ОДНОЙ СТРОКОЙ

АНДРЕЙ ГРАЧЕВ: «Я – ЗА ТРАДИЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ ОКРУГА»

Депутат Андрей Грачев – человек с хорошей практичной хваткой. Такой не будет лирику разводить, такой говорит прямо: решаема проблема в данный конкретный момент или нет. Вопрос целесообразности для него – первостепенный. Разговаривая с Андреем Грачевым, невольно ловишь себя на мысли, что говоришь с врачом. Какой врач для пациента лучше: тот, кто ласково посочувствует или тот, кто будет резок, но  вылечит?


-Фамилия «Грачев» в Серпухове довольно распространенная, особенно среди жителей микрорайона Бумажной фабрики. Родственные связи?
-Действительно, в районе Бумажной фабрики живет много моих родственников, все так или иначе связаны с этим производством – трудовая династия. На фабрике работали мои двоюродные тети и дяди, мои родители, дед. Дед Михаил Яковлевич Грачев, кстати, за трудовые заслуги был награжден орденом Ленина. Он всю жизнь занимался ремонтом оборудования картонажной машины Бумажной фабрики.
-То есть все ваше детство так или иначе связано с ней?
-Да. Мама была секретарем приемной директора, отец — инженером КИП.  А я подростком каждое лето работал в фабричной теплице, огурцы/помидоры потом доставлялись в столовую рабочим. В этой столовой трудилась и моя бабушка по материнской линии, возил ей на кухню овощи на тележке из теплицы.
-А как складывалась ваша дальнейшая жизнь? Наверное, непросто, учитывая, что на молодость вашего поколения выпали «девяностые».
-Начнем с того, что в годы моей юности самым престижным учебным учреждением Серпухова был приборостроительный техникум. Нас учили ремонтировать ламповые телевизоры, цветные и черно-белые. А когда я выпускался, у всех уже были телевизоры на интегральных схемах – профессия радиотехника ушла в прошлое, это был 1993 год. Пришлось искать себя заново. Несколько лет работал в бизнесе у Татьяны Залазиной, дослужился до уровня коммерческого директора (постоялый двор «Русь»), за это время успел получить два высших образования: экономическое и юридическое. Некоторое время занимался лицензированием и сертификацией готовой продукции для нефтебаз. Сейчас знания в экономике, менеджменте, юриспруденции, управленческий опыт очень помогают мне в депутатской работе.
-Вспомним атмосферу тех лет. Район вашего детства был…
-Он был другим. У фабрики было свое ЖКХ, соблюдалась идеальная чистота – я говорю про советский период. Я занимался волейболом, ходил в ДЮСШ при Автозаводе, выезжал с командой на областные соревнования. В районе Бумажной фабрики между домами есть корт, его еще Юрий Гехт строил, там я все детство провел, играли в волейбол/баскетбол.  Лет десять назад у меня возникло ощущение, что «Бумажка» скукожилась до уровня близлежащих домов.
-С чего началась ваша депутатская деятельность?
-Она началась еще до того, как за меня проголосовали люди. Во-первых, я был «местный», меня знали. Во-вторых, меня видели на улицах – я лично, своими руками, устанавливал скамьи во дворах. Эта акция на фоне полного бездействия ЖКХ (при г-не Тюрине) произвела на фабричных впечатление. Люди уже и забыли, чтобы о них кто-то заботился. Я тогда прошелся по дворам, расклеил объявления с просьбой к жителям — собраться и показать, где бы они хотели видеть скамейки. И за три месяца до выборов поставил 10 лавочек. Мало это или много? Не знаю. Людям было приятно.
-Район – на контрасте с впечатлениями детства?
-Как говорится, «Мамай прошелся». Ничего. Ни детсада, ни дорог, даже мощные машины этот район старались объезжать, боялись растрясти подвеску, школа, которая нуждалась в большом ремонте, придомовые территории — в ямах и рытвинах, только один продуктовый магазин. Сейчас, конечно, изменения налицо: в район вошли два «сетевика»: «Магнит» и «Дикси», это уже – цивилизация… Но, откровенно говоря, на первых порах я не знал, за что взяться вперед: с благоустройства придомовых территорий начинать или с локального ремонта строений. Примеров того, что реально сделано за пять лет с помощью администрации, с помощью каких-то моих личных связей, с помощью областных депутатов – немало. Взять хотя бы депутата Облдумы Алексея Феликсовича Бодункова – он курирует направление «юношеский баскетбол». При его участии удалось привести в практически идеальное состояние школьный спортзал, туалетные комнаты спортзала, душевые, окна пластиковые поставили, табло, крышу отремонтировали, медицинский кабинет, коридор от спортзала. Мячи баскетбольные закупили. А было непросто к такому результату прийти: приходилось убеждать администрацию Серпухова, бороться за этот ремонт.
-Кстати, школа на Бумажной – единственная, подпавшая под областную программу капремонта. И это – большая депутатская победа.
-Школе – шестьдесят лет. И под этот юбилей я и мои коллеги стали писать во все инстанции, объяснять, в каком она состоянии. И вот – школа вошла в программу, а это 26 миллионов рублей на ремонт! Но, конечно, первые 2 года были очень трудными. Имея базу экономического и юридического вузов, я, не скрою, иногда вставал в тупик… И дело тут не во мне, а в наших реалиях. К примеру, в 2011 году мне пришло письмо, что крыша на столетнем доме 144 по ул. Пролетарской в крайне аварийном состоянии. Я лично лазал на эту крышу с Инессой Жаровой, она как строитель пояснила, что может случиться, если выпадет снег, дом просто сложится вместе с пятью этажами. Ремонт крыши — миллион триста тысяч рублей. Администрация открестилась: таких крыш по городу уйма, денег нет.  И что делать, если для других жителей округа их проблемы тоже кажутся первостепенными: там — дорогу просят, там — тротуар, там — обрезку деревьев. Но я принял решение вложить все деньги на депутатские наказы на хотя бы частичный ремонт этой крыши: жизнь людей все-таки важнее тротуаров. Миллион ушел на две трети крыши. А в следующие годы пришла очередь других работ.
-Еще один момент: детсад в вашем округе. Это тоже – удача, помноженная на большое желание добиться результата?
-В своих предвыборных обещаниях я боялся, что скажу больше, чем удастся сделать. Поэтому  просто написал: «добиться начала строительства детского сада». Но вышло так, что за эти пять лет на территории округа вырос сад, в который родители везут своих детей даже из отдаленных районов Серпухова. В 2014 году открылся «Умка», там уже по факту 146 детей при плане 125. В саду есть ясельная группа, он оснащен бассейном, там все – по последнему слову… Детский сад по смете был где-то порядка 160 миллионов, а в бюджете города было заложено на строительство десять миллионов – мизер. Поэтому о детсаде думалось только в сослагательном наклонении: если бы…  Спасибо Сергею Шойгу – на тот момент он был губернатором Подмосковья. У нас был проект детского сада на руках, выдвинули на аукцион – изъявили готовность хотя бы начать строительство. Нашелся дешевый застройщик, но дело застопорилось, контракт был разорван.  И тут к власти пришел Шойгу с программой «Детские сады Подмосковья».  Мы в эту программу вошли в первых рядах, пошло финансирование. Область в итоге выделила порядка 120 миллионов. Я все еще курирую «Умку», на август намечен тротуар.
-Каковы реальные рычаги влияния на власть у местного депутата?
-Мне кажется, все зависит от человеческого фактора. Сейчас на выборах будут выдвигаться люди, готовые обещать. Но что толку с обещаний? Давайте вспомним те же скамейки – жителям нужны конкретные дела, и вовсе не обязательно ждать часа Х на их исполнение. Пожалуйста, хотите делать – делайте! И это должно стать единственным критерием при голосовании: полезность и целесообразность. Миллион на исполнение наказов – мизер. Что можно сделать на эти деньги? 350 тысяч — это территорию у 4-х подъездного дома заасфальтировать. А как остальные тянуть? Нуждаются все. Поэтому выстраиваешь план, идешь последовательно, сначала – самое критичное. Но давайте вспомним: еще не так давно на «Бумажке» было только три тротуара заасфальтировано.
-Интересует ли вас общая политическая обстановка в Серпухове? Можете обозначить важнейшие проблемы города?
-Мне интересна политика в общем плане, конечно. Округ – часть города. Проблемы нашего города заключается в том, что в шесть утра люди потоком уезжают на работу в Москву и другие близлежащие города, а в 8 вечера и позже – возвращаются. По месту работы они платят налоги, там проходит их основная жизнь. А здесь – дети без присмотра, накопленная усталость. И в итоге — экономическая  яма.  Нужно промышленность развивать. Без этого город не сможет восстановиться. А ведь мы – исконно промышленная зона.
-Давайте на примере вашего округа.
-Возьмем ту же Бумажную фабрику. Тут бесконечные юридические увертки нового владельца «Восход», он то ЗАО, то ООО, то Торговый Дом. А в итоге – фактически с момента ухода Гехта рабочие не получают зарплату. Миллионы долгов у производства. Пришлые люди зарабатывают деньги без оглядки на Серпухов. Продукция, по словам сотрудников фабрики, производится, реализуется. А денег нет. И расплачиваются простые люди, которым некуда пойти – и возраст, и профессия. Начинаю глубже «копать» — выясняется: «Восход»  арендует землю у города, аренду не платит, а только это — 5 миллионов рублей в год… Кроме того, людей «кидают» даже на пенсионные отчисления. Сотрудники фабрики будут получать пенсию просто по старости.  Вот и получается: больше 20 миллионов долгов  Пенсионному фонду, столько же – в налоговую инспекцию, порядка 13 миллионов долгов — по заработной плате. Пожалуйста, на моем округе есть предприятие, но от него одни проблемы. Из таких проблем и получается, что доходная часть бюджета у нас – минимум, а расходная – максимум.
-А административный ресурс как же? Не могли повлиять на ситуацию?
-В моем словарном запасе фразы «не могу» нет. Ты или хочешь проблему решить, или не хочешь. Таковы трудности моего округа. А ведь Бумажная фабрика раньше была градообразующим предприятием. За счет прибыли могла спортивный корт построить, столбы поставить электрические, ремонт строений производить. Даже если у вашего предприятия есть проблемы, они должны касаться ваших обязанностей: налоги, зарплата – это святое. Конечно, существуют штрафные санкции, и по законодательству есть рычаги… Я отправлял коллективные жалобы в прокуратуру и комиссию по охране труда.  Но, подозреваю, существует круговая порука. Здесь нужно вмешательство на более высоком уровне. Думаю, все-таки придет пора, справедливость восстановится. Больно и обидно за несколько поколений фабричных людей. Да и сама фабрика – это востребованное нужное производство, там делают особый вид картона (электрокартон), спрос на него высокий. Сейчас работникам фабрики могу дать один совет: нужно заключать срочные трудовые договора. Чтобы выплачивали деньги за работу – ежедневно, за смену.
-Планируется ли развитие другого производства в округе?
-Пока в перспективе – приход носочно-чулочного производства, это намечено на 2017-й год.  
-Поделитесь вашими личными планами, пожалуйста. Что вы намерены делать, если вас изберут вновь в депутатский корпус?
-Если передо мной встанет следующая депутатская «пятилетка», то займусь в первую очередь «карманами» для автомобилей. У нас в районе очень тесно паркуются машины, а людям без личного транспорта в спальном районе довольно трудно. На придомовой территории «карманов» катастрофически не хватает. Но у нас есть большое поле, заложенное под промышленное развитие. Хочу собрать подписи в пользу того, чтобы город выделил 20 соток земли на строительство автостоянки коммерческого типа. Люди готовы платить, лишь бы было, где поставить машину под охраной. Дальше – тротуары. Удалось включить в план на 2015 год  3 тротуара (у детсада «Умка», у конечной остановки «Бумажная» и у горки возле стелы), нужно продолжать эту работу. Конечно, необходимо устанавливать детские площадки… Есть два гектара земли со всеми коммуникациями, хотелось бы, чтоб в микрорайоне возник культурный центр. Будем работать над этой темой.
-Ну а если появится промышленник, желающий занять территорию под производство?
-Не всякой промышленности мы будем рады. Только традиционным отраслям. Никакой химии! Были переговоры о том, чтобы встал завод «Мистерии пласт» по производству пластмассовой посуды, но – мы всем миром сказали «нет». На стадии переговоров – одно, а жизнь потом покажет совсем иное. Так что я — за традиционное развитие нашего промышленного округа.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован


*

 
Наверх