупционеры не только не несут ответственности, но и деньги не возвращают?
— Возрат в бюджет денег, которые были выведены по строительным коррупционным схемам, дело непростое. Однако у нас есть положительный опыт. Наша проверка казенного муниципального предприятия «СПРС», занимающегося обслуживанием кладбищ, выявила, что при строительстве щебеночной дороги на Ивановском кладбище подрядчик недоложил стройматериалов на сумму около 700 тысяч рублей. Директор похоронной службы Наталья Шашкевич не согласилась с нашими доводами и решила с нами судиться. Однако арбитражный суд подтвердил нашу правоту, и ей пришлось потребовать от подрядчика вернуть деньги в бюджет, что и было сделано.

Коррупция под колпаком

— Роман Владимирович, как Вы взаимодействуете с правоохранительными органами?
— Все отчеты по проверке мы отдаем в прокуратуру для правовой оценки. По отдельным контрольным мероприятиям мы информируем полицию для того, чтобы они проводили оперативно-розыскные мероприятия.
— Какая предусматривается ответственность за совершенную аферу со строительством дороги или за невыполненные работы капитального характера?
— К сожалению, искусственное завышение объемов строительных работ или неполное их исполнение правоохранительные органы относят к гражданско-правовым отношениям, по которым уголовной ответственности никакой не наступает. Этими лазейками в законе пользуются как подрядчики, так и заказчики. Я столкнулся с этим, когда КСП выявила при проверке капитального ремонта школы №7 злоупотреблений на несколько миллионов рублей.
— Вы имеете в виду скандал с ремонтом кровли?
— Если говорить о ремонте кровли, то подрядчику «Альфа-строй» надо было снять старый рубероид, сделать стяжку и положить новый материал. Вместо этого по старому слою положили один новый, и на этом ремонт закончили. ООО «Альфа-строй» сделало порядка 40% предусмотренных сметой работ, но нарушение технологии приведет к тому, что кровлю через 3-4 года снова надо будет ремонтировать. Другие подрядчики также отнеслись к ремонту спустя рукава. КСП вскрыла нецелевое использование бюджетных средств в размере 2,9 миллиона рублей. По решению суда, деньги должны вернуть в бюджет, но в этом нет полной уверенности. Один из подрядчиков уже сменил свою вывеску.
— Насколько я помню, в телевизионном сюжете экс-глава Залесов лично приезжал в школу №7, когда начался капитальный ремонт, и устраивал разнос строителям…
— Однако итог его контроля плачевный. Капитальный ремонт школы был организован крайне непрофессионально. Причем делалось всё под контролем МУП «Гражданпроект». Именно это муниципальное предприятие подтвердило, что работы выполнены в полном объеме. Когда я спросил Залесова о том, как так получилось, что под контролем муниципального предприятия воруют деньги. Он молча отвернулся и ушел от нелициприятного для него разговора.

Крупная афера

— На Ваш взгляд, какая самая крупная афера вскрыта Вами за четыре прошедших года?
— На мой взгляд, это разбазаривание муниципального жилья, которое было вскрыто в ходе проверки деятельности Комитета по управлению имуществом в 2014 году. Служебные квартиры выдавались замам главы и приватизировались в течение года при отсутствии законодательных актов. Причем своим приближенным Залесов давал возможность приватизировать жилье в течение года, другим — через 15 лет. Это напоминает ситуацию, когда с заднего крыльца идут к товароведу. Когда мы вскрыли злоупотребления,  Залесов развернул шумиху, что мы хотим, дескать, отнять квартиры у врачей. В итоге — КСП в своем отчете показала, что городским имуществом глава распоряжался как своим собственным. Нравится — дам на одного человека двухкомнатную квартиру, не нравится врач — дам служебное жилье в бывшей прачечной с плесенью на стене. В отличие от Залесова новый глава Д.В. Жариков первым делом инициировал внесение в Совет депутатов новый порядок распределения муниципального жилья. Теперь появилось положение о предоставлении служебного жилья и коммерческого найма. Всё четко регламентировано и всё понятно. Когда есть общие правила, то исключается коррупционная составляющая.
— Во что вылился бюджету бардак в распределении муниципального жилья?
— Нарушения использования муниципального имущества и приватизация служебных квартир — это только верхушка айсберга. Огромный ущерб бюджету нанес Залесов своим решением, пересмотрев инвестиционный контракт, который был заключен между администрацией города и застройщиком ООО «Партнерство». Из-за него город недополучил более 1,3 тысячи квадратных метров муниципального имущества общей стоимостью более 56 миллионов рублей. Залесов, можно сказать, подарил «Партнерству» 1,2 тысячи квадратным метров нежилых помещений и несколько квартир в новостройке. Более того, застройщику простили долги по аренде земли на сумму более 2 миллионов рублей. Удивительно, что именно в этой новостройке обзавелась трехкомнатной квартирой супруга Залесова.
— Это можно назвать самой крупной аферой экс-главы?
— Сейчас у нас заканчивается еще одна проверка, которая по масштабам злоупотребления может перекрыть даже ущерб от пересмотра инвестиционного контракта с «Партнерством», но расскрывать ее детали можно будет только после завершения контрольного мероприятия.

Реакция и новый курс

— Роман Владимирович, как Вы считаете, можно ли было КСП избежать конфликта с Залесовым?
— Рано или поздно это должно было произойти. С каждой проверкой отношения с Залесовым только обострялись. Он не желал не только реагировать на выявленные недостатки, но и не воспринимал КСП как орган внешнего муниципального контроля. Тем не менее я добился того, что отчеты о проведенных проверках рассматривались на заседаниях Совета депутатов. Придание им публичности заставляло администрацию так или иначе реагировать на недочеты.
— Не кажется ли Вам, что в последнее время реакция Залесова напоминала информационную войну против ревизоров КСП?
— Для чего Залесов поливал грязью меня, как председателя КСП? Объяснение простое — он пытался подорвать доверие к результатам нашей контрольной деятельности. Искусно манипулируя общественным мнением, Залесов всячески показывал, какие негодяи работают в КСП. Тем самым он ставил под сомнение вскрытые нами злоупотребления. Будь то сворованные 6,5 миллиона на асфальте, или 56 миллионов  рублей, «подаренных» путем отказа от прав на нежилые помещения в новостройке. Однако время расставило всё по местам. Ложь развеялась. Глава города сменился, контрольно-счетный орган продолжает трудиться. Мы наблюдаем позитивные изменения, желание нового руководителя эффективно управлять городом, и ощущаем поддержку губернатора.
— Какой главный итог работы КСП?
— За четыре года работы мы доказали свою профессиональную пригодность, свою принципиальность в ходе многочисленных проверок. За это время КСП проверила расходование порядка 1,6 миллиарда рублей бюджетных средств. Аудиторами и инспекторами контрольно-счетного органа вскрыт ущерб на сумму более чем 285 миллионов рублей. Нами выявлено нецелевое использование бюджетных средств на 60 миллионов рублей. В основном это связано с нарушениями бухгалтерского учета и начислениями заработной платы. Также КСП обнаружила неэффективное использование муниципального имущества на сумму 206 миллионов рублей.  Взятый нами курс на повышение эффективности распоряжения бюджетом позволит конструктивно взаимодействовать с новым главой города и Советом депутатов будущего созыва.

Марат БУЛАТОВ

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх